Культура

12:35, 23 мая 2024

Как выковать культуру? Интервью с главным художником выставки «Тула. Шедевры. Музеи России» Андреем Рейнером

Как выковать культуру? Интервью с главным художником выставки «Тула. Шедевры. Музеи России» Андреем Рейнером

Наталья ПАНЧЕНКО
Фото: Елена КУЗНЕЦОВА

18 мая, в Международный день музеев, в выставочном пространстве тульского «Фонда искусств» открылась выставка «Тула. Шедевры. Музеи России». Эта экспозиция предваряет открытие целого ряда мероприятий в рамках проекта «Музейное лето в Туле».

Накануне события мы поговорили с главным художником выставки — музейным дизайнером Андреем Рейнером. Наш разговор — об уникальности предстоящего мероприятия, о том, как решались задачи по его организации, наконец, о самом художнике, его увлечённости своей работой.

— Андрей Георгиевич, вам ведь уже приходилось работать в Туле? 

— Много раз. В 2012 году меня пригласили оформить экспозицию музея-заповедника «Куликово поле». Автором архитектурной концепции выступил Сергей Викторович Гнедовский, научной — Алексей Михайлович Воронцов. В 2020 году мне предложили принять участие в проектировании Пространства «Археология». Это научный центр, один из филиалов музея-заповедника «Куликово поле», расположенный в музейном квартале на улице Металлистов. А ещё я в том же 2020 году оформлял две выставки в Тульском кремле: одна была посвящена Большой засечной черте, а вторая — отреставрированным иконам иконостаса Успенского собора Тульского кремля. Экспозиция музея кондитерской фабрики «Ясная Поляна» тоже моего авторства. Так что дорога в Тулу, скажем так, мной наезжена.

— Выставка «Тула. Шедевры. Музеи России», оформлением которой вы сейчас занимаетесь, необычный проект: по задумке, по масштабу…

— О том, что такой проект будет реализован в Туле, помощник президента России Алексей Геннадьевич Дюмин объявил на выставке «Россия» в День Тульской области 10-го января этого года. При этом, кстати, присутствовали некоторые из руководителей музеев, принимающих сейчас участие в проекте. Идея была поддержана министром культуры РФ Ольгой Борисовной Любимовой. В январе же я получил предложение от правительства Тульской области принять участие в организации выставки в качестве автора экспозиции. О проектах такого масштаба — на одной площадке собрать предметы из 12 крупнейших музеев России, связанные с историей и культурой одного региона — я раньше даже не слышал, хотя много лет был главным художником фестиваля «Интермузей», объединяющего профессионалов музейного дела со всего мира. Представители Тульского музейного объединения сделали первоначальный подбор экспонатов, которые хотели бы видеть на этой выставке, и теперь мы готовим к размещению 270 предметов. Я, кстати, работаю здесь вместе с компанией «Нео Экспо-Арт», директора которой Максима Анатольевича Бугаева знаю уже несколько лет: мы вместе создавали музей «Куликово поле». Надеемся, что, несмотря на ограниченность во времени, нам удастся осуществить задуманное и посетители выставки будут приятно удивлены и довольны тем, что увидят.

— Подготовку экспозиции начинали со знакомства со зданием Фонда искусств, с его выставочным пространством?

— Нет, сначала познакомился с идеей. Обычно, когда создаёшь музей или выставку, как входной документ получаешь техническое задание, в котором прописывается тематико-экспозиционный план, где все экспонаты перечисляются и распределяются по разделам, где есть фотографии экспонатов с указанием их размеров. Изучил всё, а потом уже приехал смотреть здание, я в нём до этого ни разу не был. Сразу обратил внимание, что выставочное пространство Фонда искусств прекрасно подготовлено для музейных экспозиций. Единственное, что нас, скажем так, не устраивало, — отсутствие трекового света, направленных светильников. Но мы эту проблему решили: треки уже смонтированы, световые приборы, их около 250, будут выставлены в последние два дня перед открытием.

IMG_0772.JPG

— Какие-то ещё сложности, связанные с подготовкой экспозиции, были?

— Безусловно. Это обычная практика. Но мы всё по ходу дела решаем. В связи со сжатостью сроков подготовки выставки, которая примет первых посетителей уже 18 мая, мне пришлось отчасти самому формировать её тематические зоны и разделы, причём с учётом меняющегося списка предметов, которые должны были бы быть на ней представлены: какие-то музеи не смогли привезти, по разным причинам, некоторые свои экспонаты. Например, я проектировал большой оружейный раздел, в том числе с учётом предметов из музеев Московского кремля. А Московский кремль вообще не принимает участия в этой выставке –значит, произойдёт образное изменение экспозиции в целом. Ещё одна сложность — практически полное отсутствие витрин. Но здесь тоже всё понятно: это не музей, а выставочное пространство фондохранилища, поэтому мы размещаем временные конструкции из МДФ и стеклим их. Вот я уже представил вам архитектурный образ выставки.

— А композиционная ваша концепция?

— Нашлось и композиционное решение: так как экспозиция размещается на двух этажах — втором и третьем, мы распределили экспонаты в соответствии с этим «делением». На втором этаже — зал, посвящённый производству, и мы подаём его немножечко абстрактно, авангардно — в чёрном, красном, оранжевом цветах — цветах угля, чугуна, железа, огня, плавки. Создаём образ Тулы как города-кузницы. Третий этаж посвящён теме искусства, и подача материала тут другая — лиричная. Зал выдержан в спокойных тонах: серый, сложно-бирюзовый — это сочетание воды и зелени, деревьев, коричневый — цвет земли. И вот на это всё, скажем так, ложится живопись, музыка, театр, поэзия, народное искусство, прикладное — гармонь… Вот такая сложилась у меня концепция.

— А как вы обыгрываете первый этаж?

— На стене напротив входа, которую вы сейчас видите, я предложил разместить обращения к тулякам всех директоров музеев, которые предоставили свои экспонаты для выставки. Портрет директора — и обращение. Порадовало, что руководители всех двенадцати музеев нашли что сказать жителям Тулы и её гостям. Такое отношение к нашей просьбе не могло не порадовать. Но для нас этот приём с «прямой речью» ещё и, вообще-то, находка: такого пока никто никогда не делал. Мне кажется, это хорошая такая история, которую, наверное, подхватит кто-то ещё.

IMG_0923.JPG

— От чего вы плясали, готовя экспозицию? Что у вас выступило «печкой»? Какой-то экспонат, историческое событие?

— Пространство. Я же архитектор. Но, должен сказать, не только. С Гариком Сукачёвым, например, с Олегом Газмановым я работал и как художник по свету, и как светорежиссёр. Такое вот сочетание.

— Значит, в данном случае, создавая экспозицию, вы «плясали» от пространства? Поясните, пожалуйста.

— Я не знаю. Это тайна моих мыслей. Мне всё выдаёт моя голова. Только после этого я начинаю рисовать эскизы. Пространство, которое ты должен преобразовать, всегда уже имеет какие-то определённые условия, параметры. Начинаю колдовать. В этом здании — полукруг. Значит, в этом полукруге я и работаю. Вот он ряд колонн. Есть ряд окон. И хотя окна со шторами, тем не менее остаётся много щелей, от которых нужно уйти, потому что мне нужна собственная световая драматургия, меняющая пространство. Ещё пример: в каждом зале есть входные порталы, в них запроектированы специальные световые отсечки — светодиодные ленты или галогеновые светильники, подвешиваемые в горизонтальной плоскости на нужном уровне. Отсечки психологически перенастраивают посетителя, проходящего через пучок света. Посетитель выходит из этого пучка другим — он начинает по-другому видеть, а значит и понимать окружающее его пространство. И вы это заметите, когда мы настроим свет. С другой стороны, и это тоже касается вопроса формирования нужного пространства, — мне необходимо оборудовать место под витрины. Есть ещё и третья сторона — чтобы разместить живопись и графику, мне нужно дать большое количество плоскостей. Кроме того, надо оформить и входные зоны, мы уже начали об этом говорить: что на первом этаже, что на втором, что на третьем. И всё это должно иметь довольно ясный пространственный характер.

— Наверное, у вас есть ещё какие-то приёмы работы с пространством?

— Конечно. Мы сейчас с вами находимся в фойе. Фойе — пространство под церемонию открытия, поэтому здесь всё должно быть свободно. Тут же, кстати, будет пресс-волл. А теперь — видите колонны? Видите. А наверху уже не увидите: они спрятаны в застройку. Это мой любимый приём. Прячу всегда по-разному. Пространство сразу становится другим. Как мы на колонны смотрим? Радостно, безразлично — как угодно, но они есть. А если мы их включаем в игру, они становятся невидимками. Второй момент, очень важный для меня, — соблюсти баланс экспонатов. И, пожалуйста, не думайте, что он не имеет отношения к формированию пространства. Группирую предметы согласно определённой мысли, затем собираю их в витрины. Конструкция витрин здесь унифицированная: два типа размера стёкол и два типа размера витрин. Почему так — уже объяснил: не залы музея. Этикетаж будет вынесен. По той же причине. Понимая, в каких залах придётся работать и в какие сроки, я, можно сказать, заранее спроектировал такую пространственную архитектуру. В данном случае она не только удобна, но и оправданна.

IMG_0744.JPG

— Вы уже немного сказали о том, что будет представлено на выставке…

— Содержание очень хорошее. Туляки увидят холодное и огнестрельное оружие из Эрмитажа, произведённое тульскими мастерами, от старинного до современного, юбилейно-парадного; гармони из Музея музыки. Будут, конечно, и самовары — их доставили из хранилищ Политехнического музея. Все двенадцать российских музеев, среди которых ещё и Третьяковская галерея, Русский музей, музей имени А. А. Бахрушина, представляют какие-то экспонаты, которые были либо созданы в Туле, либо посвящены ей. Здесь будет живопись, графика, ноты, письма, табакерки, шкатулки, иллюстрации, афиши, плакаты — большой спектр различных и, поверьте, очень интересных предметов.

— Чем ещё удивите тульского зрителя?

— На выставке будет звучать вальс, написанный Львом Толстым. О том, что Лев Николаевич играл на фортепиано, знают почти все. А вот о том, что он сочинял музыку, мало кому известно. Хотя, наверное, к тулякам это наблюдение не относится. Довольно большой блок экспозиции посвящён ещё одному писателю, чьё имя связано с Тульской землёй, — Ивану Сергеевичу Тургеневу: можно будет увидеть редкие иллюстрации к его произведениям. Музей музыки представит пластинку с двенадцатью песнями о Туле. Одна из них написана Серафимом Туликовым на слова Якова Шведова. Её и другие песни, посвящённые вашему городу, можно будет послушать на монофоне. А ещё мы подготовили волшебную проекцию в интерьере — «Царь Пётр в кузнице». Подготовка таких проекций — всегда сложное и интересное дело. Режиссёр инсталляции — Алёна Бадягина. Она же автор слов, которые говорит Пётр. За основу Алёна взяла текст из оригинального указа Петра от 1725 года.  Атрибутику для инсталляции подбирали в Туле. И актёр в роли Петра Первого снимался тульский — Сергей Пыжов. Мультимедийными вещами, считаю, сильно увлекаться не стоит, но они, с учётом сегодняшних реалий, на мой взгляд, должны быть.

IMG_0893.JPG

— Ещё какие-то подарки для посетителей есть?

— Есть. В каждом зале при входе у нас размещено по шесть сенсорных мониторов, замечу, вписанных в архитектуру экспозиции. У них совершенно одинаковый контент. Посетители выставки, независимо друг от друга, смогут узнать детальные сведения о заинтересовавших их экспонатах. Это мало где делается. Я уже много раз наблюдал в музеях такую картину: стоит сенсорный монитор, и к нему либо вообще никто не подходит, либо подошёл кто-то один, а остальные десять, которым тоже было бы интересно почитать, идут мимо, потому что монитор занят.

— Вернёмся к «печке» — пространству, с которого у вас всё начинается. Видела ролик о, скажем так, преображении музея-панорамы «Бородинская битва». Впечатляюще. В нём вы рассказываете о музейном маршруте. Здесь, наверное, нельзя применить этот термин.

— Этот ролик, кстати, тоже делала Алёна Бадягина. В каждом пространстве есть свой маршрут. Но здесь не музей — фондохранилище с выставочным залом. Принимающим временные выставки. Поэтому говорить о музейном маршруте в полном смысле этого слова в данном случае, думаю, да, нельзя. Тут архитектура пространства совсем другая, мы об этом говорили. И это коллекционный показ, две блочные темы, о которых мы говорили. Две большие зоны, о которых тоже говорили. В пределах больших зон есть зоны малые. Структурно третий этаж повторяет второй. Только объекты другой тематической направленности. И внутри каждой зоны можно найти ряд интересных комплексов. Над этим вместе со мной работали художник выставки Денис Чижов, графику разработала Маргарита Нижегородцева, а контент для тачскринов — Светлана Золина. Но главное, что мы с вами должны помнить, — посетитель увидит здесь музейные экспонаты-шедевры, имеющие внутреннюю энергетику, эстетику. Они по-особому воздействуют на зрителя, поэтому мы и старались каждый из них подать уважительно, с пониманием особенности каждого из них. Потому и витрины — простите, забегаю вперёд, вам только предстоит это увидеть — будут звучать у нас вместе со всеми своими экспонатами. В определённом контексте. Порождая определённую эмоцию.

IMG_0781.jpg

— Как вы пришли к музейному дизайну? Что вас, архитектора, подтолкнуло к этому?

— Мне интересно. После окончания вуза я работал архитектором, художником. Долгое время преподавал рисунок и живопись. У меня была своя студия. Параллельно занимался выставочным дизайном, имею в виду коммерческие выставки, архитектурным проектированием. Градостроительным дизайном занимался лет пять, даже региональным. Одно время проектировал интерьеры частных домов и квартир. Долгое время работал светорежиссёром. Всё это вместе взятое и привело меня к музейному проектированию, где всё связано с историей, с искусством. Не всеми работами, конечно, могу сказать, доволен. Потому что не всё получается так, как хотелось бы. Но это жизнь. Главное — мне интересно заниматься тем, чем я занимаюсь. Просто интересно. В своё время мне удалось поработать в творческом коллективе Александра Никитича Конова. Он очень серьёзный, очень сильный музейный проектировщик. Всё это, думаю, благодаря базовому образованию и многоплановому опыту работы в смежных специальностях, и подтолкнуло, как вы говорите, меня заняться музейным дизайном.

— Заканчивая работу над экспозицией, что могли бы пожелать людям?

— Знаете, делать выставки, тем более музейные экспозиции, да ещё такого масштаба — это как кино снимать. Столько людей участвует в процессе. Так вот мне хотелось бы, чтобы, как в титрах к кинофильмам, писались бы титры к музейным выставкам, чтобы были названы все, кто готовил экспозицию, и чтобы эти «титры» вывешивались на стенах музея. А тулякам и гостям города желаю успеть посетить эту уникальную выставку.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий