Рекламный баннер.

Культура

00:00, 30 июня 2018

Диагностика эпохи

Софья МЕДВЕДЕВА, Андрей ЖИЗЛОВ
Елена КУЗНЕЦОВА

Тула – родной город писателя Викентия Викентьевича Вересаева. Хоть он и не жил в оружейной столице всю жизнь, здесь много мест, которые могут рассказать о детстве писателя, его юношеских годах и студенчестве.

Маршруты судьбы
Вересаев родился 16 января 1867 года в доме на улице Верхне-Дворянской (сейчас – Гоголевской). Здесь он провел свои детство и юность, приезжал на каникулы, а затем – на побывку в более взрослом возрасте. Дом был построен в середине XIX века мамой писателя Елизаветой Павловной Смидович. Сейчас дом-музей Викентия Вересаева – единственная в Тульской области городская усадьба. Здесь можно увидеть фотографии и личные вещи писателя, окунуться в атмосферу быта семьи Смидовичей. Обстановка некоторых комнат близка к той, что была в те времена. Об этом доме с теплотой и любовью пишет в своих воспоминаниях сам писатель.
Дом – ключевое место, связанное с Викентием Викентьевичем, это отправная точка маршрута по вересаевским местам Тулы. А их в городе немало.
В юношестве Вересаев часто бывал в доме семьи Конопацких. Это здание в готическом стиле с витражными окнами на улице Каминского долгое время было Домом писателей. Вересаев в своих воспоминаниях пишет, что часто бывал здесь на танцевальных вечерах, которые устраивали хозяева дома. Он дружил с сестрами Катей, Любой и Наташей Конопацкими. Для будущего писателя это здание было связано не только с танцами, но и с его влюбленностью. «Я влюбился сразу в трех сестер», – пишет он в своем дневнике.
Если от этого дома немного пройти по улице Каминского, можно увидеть храм Петра и Павла. Здесь венчались родители писателя, крестили маленького Витю. Семья была религиозной, и Викентий часто бывал в этом храме. Любил он бывать здесь и из-за своей юношеской влюбленности. Дело в том, что сюда же приходили сестры Конопацкие и это был еще один повод повидаться с ними.
Следующий маршрут жизни Викентия Викентьевича – мужская классическая гимназия на современной улице Менделеевской, где он учился с 1875 по 1884 год. Сейчас здесь располагается первый корпус Тульского государственного педагогического университета. Во время учебы Вересаев написал свои первые стихотворения, перевел «Одиссею» Гомера, немецких поэтов.
Особое место в жизни Вересаева занимал Курский (ныне Московский) вокзал. Это – уже в годы студенчества, когда он возвращался из Петербурга в Тулу. В своих воспоминаниях Вересаев писал, что он всегда заходил в буфет и съедал пирожок с мясом.

Две улицы Вересаева
С 1888 по 1894 год Вересаев учится в Дерптском университете. После его окончания он приезжает в Тулу и несколько месяцев практикуется с отцом в медицине.
После смерти главы семейства в 1898 году нужно было на что-то содержать семью, и Елизавета Павловна приняла решение об открытии доходного дома, который тогда стоял на территории усадьбы.
В начале XX века Вересаев работал в петербургской больнице имени Боткина. В 1901-м он высказался против разгона демонстрации студентов в Петербурге, за что его отправили в Тулу под негласный надзор полиции. Чтобы не беспокоить родных частыми визитами блюстителей порядка, Викентий Викентьевич снял дом на улице Миллионной (ныне Октябрьская), в котором прожил несколько месяцев. Когда Вересаев понял, что полиция наведывается к нему редко, он вернулся в родной дом.
Во время учебы в Петербурге, а затем и в Дерптском университете писатель часто приезжал на каникулы к семье, практиковался с отцом в медицине. В 1902 году он уехал из Тулы в Ялту, а затем и в Москву. Последний раз Викентий Викентьевич побывал на родине в 1912 году.
Вересаев хотел оставить о себе память в Туле и еще при жизни передал в краеведческий музей фотографии и книги. И туляки его не забыли. У центрального входа в Белоусовский парк в 1958 году установили памятник писателю. Есть улица Вересаева – бывшая Техническая, переименованная в 1989 году. До этого в городе также существовала улица имени Вересаева, но она исчезла в результате перестройки кварталов. В 2017 году музей совместно с подростковым клубом TulaTeens подготовил литературный маршрут в формате квеста – по вересаевским местам Тулы.

В поисках решения
Викентий Вересаев в полноводной реке русской прозы конца XIX – начала XX века все время теряется. Слишком много крупных писателей поблизости: Глеб Успенский, Чехов, Горький, Бунин, Куприн, Андреев, Булгаков, Алексей Толстой… Викентий Викентьевич в этой разномастной компании не выделяется эпохальными произведениями, которые вошли бы потом в окоем массового читателя и тем более школьную программу. Чужд он и модернистскому эпатажу – Вересаев всегда оставался верен классически чистой русской речи. Но если уж судить по-настоящему, то наш земляк нисколько не уступает другим крупным фигурам нашей прозы той поры. Просто вчитываться в него как-то не принято. Вот, говорят, «Записки врача». А кто читал их?.. Между тем, познакомившись с Вересаевым, находишь его отголоски и у Куприна, и у Булгакова, и у Андреева.
Вересаев входил во взрослую жизнь на перекрестке двух эпох: беспутья последней трети XIX века и опасного, сулившего еще не осознаваемые тогда перемены революционного времени. Русское общество искало свой завтрашний облик, мучаясь, спотыкаясь и совершая ошибки. И все это Вересаев чувствовал достаточно тонко. Серия очерков 1892 года о горняках Донбасса под названием «Подземное царство», которые Викентий Смидович впервые подписал известным теперь псевдонимом, – это рассказ о людях, которые работают и живут в жутких условиях начальственного произвола, не имеют налаженного быта, но сохраняют в себе человеческое. И этот человек – реальный, не из романов XIX века, самый что ни на есть вересаевский. Он видел все это своими глазами в Юзовке, нынешнем Донецке. Известная повесть 1894 года с говорящим названием «Без дороги» – о той же жизни, о холерной эпидемии на Донбассе, которой, казалось, охвачены не только шахтерские поселения, но и вся страна. А куда идти – не знает: дороги-то нет.
Постепенно Вересаев нашел свое место на орбите русского общества – его отмечают такие разные люди, как Лев Толстой и Владимир Ленин. Писатель много рассказывает о жизни ищущей и болезненной интеллигенции, о Русско-японской войне, где служит медиком. Но самое яркое произведение начала XX века, конечно, «Записки врача». Как определить его жанр? С одной стороны, это несомненный физиологический очерк, бесстрастный и откровенный, а иногда даже ужасающий своей откровенностью. С другой стороны – это целый цикл историй болезни, в который Вересаев включил и свою собственную. Его ужасают и страдания пациентов, и незащищенность людей от тяжелых болезней, и недоступность платной медицины для бедняков, и невозможность быть уверенным в правильности поставленного диагноза. Мир начинал казаться мне одною громадною, сплошною больницею. Да, это становилось все несомненнее: нормальный человек – это человек больной; здоровый представляет собою лишь счастливое уродство, резкое уклонение от нормы», – с обнажающей откровенностью писал Вересаев.
Он все время ищет решения для себя, для общества, для России. Между двумя революциями он вдруг уделяет наибольшее внимание философии – создает обширный труд «Живая жизнь»: в одной его книге он сравнивает творчество Достоевского и Льва Толстого, в другой – критикует Ницше. После Октябрьской революции Вересаев не прекращает поиска. Показателен в этом смысле его роман 1922 года «В тупике», где в пределах одной семьи обостряются политические противоречия – счастливого конца нет, это слишком далеко от реальности: революция, воспринимай ее хоть вселенским благом, в любом случае расколола общество, и трещина порой проходила по живому – по семейным связям. Вересаев не занимает четко какой-то стороны – он предпочитает с врачебной бесстрастностью исследовать происходящее. Он пишет о рабочих, о молодежи, о меняющейся морали. В 1933 году Вересаев публикует роман «Сестры», но его скрупулезный медицинский подход осужден – произведение критикуют, Вересаева обвиняют в клевете на комсомол. И он принимает решение больше не писать о современной жизни. В последние десятилетия он переводит древнегреческих авторов – Гомера, Гесиода, Сафо, пишет прекрасные литературоведческие книги «Пушкин в жизни», «Спутники Пушкина», «Гоголь в жизни». В 1943 году по совокупности литературных заслуг Вересаев получает Сталинскую премию первой степени.
Его не стало 3 июня 1945 года. Прошло уже более семидесяти лет, но мы еще не прочитали толком Вересаева. И быть может, чтобы понять нынешнее время, нам сейчас как раз нужно снять с полки именно его книгу.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий