Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 30 Октября 2020

Диагноз – не повод для инвалидности

Диагноз – не повод  для инвалидности
21 Фев 2014 09:00 / Общество
Екатерина ГАРБУЗОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

Главное бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ) на улице Демонстрации в Туле найти не так-то просто. Дом № 26, где оно расположено, соседствует с домом № 34, дойдя до которого многие поворачивают в противоположную от бюро сторону. А указателей нет.

Руководитель МСЭ по Тульской области Ольга Литвяк говорит, что указатели – удовольствие не бесплатное, да и, чуть покружив по дворам, все соискатели группы инвалидности неизменно находят нужную дверь. Это правда: освидетельствование в бюро завершает целую череду мытарств по диагностике, лечению, реабилитации в лечебных учреждениях. И уж коли все это выдержал, излишняя ориентация на местности – так, пустяки…
– Когда граждане сетуют на то, что трудно оформить инвалидность, они как бы переносят свое неудовольствие работой лечебных учреждений на нашу организацию, – говорит Ольга Ивановна. – Устать они успевают еще на предваряющем освидетельствование этапе. Экспертиза проходит в течение одного дня, лишь 4–5 процентов обратившихся отправляются на дополнительные обследования. В бюро прием назначается каждому к определенному часу, осмотр врача занимает минут пятнадцать, и некоторое время уходит на оформление документов. Так что у нас ни больших очередей, ни недовольных граждан нет. Последнее подтверждает тот факт, что ко мне на личный прием, который я веду по вторникам, записывается очень мало народу. И в основном они идут не жаловаться, а посоветоваться: достаточно ли таких-то документов, такого-то диагноза для установления такой-то группы.
Однако сам по себе диагноз совсем не повод для получения инвалидности. Даже если он звучит устрашающе и надежды на выздоровление не оставляет. Ольга Литвяк, врач с большим опытом работы в системе медико-социальной экспертизы, утверждает, что хронические, в том числе неизлечимые, заболевания могут протекать совершенно по-разному, и одного человека делают инвалидом, а другого нет. Чтобы претендовать на группу, а с ней и на пакет социальных гарантий, нарушения в здоровье должны сопровождаться стойким расстройством функций организма и ограничением в жизнедеятельности вплоть до утраты способности к самообслуживанию и контролю за собственным поведением. Проще говоря, первую группу дают почти исключительно лежачим…
Но не этим в основном объясняется происходящее ныне уменьшение числа желающих получить розовую справку МСЭ. По сравнению с «инвалидским бумом» 2004–2006 годов, вызванного законом о монетизации льгот, сегодня работа бюро проходит абсолютно без аврала, плановым порядком, пациенты приходят на экспертизу не по собственной инициативе, а по медицинским показаниям. По итогам прошлого года наш регион занимает 8-е место в ЦФО по первичному выходу граждан на инвалидность, а в среднем по России – 20-е место. В области насчитывается приблизительно 180 тысяч человек с ограниченными возможностями здоровья, и, учитывая, что регион является самым «старым» в стране, их могло бы быть несколько больше. Но законодательство наше устроено так, что, получая льготы по инвалидности, ты лишаешься льгот как ветеран труда или федеральных льгот (у отставных военных, например) и в результате выплата так разочаровывает, что каждый год ходить подтверждать группу без особой на то необходимости не каждый захочет.
Такой рациональный подход опровергает слухи о тотальной коррумпированности системы медико-социальной экспертизы.
– Я настоятельно прошу всех, кому известны факты вымогательства со стороны сотрудников службы, обратиться к нам на горячую линию по телефону 21-43-32 или ко мне лично. Мы проводим внутренние проверки по малейшему поводу, но, между прочим, факты практически никогда не подтверждаются, – заметила Ольга Литвяк.
Конечно, в ряде случаев инвалидность устанавливается не на 12 месяцев, а на два года, а кому и бессрочно. Но поводы для такого решения должны быть слишком серьезными. Слепота, например. Или ампутация с невозможностью реабилитации протезом.
Чаще всего нашим землякам дают группу из-за болезней системы крово­обращения, на втором месте злокачественные новообразования, на третьем – заболевания опорно-двигательного аппарата. Пенсионеров среди людей с ограниченными возможностями здоровья примерно столько же, сколько трудоспособных. Бытующее мнение, что дедулям за восемьдесят врачебную комиссию перед обращением в МСЭ проходить не обязательно, является мифом. В любом возрасте все без исключения и перед первичным, и перед повторными освидетельствованиями обязаны показаться пятерым специалистам в поликлинике. А когда уже не смогут прийти на улицу Демонстрации, 26, или в филиал бюро на Мориса Тореза, 14-в, эксперты  посетят их на дому. Только для такого «сервиса» все равно необходимо заключение направляющей на экспертизу организации (чаще всего это участковая поликлиника, но может быть Пенсионный фонд или социальные службы). Специалисты бюро могут и в лечебное учреждение, где находится больной, приехать – по соответствующему заключению этого учреждения.
Есть еще специализированные МСЭ – офтальмологическая, психиатрическая, туберкулезная. Работают они на постоянной или выездной основе в соответствующих специализированных учреждениях здравоохранения.
Но как быть, если гражданин с выводами МСЭ не согласен? Ему врачи по месту жительства говорили, что группу дадут обязательно, а ее – представьте – не дали… Или дали третью вместо второй? Что делать? Жаловаться. Куда? Конечно же… в МСЭ, только в бюро другого уровня.
Ольга Литвяк:
– В настоящее время в Российской Федерации создана трехуровневая система: бюро медико-социальной экспертизы, главное бюро и Федеральное бюро МСЭ. Гражданин вправе обжаловать решение нижестоящего бюро вышестоящему – в месячный срок со дня принятия решения о группе или ее отсутствии в форме письменного заявления. Если главное бюро находит ошибку в действиях первичного, оно отменяет выданный гражданину документ, – таких случаев в год примерно десять процентов от всех поданных жалоб. А Федеральное бюро удовлетворяет 4 процента жалоб на главное бюро. В действительности это означает, что в прошлом, например, году было отменено три наших решения. Сторонних организаций, куда можно обратиться с жалобой на МСЭ, нет. Однако на любом этапе можно оспорить решение бюро через суд.
Но бывают ли случаи, когда человек просит не установить ему инвалидность, а, наоборот, – снять? Да. Если группа дана по психическому заболеванию. Жизнь идет вперед, и социальные ограничения, которые неминуемы при такой инвалидности, не покрывают социальных льгот…

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter