Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 25 Октября 2020

Замок без привидений, но с историей

Замок без привидений,  но с историей
15 Ноя 2013 09:00 / Общество
«Тульские известия» начинают серию публикаций об истории развития пенитенциарной системы в Тульской области. В регионе существуют 12 исправительных учреждений, в том числе две старейшие тюрьмы, в которых ныне располагаются следственные изоляторы.

В историческом центре Белева, где когда-то находилась первая городская крепость, стоит двух­этажное белое здание с маленькими окошками. И было бы оно ничем не примечательным в старинной архитектуре уездного городка, если бы не окружал его высокий забор с колючей проволокой, а на нем не висела табличка «Запретная зона». Следственный изолятор № 3 – старейшее из исправительных учреждений Тульской области. Позади 245-й юбилей, богатая история, в которой не было ни одного удачного побега.
В XVI веке Белев был пограничным городом Московского государства. В стенах дубовой крепости, построенной по приказу первого удельного князя Василия Романовича, уже тогда располагалась тюремная изба. В 1613-м она была сожжена вместе с остальными постройками во время набега литовцев и частично восстановлена в 1620 году.
Каменное здание на месте деревянного появилось лишь спустя два века, в 1768-м, во времена Екатерины II. Его возвели на средства купцов-меценатов, которые, кстати, долгое время содержали арестантов и персонал. Белевская уездная тюрьма из-за пограничного расположения города долгие годы обслуживала три губернии: Тульскую, Калужскую и Орловскую. И хотя рассчитана была на 160 заключенных, порой помещала в себе до трех сотен.
А вот многочисленностью персонала похвастаться не могла. В начале XX века всем заправляли начальник, старший надзиратель и пять младших. При этом почти за два с половиной века сбежать из тюрьмы не удалось никому. Хотя порой такая возможность арестантам представлялась. Известен случай, когда заключенные, можно сказать, спасли город. В Белеве случился пожар. Огонь подбирался к бочкам с порохом, которые хранились в церковном подвале неподалеку от острога. Но никто не решался лезть в пламя, чтобы предотвратить взрыв. Тогда одна из жительниц «вытребовала в тюрьме сорок арестантов. Сама повела их в огонь, они сбили замки, выломали двери, выкатили бочки с порохом и спустили их в Оку. Только они сделали это, как пламя охватило церковь».
Долгие годы тюремный замок не был защищен колючей проволокой и сложной системой сигнализации, здесь не стояли вышки с охранниками, а надзиратели (инспектора) ходили в конвой со штыковыми винтовками. Но никто из заключенных, а позже подследственных дальше двора не убежал. Связано ли это с профессиональным мастерством коллектива учреждения или с особенностями архитектуры здания, остается только гадать. Но уж точно нельзя сказать, что арестантам нравилось сидеть в застенках. Тем более что условия до недавнего времени здесь оставляли желать лучшего.
– Горячей воды не было, канализации тоже, – вспоминает бывший работник СИЗО Вячеслав Сорокин. – Можно представить, какой запах стоял в камерах. Да еще и топились с помощью печек, а потому крысы бегали у нас вот такущие! – Мужчина разводит руки на ширину плеч.
Именно в эти времена Вяче­слав Николаевич впервые попал в Белевский изолятор. Его отец по приглашению своего дяди, который тогда был начальником учреждения, приехал сюда работать. Кстати, известен Иван Никитович Сорокин не только тем, что возглавлял СИЗО целых 30 лет. В годы Великой Отечественной он воевал в партизанском отряде вместе с легендарным Сашей Чекалиным – Героем Советского Союза. Вячеславу Сорокину пришлось несколько лет прожить в здании изолятора практически в одних условиях с подследственными: те же двухъярусные нары, те же печки и крысы.
– Нас в двух комнатушках жило три семьи, – рассказывает он. – Потом, когда неподалеку построили дом для работников, переехали туда.
Но в тюремный замок Сорокин вернулся в качестве младшего инспектора после учебы и года практики в щекинской колонии. Уволился со службы Вячеслав Николаевич в звании подполковника внутренней службы в 2000 году. Теперь в изоляторе трудится его дочь Ирина. Получается целая династия.
Последний раз Сорокин был в СИЗО несколько лет назад. Пройдя по коридорам и заглянув в камеры, поразился переменам.
– Раньше в комнате не было свободного места: по обеим стенам – трехэтажные нары, стол да скамейки, – вспоминает он. – А теперь красота! Все по европейским стандартам – 4 квадратных метра на человека. Там, где раньше содержали шестерых, сегодня только двое.
В камерах тепло и просторно. В оконных проемах пластиковые рамы, которые можно открывать, даже несмотря на решетки снаружи и изнутри. Санузлы отгорожены в отдельные боксы. Увидев это нововведение, Вячеслав Николаевич присвистнул, заметив, что во времена его службы о таких удобствах можно было только мечтать. Вместо 160 человек теперь здесь могут содержать только 78. Хотя охранных систем по сравнению с прошлыми годами прибавилось.
– В послевоенные годы дежурной части не было, – говорит начальник СИЗО Михаил Соловьев. – Инспектор сидел на улице с карабином. Сейчас же все оборудовано по последнему слову техники: видеокамеры стоят почти в каждом уголке, и изображение выводится на мониторы дежурных. Все камеры оснащены сигнализацией, она же опоясывает периметр.
Привести старинное здание к современным нормам и требованиям помогают в том числе и спонсоры. Ремонт сотрудники изолятора проводят ежегодно. Не так давно обновлению подвергся здравпункт. Вера Терехина, отслужившая в изоляторе четверть века и работающая теперь уже в качестве гражданского человека, с удовольствием показывает свои владения. Две чистые светлые комнаты с белыми шкафчиками и столиками, на которых лежат медицинские инструменты.
– Каждый, кто поступает к нам, обязательно проходит полный осмотр, – объясняет она. – Если необходима консультация специалиста или какое-то обследование, в районной больнице Белева охотно идут навстречу. А для экстренной стоматологической помощи у нас есть вполне современное кресло и оборудование.
Особая гордость СИЗО № 3 – библиотека. Она насчитывает более 5 тысяч книг, которые пользуются спросом у заключенных и подследственных.
– Исторической литературы много, читают и классику: Толстого, Достоевского, – говорит библиотекарь. – Некоторые впервые открывают для себя мир книг именно здесь. Почти все знают, кто такой Гарри Поттер, а кто такой Маресьев, не знает почти никто.
Несмотря на внедрение современных технологий и благ цивилизации, Белевский СИЗО – все тот же тюремный замок. Низкие округлые своды, стены метровой толщины, маленькие зарешеченные окошки, тяжелые железные двери камер на нескольких замках, подвал, в котором раньше, по рассказам старожилов, находились пыточные… Все это создает особую атмосферу и возвращает в далекий XVIII век. Правда, ни привидений, ни других паранормальных явлений сотрудники учреждения никогда не наблюдали. Но события на грани фантастики все же происходят.
– Однажды подследственного посадили в карцер, а там кровать днем пристегивается к стене – лежать нельзя, – рассказывает Михаил Соловьев. – У него началась белая горячка, так он оторвал кровать, которая на трех петлях держалась, и начал ею выносить дверь, благо та выдержала. В таком состоянии они в прямом смысле слова бегают по потолку.  
Занимательных историй в запасе у бывших и нынешних сотрудников учреждения немало, в том числе и хороших. К примеру, три года подряд СИЗО становилось лучшим учреждением в области, и звание это здесь подтверждают день за днем.
Анна ЕРОФЕЕВА
Фото автора и из архива УФСИН по Тульской области

Читайте также

Защитить дом с умом. Чем полезны интеллектуальные домофоны
16 Окт 2020 14:21 / Общество
Домофоны, видеодомофоны, видеонаблюдение на придомовой территории и в подъезде – все эти «умные» устройства придуманы для того, чтобы сберечь в целости наше имущество, препятствовать входу людей посторонних и главное – сохранить личную безопасность. С обычными квартирными трубками, видеодомофоны с передачей изображения на сервер оператора или на экран в квартире, с облачным хранением и без хранения данных, с возможностью связи с экстренными службами – сегодня для круглосуточной охраны дома «умными» устройствами используются все ресурсы и разработки. Как это происходит, рассказала заместитель министра по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области Елена Казмерчук. Читать »
Кто за грибами, а кто за «Веттерли-Витали»
14 Окт 2020 12:36 / Общество
Говорят, история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – нет, в нашем случае, конечно, не в виде фарса, а, скорее, гражданского подвига неравнодушных земляков. Объясняем: в 1941-м лихвинские партизаны оборудовали в лесу несколько землянок, откуда выходили на задания и где отдыхали после боев. За ними впоследствии присматривали местные краеведы – вплоть до развала СССР, водили туда школьников-экскурсантов, потом сооружения сгнили, про них подзабыли, но уже в наши дни в Суворовском районе нашлись люди, которые решили воссоздать лагерь лесных мстителей. Можно много говорить о патриотическом воспитании – а можно делом доказать, что память о героях жива. Читать »
Квартира как стимул добывать уголек
14 Окт 2020 07:10 / Общество
Если вы думаете, что слова «гласность» и «перестройка» вошли в лексикон советского человека лишь в горбачевские времена, то вы ошибаетесь. Оказывается, уже в 1980-м они замелькали на страницах киреевской газеты «Маяк». «Перестройка начинается сегодня» – так называлась статья в районке (кстати, под редкой рубрикой «Интервью с отстающими»), в которой речь шла о том, что «шахта «Смирновская» на протяжении Х пятилетки работает хуже других угольных предприятий района, ее ежегодный долг в среднем составляет 40 тысяч тонн угля». Впрочем, мы не только перелистали газетную подшивку в областной библиотеке, но и отправились на ту самую шахту – точнее, в те места, где она когда-то существовала: в поселок Головлинский. По пути встретили словоохотливую женщину. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 

da300x250_v5.png






Предпочтительный формат


Наш Twitter