Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 31 Октября 2020

Регион экзамен сдал?

Регион экзамен сдал?
21 Июн 2013 09:00 / Общество
В нынешнем году школьный Единый государственный экзамен (событие, безусловно, важное, но тем не менее рядовое) оказался в центре общественного внимания. Информация о скандалах не сходила с новостных лент, сторонники и противники экзамена вновь пустились в пространную дискуссию. На таком фоне наш регион выигрышно отличался от других. Об итогах и уроках тульского ЕГЭ мы разговаривали с министром образования области Денисом Бычковым.
– ЕГЭ в нынешнем году наделал много шума. Каково ваше общее впечатление от того, как он прошел в Тульской области?
– В целом – хорошее, объясню почему. Давайте разделим ЕГЭ на составляющие и проанализируем.
Первая – организация экзамена: работа пунктов проведения, подготовка нормативной базы, обработка данных, поступление конвертов с контрольно-измерительными материалами. Все это делалось качественно и своевременно, о чем свидетельствует тот факт, что не было жалоб на процесс проведения ЕГЭ, притом что сдавало его на две тысячи больше детей, чем в прошлом году. Никаких сбоев не было. Пример: накануне экзамена случилось ЧП в Ефремове. Но у нас были резервные пункты, мы справились с ситуацией, переносить и отменять ничего не пришлось.
Второе направление – результаты. Стоит отметить, что они улучшились практически по всем предметам по сравнению с прошлым годом. Мы лучше сдали русский язык: если год назад было 4,2 процента не преодолевших минимальный порог, то в этом – 2,6. Более того, по этому предмету у нас 26 «стобалльников», а в том году было 11 – рост более чем в два раза. По другим предметам – истории, общество­знанию, биологии – школьники набирали высшие баллы, чего не было год назад. И средний показатель повысился. Под вопросом пока остается математика – 15 процентов участников ЕГЭ не набрали минимум. У нас были опасения относительно этого предмета, потому что и в прошлом году 15 процентов не сдали его. Однако у нас пять «стобалльников» по математике, а раньше не было ни одного. Вырос и средний балл по предмету, что говорит о неплохой динамике.
Третье направление – скандалы. На территории нашей области не было случаев пропажи КИМов, размещения материалов до экзаменов в Интернете. Был эпизод с девочкой, чья работа попала в Сеть после экзамена. Значит, система контроля работает эффективно. Исходя из этих трех составляющих, могу сказать, что экзамен прошел хорошо.
– Вы упомянули о системе контроля. В чем она заключается?
– Есть методические рекомендации федерального министерства и нормативная база, принятая на региональном уровне. Документами занимается областной центр обработки информации, их складирование производится в одном здании, куда ограничен доступ. Мы используем систему видеонаблюдения. И что немаловажно, постоянно готовим тех людей, которые работают на ЕГЭ, а после экзамена проводим анализ и при необходимости вносим кадровые изменения. Хотелось бы отметить участие общественности. Мы сформировали государственную экзаменационную комиссию (ГЭК) из представителей разных сегментов – университетов, системы проф­образования, профсоюзов, общественных организаций. Они активно участвуют в работе, и в этом залог успеха. То есть мы постарались сделать процесс проведения Единого госэкзамена прозрачным, понятным и открытым.
– Во все времена школьникам удавалось списывать на экзаменах, и в этом году мы тоже слышали о таких случаях. А нужен ли вообще  жесткий, тотальный контроль за детьми?
– Я считаю, сильный контроль не нужен. Надо исходить из того, что большинство школьников законопослушные, сознательные и совестливые люди. Рассматривать всех выпускников как заведомых нарушителей мне кажется неправильным ни с моральной точки зрения, ни с воспитательной. В прошлом году нас было много эпизодов с сотовыми телефонами. Мы стали проводить разъяснительную работу с детьми, комитетами образования, родителями, и это дало результат. Четыре человека по области были удалены в этом году с экзаменов. Двое из них списывали с сотовых, еще один ученик использовал телефон, чтобы сделать фотографию.
– Выпускница, чья работа после ЕГЭ оказалась в Интернете, не только лишилась медали, но и не получит аттестат. Не слишком ли строгое наказание за подобный проступок? Ведь даже снимки выложила в Сеть не она сама.
– Для ребенка и его семьи это, наверное, сверхстрогое наказание. Но если исходить из буквы закона, а девочка признает, что понимала риски и возможные последствия, то все правильно.
– Почему нельзя предложить ей пересдать экзамен в резервный день?
– Такова установленная мера наказания. Если санкции не будут очень жесткими, то соблазн рискнуть появится у большего числа детей. Мы приняли решение единообразно трактовать норму. С теми же телефонами не проводилось следственных действий: есть ли выход в Интернет, какой трафик... Просто наличие мобильного в момент проведения экзамена уже является основанием, чтобы аннулировать результаты работы без права пересдачи в резервный день.
– Представители вузов сетуют на то, что мало учеников выбирают для сдачи физику, да и уровень знаний по этому предмету в целом невысокий. Если учесть, что и математика – проблемный экзамен, то получается «провал» в технических знаниях, что для промышленного региона не очень хорошо.
– Надо понимать объективные причины. Молодежь при выборе предметов склоняется больше к гуманитарным дисциплинам и потом поступает на соответствующие специальности. Непопулярность физики и химии для тульских вузов грозит недобором студентов на определенные факультеты. Это проблема, ее надо решать.
– Каким образом?
– На уровне школ работать с учениками, родителями. Жизнь показывает, что специалисты в технических отраслях легче находят работу, более востребованы, это надо объяснять. Другой немаловажный момент – интерес к науке. Мы вкладываем серьезные деньги в модернизацию образования, закупку современного оборудования. В прошлом году приобрели наноэдьюкаторы, большое количество мультимедийного оборудования. Внедряем проект «ЛЕГО Эдьюкейшн» – это занятия робототехникой. Ребенок должен видеть науку не как что-то скучное, малоинтересное и не имеющее прикладного значения. Если появляется интерес, то потом вырабатывается и стойкое желание глубоко изучать предмет. Например, в тульском лицее № 4 есть музей науки. Наблюдение физических явлений даже взрослого завораживают – представьте, как это влияет на ребенка. Школа должна быть такой. Я по-хорошему завидую сегодняшним ученикам, когда вижу, на каком оборудовании они могут заниматься.
– Проводится ли мониторинг школ по итогам экзаменов?
–Да, но пока говорить об итогах этого года некорректно.
– А в прошлом году какая была картина?
– Есть ряд проблемных учреждений, где процент не сдавших экзамен выше (иногда даже аномально выше), чем в среднем по области, – это вечерние школы и система профобразования. Также среди не преодолевших минимальный порог – выпускники прошлых лет. Если смотреть соотношение город – село, то городские школьники сдают экзамены лучше. А самые высокие показатели дают школы с углубленным изучением предметов – лицеи и гимназии.
– А если в процессе мониторинга выявляются учреждения, где откровенно слабая подготовка?
– Надо разбираться. Причины могут быть объективными. Например, если отсутствовал учитель и вел предмет непрофильный педагог – такое случается. Нужно принимать кадровые решения, выравнивать ситуацию на уровне муниципалитетов.
– Существует мнение, что оценивать те же школы надо не по баллам самого ЕГЭ, а в их сравнении с аттестатами.
– Министр образования Дмитрий Ливанов говорил в свое время, что надо учитывать результаты олимпиад, средний балл аттестатов. Это разумно, я тоже сторонник того, что ЕГЭ не должно быть единственной формой контроля знаний. Чем больше индикаторов, тем объективнее оценка получается, а значит, меньше субъективизма и влияния ситуации. Ведь что такое сдача ЕГЭ? Это в определенной степени настрой. Ребенок переволновался и сделал ошибку, хотя до этого мог учиться ровно и стабильно. Сейчас спорить об эффективности или неэффективности Единого госэкзамена бестолку. Надо отметить, что его наличие сняло ряд проблем, как, например, субъективная оценка при приеме экзаменов школьными учителями, коррупционные схемы при поступлении в вузы. Как любая система, ЕГЭ имеет и минусы. Поэтому вносить критерии оценки помимо ЕГЭ – правильно, но отменять его как форму мне кажется неразумным.
– Но это форма незастывшая, и раз возникают претензии к ней, значит, надо ее совершенствовать. В каком направлении?
– Вариантов заданий должно быть больше. Возможно, стоит сделать разные КИМы для всех часовых поясов, это несложно. Второе – содержание. Как гуманитарий, я считаю, что проверить знания с помощью теста можно, но важна корректность формулировок.
Елена КОЛОБАЕВА
Геннадий ПОЛЯКОВ

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png








Предпочтительный формат


Наш Twitter