Рекламный баннер.

Культура

09:00, 08 августа 2014

Играли и будем играть

Играли и будем играть
 Марина ПАНФИЛОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

В доме-музее В. В. Вересаева открылась экспозиция авторских интерьерных кукол, созданных тульскими мастерицами Марией Ролдугиной и Еленой Ерохиной.
Обе с детства занимаются рукоделием, за свое творчество удостоены множества наград на различных конкурсах и фестивалях – как региональных, так и международных. Мария Ролдугина даже стала дипломанткой IX ежегодного конкурса детского искусства в американском городе Олбани. Как рассказала директор музея Виктория Ткач, эта выставка близка по духу: ведь в семье писателя Вересаева мастерить игрушки, особенно к Рождеству, было традицией. А эти шедевры привлекают внимание: пусть и осовремененные, они тем не менее тяготеют к народным традициям, которые так близки каждому. Ведь тряпичная кукла родом из семьи русских игрушек, история которых уходит своими корнями в глубокую древность. Куклы сопровождали человека с его первых шагов по земле. Дерево, глина, солома, ткань и другие доступные материалы в руках мастера становились игрушками для детей и обрядовыми фигурами для взрослых. Историк Николай Бартрам – один из самых трепетных исследователей народной игрушки – отмечал, что куклы были частью обыденной жизни как детей, так и взрослых.   
Куклы появлялись с рождением ребенка, чтобы оберегать его от бед и болезни, были его первыми друзьями и утешителями. Без их участия не обходился ни один праздник или событие деревенской жизни, будь то свадьба или сбор урожая, проводы зимы или Пасха.
Куклы Марии Ролдугиной и Елены Ерохиной живут в придуманном мире – мире детских фантазий и грез. Все эти гномы, феи, важные зайцы и хитрые коты встречают посетителей как старые знакомые. Посмотреть на них  приходят целыми экскурсиями  ребята из интернатов и летних и лагерей, зачастую мамы приводят сюда своих детей, чаще – дочек, чтобы потом вместе попытаться воспроизвести увиденное.
А экскурсоводы, чтобы расширить кругозор пришедших, рассказывают им не только об экспозиции, других современных куклах-хендмейд, но и об истории русской народной игрушки, все виды которой заслуживают внимания и восхищения: их условность, схематичность не от бедности, а от богатства фантазии. Бесконечно долго можно всматриваться в образы, созданные мастерами-ремесленниками прошлого, удивляясь их изобретательности, гадая о смыслах и сожалея о потерянных навсегда экземплярах.
И, создавая своих стильных зверюшек, Ролдугина и Ерохина напоминают о своих предшественницах, живших века назад. Конечно, традициям свойственно изменяться, так как обстоятельства, которым они адекватны, меняются. Да и кукла – не самый долговечный предмет. Более того, сама по себе, без сопровождения игры или обряда, она нема, не может рассказать о характере манипуляций, которые с ней выполняли. В результате сейчас мы располагаем сравнительно поздним материалом о народной игрушке: в основном конца XIX – начала ХХ веков. Историки, этнографы, мастерицы-кукольницы во всех регионах России продолжают работу по сбору этой информации у редких уже носителей.
Выбор материала для игрушек зачастую был обусловлен бытовыми условиями мастера. В местах распространения гончарных промыслов популярны были глиняные свистульки, мастер-плотник в свободное время мог выстругать лошадку для сына, а особенно удачные варианты привезти на ярмарку. Тряпичные куклы были уделом женщин. Это самые безопасные и любимые забавы для малышей, это любимое занятие для юных мастериц, а для взрослых куклы были важными участниками ритуалов, которыми была насыщена жизнь в прошлом.
Каждая игрушка имела свое предназначение. Она могла быть утешением, поучением, лекарством, развлечением. Куклы не являлись «интерьерным решением», даже лиц у них долгое время не было, красота была вторичной по сравнению с содержанием. С одной стороны, так их защищали от проникновения нечистой силы, в которую верили наши предки. Но с другой стороны, это еще раз подчеркивает, что важна была не внешность, а смысловая нагрузка. Только позже в дань городской моде стали рисовать углем или вышивать личико. Но у такой куклы настроение всегда одинаковое, а куколка без лица – разнообразна, лицо ей рисует фантазия хозяина. Мастерица делала куклу так, как ее научили мама и бабушка. Ткань рвала, сворачивала и перевязывала красной нитью особым узлом или крестом. Сто лет назад мастерице бы не пришло в голову сделать куклу из дорогого и нового материала. На куклы шли старые ношеные вещички, самыми доступными материалами были лыко, лен, береста, трава, ветки.
Тряпичные куклы передавали по наследству, иногда в сундуках с приданым для дочери их собиралось больше сотни. К сожалению, большинство этих сундуков не дошло до наших дней. Сколько разнообразных образов могли бы мы в них найти, свидетельств бытовой и духовной жизни наших предков! Ведь в каждом регионе были свои особенности, традиции, которые в том числе отражались и в игрушках.
Игрушки сегодняшние, сделанные вручную, улыбаются, подмигивают и – по-прежнему согревают душу, словно защищая детские мечты и фантазии от злых духов из виртуального мира.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий