Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 28 Марта 2020

Костры судьбы

Костры судьбы
15 Фев 2013 09:11 / Общество
В Тульском областном хосписе в поселке Ломинцевском открыты пять коек педиатрической паллиативной помощи. В переводе с медицинского на русский – отделение симптоматической помощи неизлечимо больным детям.
Проблема с детскими хосписами в России столь остра, что ее стараются не озвучивать. Пока такое учреждение всего одно – в Санкт-Петербурге в парке Куракина Дача. Там оказывают паллиативную помощь детям и подросткам, страдающим тяжелейшими заболеваниями в терминальной стадии и коротким прогнозом жизни, а также тем, чье выздоровление возможно, но маловероятно.
Много ли маленьких страдальцев могут рассчитывать попасть в это учреждение? Не будем лукавить: если их родители не в состоянии пробить головой бетонную стену российского здравоохранения, ребенок будет умирать дома, выпив чашу мучений до последней капли…
Каждый год от онкопатологии в мире страдают 175 тысяч детей, 90 тысяч из них впоследствии погибают. В России злокачественные новообразования обнаруживаются у 3,5 тысячи детей ежегодно. К сожалению, крупных государственных программ, направленных на развитие педиатрической онкологической помощи, пока нет. Все держится на подвижничестве таких людей, как, например, актриса Чулпан Хаматова. Даже Международный день борьбы с детским раком 15 февраля отмечается по инициативе Международной конфедерации организаций родителей детей, больных раком…
22 года назад ломинцевский хоспис был вторым, открывшимся в нашей стране, после питерского. И сегодня очередность та же: Тульская область первой среди российских регионов взяла на себя труд организовать отделение педиатрической паллиативной помощи.
Сочувствие
как образ жизни
Главному врачу Эльмире Каражаевой совсем не нравится, когда ее лечебное учреждение называют «домом смерти»: умирают тут не все и не всегда. С таким же успехом домом смерти можно назвать, например, отделение неотложной кардиологии, где летальных исходов тоже немало. А в хосписе по-разному может сложиться, тут, что называется, не без чудес.
Каражаева вспоминает больного, который прожил в хосписе пять лет. Это с последней-то стадией рака желудка… Мне, говорил, здешние стены помогают, и никак домой уезжать не хотел. В конце концов умер, конечно, но разве пять лет в неоперабельном случае – мало?
Еще один пациент поступил с трубкой в горле, поставленной из-за злокачественного новообразования в гортани. Прожил в хосписе восемь месяцев, получая симптоматическую помощь, и… выписался домой.
– К тому же в таких, как наше, учреждениях здравоохранения имеют право находиться около десяти процентов больных с иными, не онкологическими, заболеваниями. И не надо так уж все в темных тонах представлять, – убеждает главный врач.
Мы и не представляли. За три часа пребывания в хосписе нашей репортерской группы ни одного стона, а тем более крика не услышали. Все больные сохраняли спокойствие, присутствие духа, даже шутили. Это, собственно, и есть главный показатель качества выполнения своей профессиональной задачи: больные никогда не должны испытывать страданий.
Для достижения такой цели здесь есть все. Онкологи Татьяна Орлова и Мария Рябова назначают различные методы паллиативной помощи, которые значительно облегчают участь больных. Если опухоль способствует образованию жидкости в грудной или брюшной полости, ее убирают посредством пункции. Для профилактики пролежней служат специальные ортопедические матрасы, функциональные кровати, трансформирующиеся так, чтоб было удобно больному. И, разумеется, есть все средства для эффективного длительного обезболивания.
Тульский областной хоспис первым в регионе начал применение новейших обезболивающих средств – дюрогезиков. Это пластыри, которые накладываются на область боли, обеспечивая избавление от нее на 72 часа. В пластыре содержатся наркотические вещества, которые проникают к источнику боли через кожу. Для общего самочувствия пациентов метод выгоден тем, что действует местно, не подставляя под воздействие обезболивающего препарата весь организм. Но для более тяжелых случаев в наличии и традиционный морфий.
Подсобные помещения хосписа под завязку заполнены памперсами, импортными предметами ухода. Тридцать тяжелейших больных – а воздух свежий, будто тут младенцы лежат. Даже перевязочный материал необычный – наноповязки, пропитанные различными мазями.
– Это все хорошо, – говорит Эльмира Каражаева.– Но если медицинские работники каждый день, каждый час не гладят, не моют, с сочувствием и любовью не держат пациента за руку, облегчение не придет. Мы работаем не за деньги, а по велению сердца, испытывая глубочайшее сочувствие к людям, которые нам доверились. Вы бы видели, как наша санитарка Галя Хабибуллина стрижет больных. Она же им эксклюзивные стильные стрижки делает, а не просто волосы убирает, чтоб не мешали. А сестра-хозяйка Наташа Гордотеева целыми днями с больными возится, хоть, казалось бы, не ее обязанность… Сама смешливая по характеру, и как солнечный зайчик – куда ни придет, всюду несет свет. Вот – главное в работе хосписа. Я как-то спросила нашего больного: «Что для тебя счастье в такой момент?» А он ответил: «Счастье – это когда хочешь пить и можешь напиться…»
Кури, утенок!..
На день подготовки данного материала детские койки в хосписе едва открылись, пациент был всего один. Он только поступил и разговаривать с корреспондентами был не расположен… Поэтому персонал водил нашу репортерскую группу по пустым палатам – одна краше другой.
– Смотрите, какие замечательные функциональные кровати, – говорит сестра-хозяйка Наталья Гордотеева и ловко демонстрирует возможности сложного устройства, которому название «кровать» подходит с некоторой натяжкой. – А тумбочки у нас – трансформеры, легким движением руки тумбочка превращается… о-па! – в стол. И белье постельное, смотрите, какое красивое – с утятами.
– А что ж у вас дядюшка Скрудж курит? – спрашивает наш фотокорреспондент про лихого утенка на подуш­ке. – В больнице же нельзя.
– В нашей – все можно, – и в шутку и всерьез возражает сестра.
В отделении созданы условия, чтобы родители могли, по желанию, находиться все время с ребенком или в палате рядом. В каждой есть телевизор, холодильник, кондиционер. В санитарной комнате с теплыми полами ванна с гидромассажем. Есть и специальная ванна для крайне тяжелых больных: ее можно привезти прямо в палату и опустить (или поднять) до уровня кровати.
– Клизменная – сердце хосписа, – неожиданно заявляет главный врач, распахивая дверь в помещение, назначение которого внешнему виду явно не отвечает: клизменная оформлена с отменным вкусом и даже шиком.
– А почему наши больные должны хуже других жить? – будто упреждает возможные возражения Эльмира Каражаева. – В питерском хосписе все по высшему разряду. И у нас так будет.
В холле, где установлен домашний кинотеатр, – кожаная мебель. Но, пожалуй, главное, что может увести ребят от трагичной реальности, – сенсорная комната со звездным небом и световыми фонтанами.
Инициатива открытия педиатрических паллиативных коек принадлежит региональному министру здравоохранения Ольге Аванесян, цена вопроса – четыре миллиона рублей. В этом году хоспису будет выделено еще десять миллионов на завершение ремонтных работ, которые здесь идут уже несколько лет. Тогда и обертка – внешний вид учреждения – будет под стать его уже отремонтированной «начинке». Ведь сначала здесь привели в порядок все, что нужно для обеспечения комфорта пациента, и только теперь берутся за фасад.
Судьбу прошу я
до поры…
Сегодня в ГУЗ «Тульский областной хоспис» на довольствии 38 больных и кот Тиша.
Для того чтобы чувствовать себя комфортно, современных интерьеров и методов обезболивания им явно недостаточно. Учреждению очень нужен лифт. Нужна хорошая библиотека, фильмотека, настольные игры, бумага, краски-кисти…
По утверждению Эльмиры Каражаевой, отрезок жизни, проведенный в этих стенах, иногда оказывается для человека невероятно насыщенным, будто вся творческая энергия, которую в суете сует он загонял в глубь души, вдруг разом прорывается наружу. Об этом она недавно рассказывала на телеканале «Дождь», где презентовался проект «Книга, ради которой…». В один из томов этой «Книги…» вошли стихи пациентки областного хосписа Лидии Козловой. Никогда поэтесса не писала так ярко и так много, как ей удавалось в Ломинцеве…
Судьбу прошу я до поры:
Не погаси мои костры.
И пусть горят они, пока
В твоей руке – моя рука.
Небесным светом зажжены,
Горят, горят мои костры.
И все сбывается, пока
В твоей руке – моя рука.
Дано прочувствовать двоим,
Тебе и мне, как и другим,
Что даже смерти вопреки
Не выпустишь моей руки!
Екатерина ГАРБУЗОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ

Читайте также

27 Мар 2020 14:49 / Общество
То ли постеснялись, то ли забыли спросить газетчики «Коммунара» имя и отчество у фронтовика Большакова, который в 1943-м пришел в среднюю школу № 8 города Тулы, чтобы пообщаться с ребятами. А, может, из-за режима секретности не стали журналисты приводить в СМИ полные данные об офицере? Читать »
Партизаны в Глобальной сети
26 Мар 2020 16:26 / Общество
Многие знают о существовании сайта podvignaroda.ru, на котором можно узнать, за что во время войны, когда именно и какими орденами и медалями был награжден ваш родственник. Но, надо сказать, там представлены далеко не все награды! Дело в том, что если ваш отец или дед сражался в партизанских отрядах на территории Белоруссии, то данные о нем следует искать в другом месте – на сайте partizany.by. Что же это за источник? Читать »
Собачья жизнь, или преданные человеком
26 Мар 2020 11:06 / Общество
Улица Рудакова, 25…Плеханова, 18… Чернь…Алексин… Здесь на одной аллее собралась почти вся Тульская область. Такие маркировки на вольерах собачьего приюта заменяют четвероногим и паспорт и прописку. Правда, временную. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Присоединяйтесь к нам Vkontakte

Наш Twitter