Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 30 Октября 2020

История одного побега

История одного побега
12 Дек 2014 09:00 / Общество
Анастасия КАЛИНИНА

«Когда вижу беженцев с Украины, не могу отделаться от ощущения дежавю, – глядя перед собой, рассказывает Роман Самсонов. – 20 лет назад и я прошел через все это. К нам домой, в нашу крошечную комнатушку в Суворове тоже приезжали съемочные группы. Чтобы сделать новость про первых вынужденных переселенцев из Грозного».

Роман сегодня – перспективный молодой менеджер. Эрудированный, хваткий и напористый. Трудно представить его от чего-то бегущим, отступающим. Впрочем, побег из Чечни состоялся, когда ему было всего 10 лет. Избирательная детская память  не сохранила страха и ужаса – только причудливость и даже отчасти забавность происходившего…  
Роман родился и жил в Грозном в просторной трехкомнатной квартире на первом этаже. Ходил в школу, имел кучу друзей, с которыми стрелял у прохожих сигареты для солдат местной воинской части. За это срочники разрешали ребятне, сидя на заборе, наблюдать за гонками на «уазиках» на полигоне.
Одно из ярких воспоминаний – присутствие на встрече Джохара Дудаева с избирателями.
– Конечно, как и всякому ребенку, общение с каким-то там чиновником, все эти речи и выступления казались невероятно скучными. Впрочем, я помню также, что Дудаев показался мне довольно симпатичным, приятным человеком. Но главное – мы с друзьями с нетерпением ждали, когда же будут раздавать горячую баранину, варившуюся тут же в огромных чанах.
Впрочем, даже детское чутье говорило: что-то надвигается, огромное и страшное. К примеру, соседский родственник Лечо повадился ходить непрошеным к ним в гости. С автоматом наперевес, дыша перегаром, появлялся на кухне в квартире, рассаживался как у себя дома и начинал разглагольствовать: «Будете жилье продавать – никому другому, только мне!»
День ото дня атмосфера накалялась все больше. Кто-то бросил гранату в воинский склад. От взрыва повыбивало окна в соседней школе. Впрочем, ребятне этот инцидент показался скорее смешным.
– Мы подбирали с друзьями такие огромные гильзы – их разорвало, как бананы. А соседи, интеллигентнейшая русская пара, уже причитали: война, война…
Почти каждый день из городского двора, образованного двумя пяти­этажками и двумя девятиэтажками, отправлялись автомобили с домашним скарбом. Люди уезжали навсегда. Кто в Ставрополь, кто говорил, что в Тульскую губернию… Странно и непривычно звучали для грозненских мальчишек  слова «губерния», «губернатор»…
Как-то рано утром Роман вышел из дома, чтобы занять очередь за хлебом. Сделав несколько шагов, он увидел на асфальте кровь… Соседи потом рассказали, что убили старушку из их пятиэтажки, полубезумную бабушку по прозвищу Вонючка. У нее дома было полно кошек, собак и мусора. За нее некому было заступиться. Ночью пожилой женщине позвонили. Хотя она и была не в своем уме – не стала открывать. Но все равно несчастную убили. А в квартиру въехали чужие люди.
– Хорошо помню, как понял, что мы переезжаем. Я вернулся от отца, у которого проводил каникулы, и увидел, что домашние уже собирают вещи. Мне сказали, что мы уедем, и я заплакал. Я понял, что теряю друзей, девочку, которая мне нравилась с первого класса. Свой первый в жизни юбилей – 10 лет – я отмечал в поезде. 12 сумок на троих – вот все наше имущество на тот день,– грустно усмехается Роман.
В Тульской губернии дела складывались тоже непросто. После трехкомнатной квартиры со всеми удобствами в центре Грозного пришлось привыкать к крошечной клетушке в глуши, без газа и воды. Печка постоянно забивалась, чадила. А еще Романа дразнили в школе – он же был приезжим, чужаком. А еще ассоциировался с Чечней – по его мнению, в то время все «тамошнее» казалось россиянам чем-то необъяснимо плохим. А еще приходилось учиться засыпать в тишине, без выстрелов. А еще…
Впрочем, очень медленно и постепенно, но жизнь наладилась. В этом году мама Романа даже наведалась в Грозный – в их прежней квартире сегодня магазин.
А Роман ехать на свою историческую родину не хочет:
– Я ни на что не жалуюсь… Но обида на город, на страну, на людей – осталась. Я словно лишен части жизни. Я никогда не стану здесь настолько «местным», чтобы ходить по улицам Тулы и здороваться со знакомыми, как делают мои друзья, коренные туляки. Не осталось у меня близких связей и в Чеченской Республике. Где моя родина сегодня? Я не могу ответить на этот вопрос.

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter