Рекламный баннер.

Культура

11:12, 29 марта 2019

Кремлевские тайны

Какое отношение имеют итальянцы к строительству главной крепости нашего региона? Существовала ли сеть подземных ходов под стенами Тульского кремля? Пыточная камера – это приманка для туристов или исторический факт? Обо всем этом «Тульские известиям» рассказала краевед – журналист Наталия Кириленко.

Сергей МИТРОФАНОВ
Елена КУЗНЕЦОВА

Люди каменного века
– Есть основания предполагать, что Тула «родилась» позже 1146 года, – говорит она. – Аргументированные доказательства приведены, например, в статье почетного архивиста России Николая Фомина «Тула и Никоновская летопись» в первом выпуске «Тульского краеведческого альманаха». Впервые название Тула достоверно, то есть документально, упоминается в 1382 году в договоре великого князя Московского Дмитрия Ивановича и великого князя Рязанского Олега Ивановича. Современные археологи локализуют эту древнюю Тулу северо-восточнее теперешнего нашего города, на речке Сине-Тулице, на городище недалеко от села Торхово.
Что же касается Тулы, стоящей на ее нынешнем месте, то началась она со строительства кремля 500 лет назад. Широкомасштабные археологические раскопки последних трех десятилетий, проведенные в центре нашего города, показали, что городских слоев ранее XVI века здесь нет. Небольшие поселения, не связанные с будущей Тулой, на территории кремля были: находки позволяют говорить о существовании на этом месте стоянки людей каменного века и небольшого поселения эпохи раннего железного века (первые века I тысячелетия нашей эры).

Неслучайное место
«Поставлен город каменной на Туле…» – так сообщает о начале строительства Тульского кремля «Краткий Кирилло-Белозерский летописчик», датируя событие 1507 годом (здесь Тула – тогдашнее название нынешней реки Тулицы). Это было время разрыва мирных отношений Москвы с Крымским ханством и первого нападения крымчаков на окраины Московского государства. Не случайно для строительства новой крепости было выбрано место, находившееся почти в центре оборонительной Засечной черты, рядом с Муравским шляхом, который крымские татары использовали для набегов.
– Но вместе с тем кремль был построен не на правом, обжитом берегу реки Упы, которая могла бы послужить для врагов естественной преградой. Он был выдвинут в Дикое поле, в результате чего, во-первых, граница Московского государства продвинулась дальше на юг, а во-вторых, был создан мощный плацдарм против Рязанского (тогда еще независимого) княжества и против возможных нападений польско-литовских войск, – продолжает собеседница. – И Тульский кремль вполне оправдал свое назначение, когда в 1552 году выдержал двухдневную осаду ­войск крымского хана Девлет-Гирея.
Приключения
итальянцев на руси?
– До сих пор историки и архитекторы ведут споры насчет участия в строительстве итальянских мастеров, – говорит Кириленко. – Документально это предположение не подтверждается. Но и не опровергается!
В работе 1916 года «Тульский кремль» приват-доцент Московского университета, член Тульской губернской ученой архивной комиссии, действительный член Императорского Московского археологического общества Александр Рудаков приводит следующие доказательства в пользу иностранцев:
«Трудности, которые пришлось преодолевать строителям Тульского кремля, были настолько значительны, что с ними едва ли могли бы справиться русские мастера, еще не строившие в это время ничего, кроме небольших церквей. Тульский кремль построен на самом берегу реки на зыбком грунте и почве, насквозь пропитанной водою; в болотистой местности, которая еще в начале XIX столетия изобиловала трясинами и топями, где безнадежно тонули и дома, и целые мостовые. Между тем строители кремля были до такой степени опытны в деле расчета глубины и формы фундамента, что их сооружение не только не пошатнулось, но нигде даже не уклонилось сколько-нибудь заметно от вертикальной и горизонтальной линий. Кроме этих общих соображений в пользу мнения, что Тульский кремль построен иностранными инженерами, говорят самые архитектурные особенности, которые роднят его не только с одновременными крепостями в России, воздвигнутыми итальянскими зодчими, но и с настоящими итальянскими крепостями и замками XV и XVI веков. Особенности белокаменной кладки, напоминающей кладку древнеримских зданий, по которым учились строить итальянские инженеры эпохи Возрождения, применение при постройке белого камня и кирпича вместе; общий план кремля, расположение башен, форма перекрытий и бойниц, гармоничный силуэт башен и стен, навесные бойницы, столь типичные для итальянских кремлей, – все это делает из тульской крепости верное повторение северо-итальянских замков».
Впоследствии мысль об участии итальянских инженеров в сооружении Тульской крепости считалась чуть ли не крамольной. Исследователи либо отрицали авторство иностранных архитекторов вообще, либо оценивали роль итальянских специалистов в сооружении памятника как малозначимую. А вот современные специалисты все более склоняются к «итальянской» версии.

За водой – через подземный ход
Многие наши земляки и туристы, глядя на кремль, пускаются в размышления: а не существовали ли в нем подземные ходы и пыточная камера? И что вообще в старину находилось на территории крепости? Оказывается, в XVI–XVII веках пространство внутри кремлевских стен было очень плотно застроено. Сведения об этой застройке имеются в писцовых книгах того времени.
– Главная улица кремля называлась Большой и соединяла Ивановскую и Пятницкую проездные башни. На Большой улице размещалось большинство учреждений местного управления, – говорит Наталия Кириленко. – Здесь находился двор воеводы, а также подворье архиепископа Каширского и Коломенского, в чьем ведении была тогда Тула. В кремле была «канцелярия» воеводы – приказная изба и «уголовный суд» – губная изба. В нижнем ярусе угловой Никитской башни имелась пыточная камера, где допрашивали преступников. Так что нынешняя экспозиция музея «Тульский кремль» – это отражение исторического факта, а не современный креатив во имя привлечения туристов.
Существуют версии о нескольких подземных ходах, которые вели из кремля к окрестным церквям и даже за Упу, к храму Рождества Христова в Чулкове. Современные исследователи критически относятся к возможности такой сети подземелий: кремль окружала болотистая местность, и прокладка подземных ходов в ней вряд ли была бы возможна. Единственный действительно существовавший подземный ход вел из погреба Ивановской (Тайницкой) башни к реке и служил в случае осады для снабжения защитников кремля водой. Но и его дубовые перекрытия разрушились уже к концу XVIII века.
На Большой улице напротив друг друга стояли два собора – деревянный во имя Архистратига Гавриила и каменный Успенский. От Большой улицы отходили многочисленные тупики и переулки, на которых располагались осадные дворы и осадные клети.

Кто такие дворники
В последней четверти XVI века в кремле было более 120 осадных дворов, в которых во время крымско-татарских и прочих набегов укрывались представители светской и духовной власти, а также дворяне и дети боярские (низший чин провинциального дворянства), имевшие вотчины и поместья в Тульском уезде.
– В мирное время в большинстве осадных дворов проживали так называемые дворники – люди либо довольно бедные, либо пришлые из других городов, – объясняет краевед. – Их нанимали следить за сохранностью господского имущества. Кроме того, в кремле имелось более 100 осадных клетей тульских священников, посадских и служилых людей (прежде всего защитников крепости: пушкарей, стрельцов и т. п.).
В 1999–2000 годах под руководством Юрия Екимова проводились археологические изыскания на месте колокольни Успенского собора. Исследования выявили большую скученность жилых и хозяйственных построек в пределах осадных дворов. Расстояния между одновременными сооружениями порой не превышали нескольких метров. На месте сгоревших и разобранных сооружений возводились новые.
Жилые постройки в кремле были двух типов. Первый – наземный, скорее всего, одноэтажный дом, представлявший собой сруб-клеть с деревянным полом, площадью 30–40 квадратных метров.
Второй – двухэтажные сооружения, нижние этажи которых представляли собой глубокие (более 2 метров) и просторные (площадью 25–33 «квадратов») котлованы, облицованные деревом, с дощатыми полами. Площадь наземных частей двухэтажных построек была 45–60 квадратных метров. Археологам встречалось двухэтажное строение, в котором оба этажа были жилыми (на обоих имелись печи), а также строение, где нижний этаж предназначался для хранения продуктов и хозяйственной утвари. Возможно, нижние этажи служили для укрытия в случае обстрела крепости. Кстати, макет такой двухэтажной избы представлен сегодня в экспозиции музея «Тульский кремль».
К 1685 году в кремле осталось «всяких чинов людей 72 двора, да 4 двора пустых, 27 мест пустых». Объяснение этой динамики таково. В 1640-х годах завершилось строительство новой линии укреплений – Белгородской засечной черты, в результате чего граница Московского государства отодвинулась далеко на юг и Тула перестала играть роль пограничной крепости.


Благодарим краеведа
Владимира Щербакова
за содействие
при подготовке материала
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий