Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 24 Октября 2020

Романическая история бравого генерала

Романическая история бравого генерала
17 Июл 2012 20:58 / Общество

Четырех лет от роду князя Александра по обычаю того времени записали сержантом в гвардию, а фактически он вступил в службу по достижении 16-летия. Сначала был копиистом, но уже через пять месяцев его зачислили в штат отца - генерал-поручика Федора Федоровича Щербатова, известного неудачными действиями против повстанцев Пугачева, вызвавшими неудовольствие Екатерины II. Отец два года держал сына под крылом, да и потом направил не по строевой, а по провиантской линии. Понимая, что лежавшая на нем самом монаршая немилость тенью коснется сына и будет мешать карьере, старый генерал давал возможность Александру спокойно проникнуться военным духом и тянул время в надежде на лучшие времена.
Эти времена наступили, когда Александру Федоровичу, уже кригскомиссару подполковничьего ранга, удалось перейти в армию. В составе Воронежского мушкетерского полка он совершил Персидский поход, отличился при осаде Дербента, за «ревностную и усердную службу» был отмечен графом Зубовым и вскоре переведен в кирасирский полк с производством в полковники. Вслед за этим на Щербатова-младшего обратил благосклонное внимание Павел I. Наградив его за персидское дело орденом Святого Иоанна Иерусалимского, император в 1798 году определил молодого полковника в лейб-гвардии Конный полк. Александр Федорович назначен был адъютантом великого князя Константина Павловича, с которым участвовал в героических Итальянском и Швейцарском походах Суворова. За отличие в сражении при Адде Павел 7 мая 1799 года произвел его в генерал-майоры.
Стремительно, всего за пару лет, поднялась в зенит дворцового небосвода звезда князя Щербатова. Бравый генерал, которому еще не исполнилось тридцати, был окутан впечатляющим ореолом подвигов и наград и успешно пленял сердца светских красавиц. Однако триумф оказался недолгим. Блестящий флигель-адъютант императора Павла, приехав из Петербурга в Москву, влюбился в княжну Варвару Оболенскую. «Брак их совершен был романически и таинственно, - вспоминал поэт Петр Вяземский. - Его мать, женщина суровая и властолюбивая, противилась этому браку, со всеми последствиями отказа в материнском согласии. Разумеется, и мать невесты не могла, в подобных условиях, одобрить этот брак. Но, кажется, мой отец благоприятствовал любви молодой четы и способствовал браку, уговорив свою тетку остаться в стороне и, по крайней мере, не мешать счастию влюбленных. Они тайно обвенчались и в тот же день отправились в Петербург. Помню, как она, в дорожном платье, заезжала к отцу моему проститься с ним... помню, как поразила меня красота ее и особенность одежды; вижу и теперь платье темно-зеленого кашмира, в роде амазонки. На голове шляпа, более круглая, мужская, нежели женская. Детство мое угадывало, что во всем этом есть какая-то романическая тайна». Стоит добавить, что мир в семье восстановился лишь благодаря личному вмешательству императора.
Впрочем, монаршая милость вскоре покинула князя: уже весной 1800 года, отставленный от службы «за побитие станционного смотрителя и взятие 12-ти лошадей вместо положенных шести», он с молодой женой удалился в сельскую глушь, благо имений у них хватало.
Перемена на троне вернула из забытья опалы Щербатова-сына так же, как и его отца. После убийства Павла и воцарения Александра I князя весной 1801 года вернули на службу и назначили шефом Оренбургского драгунского полка. Он с удовольствием вновь окунулся в великосветскую жизнь. В обществе Александра Федоровича почитали как знатока рыцарских обычаев и великолепного кавалериста. Недаром в 1803 году, когда фельдмаршал Солтыков с высочайшего одобрения устроил в Москве «карусель», Щербатов стал одним из главных распорядителей этого осовремененного рыцарского турнира, участники которого демонстрировали мастерство воина и наездника. Да и много позже в «карусели», устроенной по желанию императора незадолго до войны 1812 года, князь был назначен старшим конным церемониймейстером. В промежутке между этими светскими праздниками князь участвовал в австрийском походе 1805 года и был ранен при Аустерлице, что еще более укрепило его славу неустрашимого воина.
Нашествие Наполеона и манифест Александра I о создании ополчения застали его в родительском имении Симонове Алексинского уезда (ныне Заокский район). Князь вошел в число организаторов этой работы: сформировал и вооружил два конных полка. Один из них он принял под свое начало. Полк Щербатова являлся образцовым. В сентябре 1812 года Михаил Кутузов отмечал в приказе: «При осмотре вчерашнего числа тульского ополчения конного казачьего полка, в команде генерал-майора князя Щербатова состоящего, с удовольствием нашел я людей довольно исправных, а лошадей к службе весьма надежных, что поставляю в приятный долг объявить по армиям с изъявлением моей благодарности».
Князь со своими кавалеристами сражался под Красным, Чашниками и на Березине, был награжден орденом Святого Георгия 4-го класса и золотой шпагой «За храбрость» с алмазами. В 1813 году участвовал в сражениях под Калишем, Люценом и Бауценом, отличился под Теплицем, за что получил орден Святой Анны 1-й степени, а затем командовал авангардом в отряде Платова.
После окончания войны с Наполеоном Александр Федорович перешел в придворное конюшенное ведомство шталмейстером и директором дворцовых конных заводов. Военные испытания, многочисленные ранения не прошли бесследно: князь Щербатов скоропостижно скончался на 45-м году жизни и похоронен в Донском монастыре.
В Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге есть его портрет (на снимке), написанный художником Дж. Доу. Генерал изображен в мундире конных полков Тульского ополчения, с казачьей буркой на плече. Среди наград на его груди слева - серебряная медаль участника Отечественной войны 1812 года и бронзовая дворянская медаль в память той же войны 1812 года. Известен и портрет его жены Варвары Петровны, с которой у бравого генерала вышла такая «романическая история». Полотно, написанное предположительно художником Тончи, хранилось в коллекции князей Голицыных.
* * *
В декабре 2007 года решением собрания представителей муниципального образования Заокский район Симоновской средней общеобразовательной школе было присвоено имя Героя Отечественной войны 1812 года генерал-майора Александра Федоровича Щербатова.
Подготовил
Валерий РУДЕНКО


Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter