Культура

09:21, 09 ноября 2020

Фото, кино и мир глазами Засецкого

«Тут у нас представлены и хорошо всем знакомые фотоаппараты, которыми мы пользовались в юности: «ФЭД», «Зенит», «Смена», «Зоркий», «Любитель». А есть и редкие экземпляры фототехники, каких, возможно, вы и не сыщете в других музеях области, – поделилась с нашей репортерской группой Наталья Кипарина, экскурсовод Кимовского историко-краеведческого музея им. В.А. Юдина. – Например, вот этот, «Контесса-Неттел», был произведен во Франции в 1926 году. А этот, «Робра», изготовлен ровно столетие назад в Германии. Рядышком его земляк, но чуть помоложе – «Балда-Дрезден», выпущенный в 1927-м. Кстати, предлагаем поразмыслить, как правильно произносится: «БалдА» или все-таки поделикатнее «БАлда»? Музей носит имя его основателя: Владимира Юдина, историка, поэта, художника и – замечательного фотографа, умевшего делать обычными фотоаппаратами совершенно уникальные снимки, в том числе панорамные. Первые фотоаппараты люди несли Владимиру Алексеевичу в его коллекцию, и вот теперь она широко представлена в экспозиции».

IMG_9655.JPG

Юдина уже нет с нами, а кимовчане продолжают дарить музею различную фототехнику. Музейщики из Тулы, как-то рассматривая это богатое собрание, только вздыхали и бросали на коллег из Кимовска попеременно взгляды то зависти, то восхищения. Ради нас здесь даже приоткрыли витрину, чтобы мы лучше могли запечатлеть любопытнейшую коллекцию. 

IMG_9687.JPG

IMG_9665.JPG

Но есть тут гигант-экспонат, который за стекло спрятать не так-то просто. Это так называемая крупноформатная пластиночная складная камера, выпущенная в Харькове в 1969 году и снимавшая не одно поколение кимовчан в студии при местном Доме быта. Кстати, единственная на весь город, так что и она в своем роде раритет. Могла очутиться на свалке, но обрела свой последний приют в музее.

IMG_9676.JPG

– У нас тут представлены и советская фотовспышка «СЭФ-2», и глянцеватель. Последним и мы с мужем когда-то пользовались. Показываем все это юным посетителям, а современные ребята уже и не понимают, что это за прибор, и вообще не знают, что такое пленка, – признается Наталья Владимировна. – Нам-то все это привычно, а для школьников музейная фотоколлекция – невероятная диковинка. Ретро! А когда рассказываем про процесс съемки на ту самую камеру из Дома быта и про получение снимков, мальчишки и девчонки в полном недоумении. Куда-то надо было идти, потом ждать в очереди, сама съемка утомительная, муторная, на тебя направляют прожектора, а фотограф накрывается черной тканью, потом снова приходи за заказом... Сейчас сняться на телефон и отослать снимки куда угодно – секундное дело.

Впрочем, есть тут не только «фотики» разных стран и годов, но и кинокамеры: «Экран», «Киев». Мы не случайно упомянули и про них. Дело в том, что на музей не так давно обратили внимание и маститые кинематографисты. В Кимовск приезжала съемочная группа известного кинорежиссера Тимура Бекмамбетова (да-да, это в его арсенале «Ночной дозор» и «Ирония судьбы. Продолжение»). Киношники поделились планами снять фильм о жителе Кимовска фронтовике Льве Засецком.

СПРАВКА

Лев Александрович Засецкий, 1920 года рождения, уроженец деревни Казановка Епифанского района, воентехник 1-го ранга. В РККА призван Тульским горвоенкоматом. С января 1942 года в должности командира взвода отдельной огнеметной роты, приданной 222-ой стрелковой дивизии 33-й армии. Своим взводом разбил 12 немецких дзотов, лично убил 5 немцев. Получил 2 марта 1943 года пулевое проникающее ранение левой те­менно-затылочной области. Инвалид II группы. В результате ранения совершенно не мог читать. «Когда я смотрю на ложку, на ее левый кончик, то я удивленно не пойму, почему я только вижу один кончик ложки, а не всю ложку, которая казалась мне тогда каким-то странным кусочком пространства, ко­торого я даже пугался иногда, теряя ложку в супе», – вспоминал ветеран.

 IMG_9702.JPG

– Засецкому после ранения удалили четверть мозга, рана имела площадь 16 квадратных сантиметров – рассказывает Наталья Кипарина. – У этого человека были нарушены память, зрение, мир он видел фрагментами: например, руку свою он видел, а дальше прогал. Имя матери вспоминал несколько лет. Не запоминал алфавит, но снова научился писать, оставил 3000 страниц дневников. При этом был он талантливым. Этот пациент очень заинтересовал врачей. Они спрашивали Засецкого, каким он видит мир, из чего медики сделали вывод, какие участки мозга отключены, а какие работают, поняли, как вообще функционирует мозг. Науке удалось в результате продвинуться на годы вперед.

В музее можно увидеть ученическую тетрадь Засецкого конца 1940-х годов. Его письма пионерам Бучальской средней школы, отправленные в 1970-е. Фото, где Лев Александрович в кругу семьи. Был такой врач-невропатолог Александр Лурия, так вот он написал книгу «Потерянный и возвращенный мир. История одного ранения», посвященную Засецкому. Удастся ли снять фильм об этом человеке – покажет время. Ну а то, что и без него удивительная судьба фронтовика вызывает сегодня пристальный интерес как у специалистов, так и у простых экскурсантов, – факт.

Сергей МИТРОФАНОВ

Сергей КИРЕЕВ

Ранее на тему