Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 20 Октября 2020

Показания баварца, воевавшего под Белевом

22 Окт 2014 18:10 / Общество
 Сергей МИТРОФАНОВ

В преддверии празднования 70-летия Победы в Великой Оте­чественной войне сотрудники Управления ФСБ России по Тульской области рассекретили некоторые документы фронтовой поры. Среди них – протокол допроса немецкого военнослужащего Карла Краммеля, сдавшегося в плен красноармейцам в 1942 году. Читатели нашей газеты имеют возможность первыми ознакомиться с этим уникальным свидетельством «сороковых роковых».

Поездом –
на Восточный фронт

Мы и сегодня крайне мало знаем о службе и быте солдат вермахта, штурмовавших Тулу, а после бегства от стен оружейной столицы занимавших оборону в лесах и на полях под Белевом, Плавском, Чернью… Потому эти показания имеют особую ценность с исторической точки зрения.
Итак, Карл Краммель родился в 1921 году в семье зажиточных крестьян в городе Кельхайме, что в Баварии. Окончил три класса начального училища. В феврале 1941-го его призвали в вермахт и зачислили в 520-й пехотный полк 296-й дивизии, который дислоцировался в Саксонии. Оттуда молодого человека вместе с другими солдатами отправили поездом на Восточный фронт.
«До октября 1941 года наш полк ни в каких боях не участвовал. Все время мы находились в резерве. В октябре мы прибыли под Тулу и на одном из участков приняли бой с частями Красной армии. Селение, где он происходил, находилось в трех-пяти километрах от Тулы. После отступления наш полк остановился недалеко от города Белева в селе Поздняково – и с февраля он находится на одном участке фронта в селениях Леоново, Передель, Поздняково», – подробно рассказывал пленник офицеру госбезопасности из управления НКВД.
Карл пояснил: при штабе, расквартированном в нескольких километрах от Поздняково, имелись орудия, но не смог уточнить ни их количество, ни калибр. Зато сообщил, что в Поздняково расположен второй батальон, на вооружении которого стояли полтора десятка пулеметов, около десяти средних минометов и противотанковая пушка. Эта полезная информация могла пригодиться нашим пехотинцам, авиаторам, артиллеристам...

Что пообещали полякам и австрийцам?

«В Поздняково, Леоново и Переделе полк занимает оборонительные рубежи, – продолжал немец. – На протяжении 15–18 километров зигзагообразно построены блиндажи, связывающие все подразделения. Блиндажи не замаскированы, на открытой местности их легко видно даже издали. От своих товарищей я слышал, что полк насчитывает около двух тысяч человек. Все питание нам доставляли из Брянска и Болхова. В нашей части служат немцы, поляки и австрийцы. Возраст – от 18 до 40 лет».  
Краммель сообщил любопытную деталь: солдаты из Польши и Австрии воюют против частей Красной армии с большим желанием, поскольку после окончания боевых действий всем им пообещали хороший заработок и обеспеченную жизнь…
А вот среди немцев дисциплина медленно, но верно начинала хромать. Ведь блицкрига не случилось, а в условиях морозов и недоедания сторонников воинственной политики Гитлера становилось все меньше. Кто-то отказывался выполнять приказы – правда, после этого строптивцев расстреливали. Кто-то бурчал, что война уже надоела. Сдаться в плен русским готовы были многие, но опасались, что в момент перехода по ним откроют огонь свои же офицеры. При каких обстоятельствах сам Краммель перебежал на сторону красноармейцев, в протоколе не указано…

Боевой листок вместо прессы
«Читают ли солдаты газеты?» – поинтересовались у Краммеля в ходе допроса. Тот ответил, что  читают лишь так называемый боевой листок, который издается неизвестно кем. Ни с какой-либо другой прессой, ни с книгами рядовым не дают знакомиться. Мол, воюйте себе и ни о чем не задумывайтесь.
Скорее всего, Карла впоследствии отправили в лагерь военнопленных, а после Великой Отечественной отпустили домой. Многим его товарищам, очевидно, повезло меньше. Не случайно при проведении Вахты Памяти под Белевом поисковиками из организации «Тульский искатель»  были найдены останки нескольких солдат вермахта. Возможно, это были сослуживцы Краммеля, которые, мечтая о сладкой жизни после войны, охотно стреляли из автоматов и винтовок в сторону русских окопов. Они так сильно хотели остаться в нашей стране. Вот и остались…

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter