Без срока давности

10:26, 14 февраля 2023

«Я видел, как вдали горел Венев», или от Минска до… капитуляции

«Я видел, как вдали горел Венев», или от Минска до… капитуляции

Губерт Франц Пишульды – еще один персонаж нашей истории про военнослужащего 17-й танковой дивизии вермахта Карла Алоиса Майергофера; напомним, этот самый Майергофер в 1941 году в составе 27-го саперно-танкового батальона участвовал в злодеяниях на территории нашего региона. А поскольку Пишульды тоже воевал в 17-й дивизии, то сотрудники силовых структур посчитали нелишним пообщаться и с ним. И вот что нам удалось узнать из материалов пресс-службы Управления ФСБ России по Тульской области.

ДОСЬЕ

Губерт Франц Пишульды родился 5 октября 1924 года в одной из деревень Чехословакии. По социальному происхождению из рабочих. Немец, гражданство чешское. Отец – Франц Пишульды, работал на бумажной фабрике. Мать – домохозяйка. Имел 7 сестер и 3 братьев. Образование – 8 классов: с 1930 по 1935 год обучался в школе в г. Хоэнфурт (Чехословакия), а затем с 1935 по 1938 год – в бюргерской школе. После окончания школы с 1938 по 1940 год трудился в хозяйстве отца, «а затем у других лиц». С 1940 по 1942 год – разнорабочий в машиностроительной фирме в г. Хоэнфурт. Профессии не имел. Беспартийный, общественной и политической деятельностью не занимался. Не судим.

Март 1942-го – Губерт Пишульды «был мобилизован на трудовую повинность, а в октябре того же года призван в ряды немецкой армии». Служил в 11-м запасном велосипедном батальоне в австрийском городе Хорн (Нижняя Австрия) до февраля 1943 г. «После окончания учебы в 11-м запасном велосипедном батальоне меня в феврале 1943 года перевели в 17-ю таковую дивизию в 40-й полк, куда я прибыл в марте 1943 года. Указанная дивизия дислоцировалась в городе Изюм, где я пробыл до апреля 1943 г., – рассказывал Пишульды 26 февраля 1948 года старшему следователю оперотдела Управления лагеря МВД № 323. – Находясь в г. Изюме, мы занимали оборону. Пробыв некоторое время в Изюме, наша часть переехала на станцию Краматорская, где мы пробыли до июля 1943 года и проходили общевойсковую подготовку, а затем нас направили на фронт между Изюмом и Краматорской, где я пробыл три дня – был ранен». А всего обер-ефрейтор Губерт Пишульды получил три ранения. Был награжден Железным крестом II класса.

– Скажите, Пишульды, ваша танковая дивизия находилась на территории Тульской области? – спросил старший следователь.

– Об этом я сказать не могу, т.к. был ранен. Лично я на территории Тульской области не был, – пояснил военнопленный, который на территории нашего региона все-таки оказался – но дело было, как вы уже поняли, после войны

(Пишульды находился в 1948-м в Туле в лагерном отделении № 19, выполнял обязанности рабочего).

Со слов военнопленного, до 1943 года командиром 17-й танковой дивизии являлся подполковник Шиллинг, «который в период боев под г. Изюм был убит (47-летний генерал-лейтенант Вальтер Шиллинг, командовавший дивизией с 16 июня 1943 года, был убит 20 июля 1943 года. – Прим. ред.); кто поступил на его место, я сказать не могу».

– А полковник Брюкс (Брукс. – Прим. ред.) командовал 17-й танковой дивизией? – прозвучал следующий вопрос.

– Я лично полковника Брюкса не видел, но от солдат слышал, что командиром 17-й танковой дивизии был Брюкс, который, по словам солдат, сдался в плен русским, но где, я сказать не могу, т.к. я был в отпуске, но, кажется, в Польше (полковник Альберт Брукс командовал 17-й танковой дивизией со 2 декабря 1944 года, 17 января 1945-го он был ранен и взят в советский плен. – Прим. ред.). 17-я танковая дивизия участвовала в боевых действиях с частями Красной Армии под Изюмом, Станиславом и в Польше, а на территории Тульской области я не был.

Из разговоров с другими военнопленными Пишульды узнал: в 17-й танковой дивизии также служили обер-лейтенант Гросс, Зомбе(неразб.) и «еще один человек, фамилию которого я не знаю, но могу сказать позднее».

ДОСЬЕ

Нанесенный ущерб частями гитлеровской 17-й танковой дивизии по Веневскому району выражается в следующих суммах:

1. Учреждениям и организациям города Венева и периферии (школы, больницы, клубы и т.д.) на сумму 110002230.

Ущерб только городу составляет 85232179.

2. Колхозам 58091063.

3. Уничтожением личного имущества советских граждан нанесен ущерб в сумме 128021262.

4. Расходы, связанные с эвакуацией 901214.

Наряду с массовым уничтожением населенных пунктов, зданий советских культурных учреждений и советских граждан района фашистами расстреляно около 30 мирных граждан. Только в с. П.-Выселки тоже же с/совета в ноябре 1941 года было расстреляно 22 человека, из них 16 рабочих тульских заводов и 6 человек колхозного и совпартактива. Материалы Чрезвычайной комиссии, подтверждающие эти данные, хранятся в Веневском районном исполкоме советов депутатов трудящихся.

Из справки от 29.10.1947 г. за подписями председателя Веневского исполкома депутатов трудящихся Андриянова, секретаря Веневского районного комитета ВКП(б) Новичкова и начальника Веневского райотдела УМВД Тульской области майора Свиридова

_MG_4013.JPG

На фото: город Венев в феврале 2023 года

Ну а теперь дадим слово самому Майергоферу, 1914 года рождения, уроженцу д. Хуллербах (Нижняя Бавария), обер-ефрейтору, беспартийному. 21 июня 1947 года он пообщался с оперуполномоченным оперотдела Управления лагеря № 323. Военнопленный сообщил следующее. До 1940 года он занимался сельским хозяйством, имел 17 га земли, обрабатывал эти гектары сам и с родителями. С апреля 1940-го до мая служил в 3-й учебной роте 27-го саперного запасного батальона в г. Ингольштадт (Германия; Бавария), а с мая 1940-го до дня капитуляции служил в 27-м саперно-танковом батальоне (за исключением времени нахождения на излечении – с июля до октября 1942 года). На Восточный фронт Майергофер попал 22 июня 1941-го; он «отметился» в Минске, Смоленске, Брянске, Орле, Веневе, Миллерово и «в ряде мелких населенных пунктов, названия которых я не помню». С июня 1945-го до ноября того же года Майергофер содержался в лагерном отделении № 7 (пос. Черепеть Тульской области) – там же были и его сослуживцы. Например, обер-фельдфебель Макс Кениг, с ним Майергофер служил в одной роте с 1940 г. А еще с ним воевал на Восточном фронте обер-ефрейтор Йозеф Цитроне, «в нашу роту был переведен за месяц до капитуляции, но в батальоне он был раньше, точно не могу сказать, с какого времени, но около 2-3 лет», «Кениг и Цитроне оставались в 7-ом лаготделении, в то время как я выбыл в 1-е лаготделение (пос. Лаптево)». Третий сослуживец – штабс-ефрейтор Йозеф Курц; служил в 27-м батальоне больше, чем Майергофер. «Последнее время он был прикомандирован к нашей роте как шофер грузовой машины. В октябре 1945 года он выбыл из 7-го лаготделения в Тулу как дистрофик».

«В задачу нашей части входило минирование и разминирование лесов, полей, ущелий и дорог, минирование входов в здания». Когда Майергофера прямо спросили, подрывала ли его часть здания, то он стал лукавить: «Таких случаев я не знаю». А на вопрос, как долго он был в Веневе, военнопленный сказал: «При наступлении наша часть только прошла г. Венев, пробыв в нем не более часа, а на обратном пути наша часть прошла в 7-10 километрах от Венева, я был вместе со своим взводом и видел, как вдали горел Венев. Какие части германской армии занимались поджогом городов и сел, я не знаю».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Подготовил Сергей МИТРОФАНОВ

Фото Сергея КИРЕЕВА
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий
//