Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 25 Октября 2020

Твоя моя понимать обязан

Твоя моя понимать обязан
29 Мар 2013 09:38 / Общество
1 декабря 2012 года вступил в силу закон, согласно которому  иностранцы, приехавшие работать в Россию,  должны проходить обязательное государственное тестирование на знание русского языка. Пока в Тульской области подтвердили, что владеют великим и могучим, лишь 95 трудовых мигрантов.
Базовый уровень
В Центре довузовской подготовки иностранных граждан при  ТулГУ проверили уровень владения у 41 «студента», в Центре тестирования иностранных граждан на базе ТГПУ имени Л. Н. Толстого – у 54. Других учреждений, имеющих право экзаменовать мигрантов, в Тульской области нет.
Оба учебных центра открылись около 10 лет назад, и  до появления судьбоносного закона здесь проходили «диагностику» знаний иностранцы, желающие получить российское гражданство. К слову, экзамен для тех, кто хочет основательно закрепиться в нашей стране, несколько сложнее предназначенного для гастарбайтера.
Пока знать русский язык должны только те, кто планирует работать в сфере обслуживания населения, розничной торговли и ЖКХ. Без сертификата, подтверждающего сдачу теста, в УФМС им просто не выдадут или не продлят разрешения на работу.
…Иностранец должен знать 850 слов, понимая их на слух, при чтении, используя в разговорной речи или при письме. Это так называемый базовый уровень – первая, самая элементарная ступень в освоении языка.
В целом, для того чтобы  справиться с испытанием и не переплачивать за пересдачу (тест стоит три тысячи рублей, за каждую последующую попытку придется заплатить еще по полторы тысячи рублей), не требуется ничего запредельного. Приехавшему из-за границы надо лишь доказать, что он может без труда прочесть, скажем, название улицы или расписание транспорта на стене автовокзала, подписать поздравительную открытку и поинтересоваться, как пройти в библиотеку. Тест  напоминает виртуальный квест по выживанию в городской среде. Задания конкретные и напрямую связаны с ситуациями, в которых иностранный специалист может оказаться на чужбине: общение с сотрудниками банка, киоска или почты.
– Возьмите, может, пригодится. – Преподаватель центра Людмила Константинова протягивает мне листок с текстом. Пробегаю глазами: «Сегодня трудящиеся мигранты становятся частью социума, но испытывают проблемы с интеграцией и адаптацией к новым жизненным реалиям. Среди главных сложностей – замкнутость мигрантов в силу слабого знания русского языка».
По сути, этот тест – не просто формальная проверка, по результатам которой приезжего возьмут или не возьмут на работу. Он подхлестывает иностранца учить язык, а не прятаться в узком кругу земляков.
Элементарно, Ватсон
Первые «студенты» экзаменовались в центре тестирования при «политехе» еще в декабре прошлого года. Я прихожу в марте вместе со второй группой – набрать ее удалось только 3,5 месяца спустя. Все иностранные трудящиеся – сотрудники «Спецавтохозяйства» и фирмы, предоставляющей услуги по уборке помещений.
– Даже если работа не связана с общением, язык все равно нужно знать, – считает Людмила Константинова. – Мигранты ходят в кафе и магазины, отправляют родственникам деньги. Так или иначе, говорить по-русски приходится…
Писать тест вместе с остальными мне не разрешают – «не положено». Но пробное задание легко удается найти в Интернете.
«Вы хотите узнать новости футбола. Какой журнал стоит купить?» – спрашивается в задании по чтению. Варианты ответа: «За рулем», «Мой уютный дом», «Спорт-экспресс». А тест, проверяющий навыки письма, предлагает вообразить, что я собираюсь уволиться с работы и должна написать заявление «по собственному желанию». Мне за выполнение этих заданий отметку, конечно, никто не поставил. А вот экзамен у иностранцев принимает специально обученный человек ­– тестер, закончивший соответствующие курсы – например, на базе РУДН.
– Преподавание языка его носителю и иностранцу – две большие разницы. Разве в школе на уроках русского вам приходилось выполнять задания по аудированию? Конечно, нет. А мы нашим экзаменуемым обязательно читаем небольшой текст бытового содержания. Вот, например, они прослушали повествование про некую торговую точку и должны сказать, о чем был текст: «магазин закрывается на 30 минут» или «открывается через 30 минут»…
– Это не слишком сложно?
– Это элементарно, Ватсон, – возражает Константинова. – Обычно они довольно хорошо владеют русским…
Отголосок прошлого
Мигранты сдают экзамен в просторной комнате. Каждый сидит за партой по одному, списать не у кого. Группа только что «отстрелялась» с письменной частью испытания. Завожу разговор с одной из «студенток». Женщину зовут Истат Сафарова, говорит по-русски она удивительно чисто, почти без акцента.
В Россию из Узбекистана она перебралась девять лет назад, долгое время жила в Самаре. Освоить язык было просто – работа подразумевала постоянное общение: сначала трудилась администратором в кафе, затем продавцом на местном рынке. Сейчас  убирается в одном из тульских торговых центров. Активного общения работа не предусматривает, но, говорит Истат, язык она не забывает.
Причина, по которой женщина  уехала из Узбекистана, характерна для большинства трудовых мигрантов: понадобились деньги, которых на родине было не заработать.
– У моей дочки обнаружили порок сердца, нужна дорогостоящая операция, – рассказывает  Истат. – Деньги я скопила, и ребенка через год прооперируют в Ташкенте…
В том, что справилась с тестированием, она не сомневается. Довольно сносное знание языка – не только результат длительной жизни в России, но и отголоски советского прошлого.
– Раньше в узбекских школах преподавали русский. Такие учебные заведения остались и сейчас, но их стало куда меньше, – замечает женщина.
По словам Константиновой, пока проверили свои знания не так много иностранных трудящихся. Но это вопрос времени – информация распространяется очень быстро.
– Довольно долго  желающих тестироваться не было вовсе, а потом группа набралась всего за пару недель. В будущем мы откроем подготовительные курсы. А пока тех, кто хотел бы ими воспользоваться, нет, максимум  приходится рассказать о том, что собой представляет  тест и как его найти в Интернете, – заключила она.
  Юлия ГРЕЧЕНКОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ
Андрей ТЕТЕРИН

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter