Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 26 Октября 2020

Проштрафился? В Плавск!

05 Фев 2013 20:39 / Общество
В послевоенные сороковые годы на территории Тульской области существовали лагеря для немецких военнопленных. Вчерашние солдаты вермахта «замаливали фронтовые грехи»: восстанавливали разрушенные города и поселки, трудились в карьерах и на шахтах, строили дороги, помогали колхозникам убирать урожай… Большинство сынов Германии и Австрии смирились со своей участью. Однако находились среди них и нарушители лагерного режима.
Непокорных пленников неизменно ждала дорога  в штрафное подразделение. Располагалось оно в Плавске.  О необычных судьбах тех, кто туда попадал, стало известно только в наши дни – после того, как широкой публике стали доступны документы управления лагеря военнопленных № 406 МВД СССР.
В первую очередь в Плавск направляли совершивших побег. Так, 6 декабря 1947 года из Тулы подался в бега некий Карл Курт Фиц. Военнопленный, видимо, так устал строить в Советском Союзе светлое будущее, что решил рвануть домой. Первое время ему везло. Он очень быстро сумел добраться аж до Молдавии – скорее всего, доехал туда на поезде. 12 декабря прибыл в Кишинев. Там его и схватили, после чего вернули в наши края. За свой «подвиг» мужчина был «награжден» тремя месяцами отсидки.
Доставляли в Плавск и лагерных скандалистов. 29 мая 1948 года происходило радостное для военнопленных событие. Часть немцев эшелоном должны были отправить на родину – для них кончилось время тяжелого труда в России, люди надеялись поскорее попасть домой и встретиться после долгой разлуки с родными и близкими. Рассчитывал на это и  руководитель оркестра военнопленных в Серпухове Курт Гросс. Однако зря музыкант потирал руки в предвкушении услышать стук колес и увидеть в окошке мелькающие станции. Курту внезапно сообщили, что как раз его в вагоне-то и не ждут: мол, придется тебе, дорогой немецкий товарищ, посидеть в лагере еще энное количество времени, твой концерт пока не окончен. Прощай, репатриация… Взбешенный военнопленный отказался руководить музыкальным кружком. И напоследок «хлопнул дверью», уничтожив нотные подставки в клубе. В итоге  дебошир отправился в трехмесячную «экскурсию» в штрафное подразделение.
История двух других «плавчан» также связана с музыкой. 8 августа того же 1948 года в доме отдыха «Авангард» проходил концерт. Военнопленные волей-неволей приобщались к высокому, но ведь в семье, как известно, не без урода. Макс Гайнц Шведа и Эмиль Бар раздобыли деньги, купили где-то спиртные напитки и принялись их распивать под звуки Баха и Шопена. А потом еще взялись нецензурно выражаться в адрес попадавшихся им на глаза советских граждан. Прекрасное владение немцами русским языком лагерное начальство не оценило. И потому пришлось хулиганам перебраться на время в Плавск.
Удивительное дело: в штрафном подразделении отбывали положенный квартальный срок и за… любовь! В ночь с 19 на 20 июня 1949 года из лагеря в Орле совершил побег через проволочное заграждение Герман Вилли Вюрфельгайнц. Молодой человек направился прямиком в один из домов по улице Черкасской. Там проживала его знакомая, с которой он встречался еще в период оккупации города! В три часа ночи немецкий Ромео возвращался в лагерь, но по пути был задержан…
В документах лагеря военнопленных № 406, которые сейчас хранятся в Государственном архиве Орловской области, каких только не встретишь историй о тех, кто противился «перековке». Впрочем, отправка нарушителей на три месяца в Плавск считалась относительно мягким наказанием.
Примечательна в этом плане история Германа Ганса Шмидта. Он участвовал в боях против Красной армии, когда ему было всего семнадцать лет. В 45-м попал в плен. Молодой немец любыми способами уклонялся от работы в Советском Союзе. Дошел в своих «стараниях» до того, что в январе 1947 года при колке дров умышленно нанес себе по левой ноге два удара топором… Военный трибунал приговорил  членовредителя-лентяя к пяти годам исправительно-трудовых лагерей.
Сергей МИТРОФАНОВ

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter