Без срока давности

17:03, 12 января 2022

«А есть ли у тебя оружие?» История человека, встречавшегося со щекинским бургомистром

«А есть ли у тебя оружие?» История человека, встречавшегося со щекинским бургомистром

«Тульские известия» продолжают цикл публикаций о бургомистре города Щекино Дмитрии Кувшинове и о тех людях, кто встречался с ним во время войны. Благодаря пресс-службе УФСБ России по Тульской области, мы сможем узнать массу неизвестных подробностей как периода боев на подступах к Туле, так и работы советских контрразведчиков.

Утром 2 июня 1943 года старший следователь 4-го отдела Управления контрразведки НКО «СМЕРШ» Брянского фронта допросил Петра Петрова (имя и фамилия изменены).

ДОСЬЕ

Петр Захарович Петров. Родился в 1915 году в Москве. По социальному происхождению из крестьян-середняков. Образование 4 класса неполной школы. Житель г. Щекино Тульской области. По социальному положению рабочий. Бывший член ВЛКСМ. Состоял в браке. Красноармеец 465-стрелкового полка 119-ой стрелковой дивизии.

Этот человек с 1938 года и до оккупации гитлеровцами города Щекино служил милиционером Щекинского РОМ (районного отделения милиции) НКВД Тульской области. 28 октября 1941-го при приближении частей вермахта к Щекино со всем составом РОМ он эвакуировался в Дедиловский район. В селе Дедилово Петров и другие щекинцы-стражи порядка получили приказ: «Ожидайте распоряжений из УНКВД Тульской области». После этого милиционеры разместились по частным квартирам. Петров, двое уполномоченных УГРО, начальник военно-учетного стола и 4 младших милиционера поместились в одном доме. И провели в селе около трех дней.

30 октября 1941 года стражи порядка узнали, что немецкие войска заняли Щекино и продвигаются на Косую Гору и в сторону с. Дедилово. В это время Петров и его товарищи занимали оборону за селом вместе с частями РККА. Потом были сняты с обороны. 3 ноября 1941-го двое уполномоченных УГРО пошли в районное отделение НКВД – узнать обстановку и понять, что делать дальше. Через некоторое время они возвратились в квартиру и сообщили: «Начальник нашего РОМ из Дедилово уезжает, а нам приказал ожидать дальнейших распоряжений, как и всем сотрудникам РОМ НКВД».

– Тогда же мы и договорились о совместном переходе на сторону немцев, – рассказал Петров старшему следователю. – 3 ноября 1941 года по возвращении из РО НКВД <двое уполномоченных УГРО> в разговоре с нами сделали предложение перейти линию фронта на сторону немцев и возвратиться домой в г. Щекино. Их предложение поддержал <начальник военно-учетного стола>, который также высказал свое мнение о необходимости перехода на сторону немцев и возвращении домой. Никто из присутствующих милиционеров им не возражал и все согласились возвратиться на сторону немцев к себе домой. Подумав о том, что немцы наступают и имеют успех, я решил с РО НКВД дальше не оставаться, а изъявил согласие на переход к немцам. Во время дальнейшего разговора мы договорились переодеться в гражданскую одежду и линию фронта перейти ночью лесом. Было решено личное оружие взять с собой, что и было сделано. В ночь на 4 ноября 1941 года я, <двое уполномоченных УГРО> и все остальные мною названные милиционеры вышли из села Дедилово и направились к линии фронта. В то время немцы были от села километрах в 4. Линию фронта мы перешли лесом и на вторые сутки 6 ноября 1941 года утром пришли в Щекино и разошлись по домам.

Но для чего же милиционеры прихватили с собой оружие (это были револьверы с боеприпасами)? По словам Петрова (у него имелся револьвер наган и 14 патронов), личное оружие «взяли на случай оказания сопротивления при возможном задержании на линии фронта в момент перехода к немцам». Для проживания на оккупированной территории нужно было зарегистрироваться в германских органах власти. Петров проходил регистрацию в немецкой комендатуре города Щекино. На второй день после возвращения в Щекино он прочитал приказ о необходимости регистрации граждан города в комендатуре – она размещалась в здании детяслей. Петров решил подчиниться приказу – и в тот же день явился в комендатуру. Там милиционер встретил «много мужчин, жителей города и рабочих-шахтеров». Дождался своей очереди. И вошел в комнату, где находились немецкий офицер и переводчик, а также русский полицейский.

– Я Петров Петр Захарович, местный житель, работал милиционером в Щекинском РОМ НКВД, – не стал скрывать визитер свою биографию.

Разумеется, немец заинтересовался личностью Петрова и спросил, знает ли он, где находятся работники райкома ВКП(б), а также райисполкома и РО НКВД?

– Все руководство районными организациями эвакуировалось, но куда – мне неизвестно, – ответил тогда Петров (а в 1943-м уже при разговоре со старшим следователем уточнил: «Я действительно об этом ничего не знал»); его показания были записаны на отдельном листе бумаги (интересно, сохранились ли где-либо эти документы?).

– А есть ли у тебя оружие? – задал вопрос немецкий офицер.

– Оружия не имею, – пытался соврать Петров.

Но русский полицейский, находившийся в комнате, дал понять офицеру: «Все милиционеры имели револьверы, есть он и у Петрова».

– Расстреляю, если не сдашь оружие, – пригрозил Петрову немец.

– Извините, – произнес Петров. – Наган и 14 патронов лежат у меня дома.

После этого Петров, два офицера и полицейский пошли домой к милиционеру, где тот достал револьвер и сдал его немцам. И тут же мужчину арестовали. Все направились обратно в комендатуру. Там Петрова стал допрашивать тот самый офицер, который с помощью полицейского-коллаборациониста выяснил, что милиционер все-таки хранил оружие.

– Ты хранил оружие для борьбы против немцев, – заявил на допросе немецкий офицер.

– Я не был намерен бороться против немцев, – принялся разубеждать собеседника Петров (и убедил!). – Оружие имел как сотрудник милиции.

– Все равно посадить его в камеру, – распорядился офицер.

Петрова держали под стражей 4 суток. А потом ему возвратили отобранные при аресте документы: паспорт, комсомольский билет. И отпустили домой. Но как же так получилось?

«Находясь под стражей в комендатуре, я был завербован немецким офицером, поэтому и был освобожден из-под стражи». Вот вам и ответ…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.