Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 27 Октября 2020

Был ли рубль для жены?

Был ли рубль для жены?
02 Авг 2012 19:37 / Общество

Нашествия Ахмет-хана на Руси ждали и к нему готовились. Полки великого князя Московского разместились на очевидно уязвимом направлении – от Коломны до Калуги, прикрыли броды через Оку. Как свидетельствуют летописи, стояло тогда «на полуторастах верстах 100 и 80 тысящь князя великого силы русския».

Ахмет даже не попытался прорвать этот мощный заслон: по сговору с литовским королем Казимиром, которому выгодно было ослабить Московию ордынскими саб­лями, он получил свободный проход через литовские земли и проводников. Оставив у «литовского рубежа» больных и слабых, обозы и  жен, хан налегке двинулся на Алексин.
Узнав  об  этом,   царь Иван III отправил туда отряд князя Верейского, чтобы не дать ордынцам переправиться через реку, а алексинскому воеводе Беклемишеву отписал оставить город из-за невозможности держаться в нем. И действительно, в Алексине «людей мало бяше, ни пристрой городного не было, ни пушок, ни пищалей, ни самострелов».
В опасной ситуации оказался Алексин. За спиной – быстрая река, впереди – враг, готовый всей своей немалой силой обрушиться на маленькую деревянную крепость. При таком раскладе успех эвакуации особенно зависел от быстрых и решительных действий воеводы. Но воевода не захотел выходить из города «без посула с жителей», отмечает академик Сергей Соловьев (1820–1879) в сочинении «История России с древнейших времен»: «Те давали ему пять рублей, но он требовал шестого для жены».
Пока шел торг, появились татары и начали приступ. Воевода бросился с женою и слугами на другой берег, татары также кинулись в Оку догонять  его, но «поймать не могли, потому что в это время приспел на берег князь Василий Михайлович Верейский и не дал им переправиться». В тот же день «пришли к Оке двое братьев Иоанновых – Юрий из Серпухова и Борис из Козлова Броду, а еще воевода Петр Челяднин с двором великого князя». Они отразили попытки хана переправиться через реку. Оставшись на правом берегу, Ахмет занялся Алексином.     
Первые приступы горожане, собравшиеся за деревянными стенами, успешно отбили. На другой день штурм возобновился. Граждане храбро сражались и побили много татар, пишет Соловьев. Скоро, однако, нечем стало обороняться. Ордынцы «приступи ко граду с многими силами, и тако огнем запалиша его». Алексин сгорел вместе с людьми и добром их, а те, кому удалось выбежать из пламени, попали в руки к татарам. Все это происходило на глазах русских полков: «Князь Юрий Васильевич и воеводы стояли на другом берегу и плакали, но помочь не могли по глубине Оки в этом месте»…
На этом не заканчивается алексинская трагедия, причиной которой, по версии Соловьева, была алчность воеводы. Грех за грехом тянется, вот и за мздоимством последовало предательство. Уже уходя от разоренного города, хан «вопроси» одного из взятых в полон, посулив ему свободу: почему «много у него били олексинцы», а их самих в плен попало мало, да и сгорело немного? Пленник ответил, что «более 1000 голов забегло в таиник з добром». Хан его отпустил, а сам «воротися на пожарище». Так все горожане, укрывавшиеся в выведенном к реке тайнике, попали в руки к ордынцам. И «Ахмут побеже прочь», не рискуя вступить в бой со всей силой московскою, которая тем временем собралась на другом берегу, напротив сожженного Алексина.
При описании алексинских событий 1472 года Соловьев использовал так называемые независимые летописи, авторы которых не состояли на великокняжеской службе. Официальные летописцы расходятся с ними не только в трактовке очередности происшедшего, но и в роли воеводы Беклемишева. По их версии, он «с малыми людьми» в жестокой сече  помешал ордынцам переправиться через Оку после сожжения Алексина: «Татар многое множество побредоша к ним; они же начата с ними стрелятися, и много бишася с ними». А современные историки сомневаются не только в мздоимстве Беклемишева, но и в том, что он был алексинским воеводой. Между прочим, даже неофициальные летописцы отмечали: этот «человек на рати велми храбр». Так или иначе, версия академика Соловьева интересна уже хотя бы тем, что ярко демонстрирует всю опасность коррупции – даже в глубокую старину.
За давностью лет мы уже, наверное, не узнаем точно, как обстояло все на самом деле. Но непреложным остается факт: маленький Алексин спас Москву от разорения вой­ском хана Ахмета. Задержка у городка на высоком правом берегу Оки обернулась для ордынца фактическим поражением, хотя генерального сражения не состоялось: «прогуляться» по Московии он не смог, понес значительные потери и вынужден был «побеже, гоним гневом божиим».
Больше того, неудача Ахмет-хана при Алексине повлекла за собой далеко идущие последствия. Власть Большой Орды была значительно ослаблена, что нашло отражение в существенном уменьшении дани, отмечает историк Вадим Каргалов в монографии «Конец ордынского ига» (М.: Наука, 1980). После неудачного похода она сократилась почти вдвое, а вскоре и вовсе прекратилась. Недовольный этим Ахмет-хан отправил посольство в Москву с требованием дани и личной явки Ивана III на ханский суд. Однако великий князь «приим басму его и плевав на ню, низлома ея, и на землю поверже, и потопта ногама своима, и гордых послов всех изымати повеле, а единаго отпусти живе». Так вести себя мог только государь независимого царства.
…В начале нашего тысячелетия в Алексине состоялся научно-практический семинар «Значение событий 1472 года под Алексином в свержении ордынского ига на Руси», посвященный 530-летию героической обороны города. Выступая на нем, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории Антон Горский отмечал: со времен Николая Карамзина считалось, что окончательное падение ордынского ига произошло в 1480 году после великого стояния на реке Угре. Однако, по его мнению, это случилось на восемь лет раньше – после алексинских событий. Горский считает, что оборона Алексина долгое время не находила достойного места в военной истории, потому что были избраны неверные критерии оценки: надо учитывать не столько длительность обороны, сколько силу нападавших войск.
К сожалению, новые трактовки известных событий приживаются в российской исторической науке с великим трудом и далеко не сразу. Но это не мешает нам знать и помнить подвиг маленького города, грудью заслонившего Москву от врага.
Подготовил
Валерий РУДЕНКО


Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter