Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 01 Апреля 2020

Дипломат в погонах

14 Авг 2012 21:06 / Общество

«Каждый командир должен уметь быть и дипломатом», – сказал нарком обороны СССР Ивану Болдину в конце 1939 года, отправляя его с советской военной миссией в Латвию. О Болдине-военачальнике известно многое. Куда меньше мы знаем о Болдине-дипломате. В обеих ипостасях Иван Васильевич был эффективен благодаря ясному уму, твердому характеру, приобретенным знаниям и жизненному опыту.

А повидал он много. Выходец из бедной крестьянской семьи Пензенской губернии в Первую мировую храбро воевал на турецком фронте, стал старшим унтер-офицером, в 1917-м его избрали членом полкового комитета. После Октябрьской революции вернулся домой, был избран председателем уездного, а затем губернского исполкомов, делегатом V Всероссийского съезда Советов. В Гражданскую командовал ротой, батальоном, стрелковым полком. С трудом добился направления на учебу. Курсы «Выстрел» научили «по-настоящему ценить силу знаний, привили любовь к наукам, приобщили к культуре, ввели в мир книг», – вспоминал Иван Васильевич.
После учебы его направили в Тулу, где формировалась территориальная 84-я стрелковая дивизия, на ту же должность комполка. Но это был уже другой Болдин, образно говоря – на голову выше прежнего, у которого врожденные лидерские качества теперь опирались на фундамент знаний, пусть пока и небольшой. Комдив Афонский тепло принял нового командира. Полк существует пока только на бумаге, сказал комдив, его нужно сформировать как можно скорей. Это была трудная задача, но «уже через десять дней я смог доложить, что полк укомплектован и приступает к нормальной боевой учебе», – вспоминал Иван Васильевич. «Полк, состоявший в основном из туляков, быстро мужал и был на хорошем счету в дивизии. Трудящиеся Тулы гордились полком, называли его своим, оказывали ему большую шефскую помощь». Комполка избирают депутатом городского Совета, в дни похорон Ленина он назначается ответственным за порядок в городе.
Целый ряд тульских сослуживцев, с которыми сработался и которым доверял как самому себе, Болдин с разрешения командования увел с собой, когда ему поручили сформировать отдельный Московский стрелковый полк. При утверждении его кандидатуры учитывались не только командирские качества, но и внешний облик: гренадерского роста, с открытым лицом и прямым взглядом – словом, настоящий русский богатырь. Инструктируя Ивана Васильевича, командующий Московским военным округом подчеркнул: «К вам будут приезжать представители различных государств. Полк будет у всех на виду, он должен стать эталоном частей Красной армии».
Таким его Болдин и сделал. В его полку осваивались новинки тактики, отрабатывались методики обучения топографии, лыжных тренировок, испытывались опытные образцы оружия – например, пулемет Колесникова и Токарева, автомат Федорова. Нередко бывали здесь тульские конструкторы-оружейники, известные военные деятели Михаил Фрунзе, начальник штаба РККА Сергей Каменев, чапаевский комиссар Дмитрий Фурманов, Михаил Тухачевский. Одной из первых посетила полк делегация английских профсоюзов. «Довольны посещением Московского стрелкового полка,– оставили иностранцы запись в книге отзывов. – Направляясь к вам, полагали, что столкнемся с подобием царской армии, но все наши предположения лопнули как мыльный пузырь. Мы увидели образцовую армию».
Командир элитного столичного полка становится заметной политической фигурой – его избирают кандидатом в члены ВЦИК XII созыва и кандидатом в члены ЦИК СССР III созыва, он общается с Калининым и Луначарским, другими государственными деятелями. Это тоже была школа. Но Иван Васильевич ясно осознавал недостаточность своего образования: «Жизнь предъявляет повышенные требования, а знаний, приобретенных на «Выстреле», уже не хватает». И Болдин опять, несмотря на недовольство начальства, добился направления на учебу – теперь в академию.
Весной 1939 года при вводе советских войск в западные Украину и Белоруссию под началом Ивана Васильевича была конно-механизированная группа Белорусского фронта, перед которой стояли сложные военные, дипломатические, политические задачи. Болдин уверенно справлялся с ними, поддерживая сторонников советской власти и усмиряя попытки сопротивления ее противников. Будущий командующий артиллерией Красной армии Николай Воронов вспоминал, как город Новогрудки встретил их войсковую колонну ликованием, «народ заполнил улицы. А ночью раздались винтовочные и пистолетные выстрелы. Выяснилось, что в городе осталось много переодетых полицейских и жандармов. Они обстреляли одну из наших колонн, забросали ручными гранатами отдельные учреждения. Комендант города генерал И. В. Болдин решительными действиями быстро ликвидировал выступление пилсудчиков».
Такую же твердость проявил он и в Латвии, где в составе советской военной миссии готовил ввод советских войск в соответствии с договором 1939 года между двумя государствами. «Мы потребовали от правительства Ульманиса, чтобы оно строго выполняло свои обязательства, – вспоминал Болдин. – Это подействовало. Через несколько дней наши войска были введены в намеченные советско-латвийским договором пункты».
Чем труднее складывались обстоятельства, тем упорнее, целеустремленнее был генерал. Попав в начале Великой Отечественной в окружение, с группой солдат и офицеров прошел в полной генеральской форме по вражеским тылам от Белостока до Смоленщины и с боями вывел к своим уже целую дивизию – недаром немецкое командование установило тогда награду в сто тысяч рейхсмарок за голову Болдина.
Едва вырвавшись из одного вражеского кольца, вскоре попал в другое. Был ранен, командовал, лежа на носилках, но опять вырвался с отрядом из окружения, а после излечения принял 50-ю армию.
Вот уж где Ивану Василь­евичу потребовалось умение находить общий язык с людьми! В отличие от своего предшественника на посту командующего, он не пошел на конфронтацию с первым секретарем обкома партии Василием Жаворонковым. Напротив, приехав в Тулу, первым делом направился в городской комитет обороны, где встретился с Василием Гавриловичем. Две сильные личности сразу же поняли друг друга. Объединенными усилиями они организовали оборону города так, что враг не смог ее прорвать.
С 50-й армией Иван Васильевич прошел большой путь до Кенигсберга. В феврале 1945-го его назначили заместителем командующего 3-м Украинским фронтом, а после Победы он командовал армией в Германии. Самым главным своим делом на этом посту Болдин считал восстановление из руин знаменитого театра в Веймаре силами военных и с участием горожан. Дипломат в погонах, человек своего времени, он верил: совместная работа сближает сердца так же, как и искусство…
Подготовил
Валерий РУДЕНКО


Читайте также

Хочется помочь людям
01 Апр 2020 18:40 / Общество
– Когда я училась в школе, мой классный руководитель говорила: «С твоим повышенным чувством справедливости надо идти работать судьей». Именно эти слова и стали толчком к моему выбору профессии, потому что изначально я хотела стать врачом, – говорит Юлия Александровна Половая. – Сейчас я нисколько об этом не жалею, считаю, что правильно поступила, когда подала документы в юридический институт. Читать »
31 Мар 2020 18:47 / Общество
Два самых больших города Тульского региона – областной центр и Новомосковск – стали около года назад пилотными территориями для реализации проекта «Умный город». Читать »
27 Мар 2020 14:49 / Общество
То ли постеснялись, то ли забыли спросить газетчики «Коммунара» имя и отчество у фронтовика Большакова, который в 1943-м пришел в среднюю школу № 8 города Тулы, чтобы пообщаться с ребятами. А, может, из-за режима секретности не стали журналисты приводить в СМИ полные данные об офицере? Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 


da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Присоединяйтесь к нам Vkontakte

Наш Twitter