Рекламный баннер.

Культура

18:45, 19 декабря 2016

О временах и нравах

О временах и нравах
 Марина ПАНФИЛОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

Спектакль «Женское постоянство», поставленный в Тульском академическом театре драмы режиссером Алексеем Малышевым по произведению Сомерсета Моэма, можно было бы назвать еще «Женское достоинство».

Именно о нем там идет речь, и не случайно зрительный зал полон на каждом показе: тема актуальная, хоть об этом сегодня говорят мало.
Стоит ли устраивать скандал, узнав об измене мужа? Ведь быть обманутой женой – унизительно, а если подобная новость становится достоянием гласности, и вовсе из дома не выйдешь. Именно такими принципами руководствуется прекрасная Констанция (Лариса Киеня), муж которой Джон Мидлтон (Юрий Богородицкий) уделяет слишком много внимания Мари-Луизе (Полина Шатохина), ее лучшей подруге.
Любовный треугольник во все века – популярнейшая тема для литературных и музыкальных произведений. Внутри него неизменно кипят страсти, дело доходит до убийств и само­убийств, даже до развязывания войн между государствами. Но английский автор, философия которого многим близка, а отношение к женщине восхищает (поскольку Моэм всегда позволяет ей быть победительницей), уже в названии определил сущность и самой пьесы, и ее героев: «Верная жена» (комедия страсти). Так что публике изначально предлагают посмеяться над происходящим – и на сцене, и в жизни.
Этот спектакль 28 лет назад уже был поставлен Алексеем Малышевым в Тульском драмтеатре, и вот – триумфальное возвращение.
– Эта пьеса не устаревает, ведь тема-то вечная, – заметил Алексей Александрович. – Может быть, все проблемы сегодня более актуальны, чем столетие назад, когда писалось произведение. В наши дни люди лучше понимают, что такое свобода личности или экономическая свобода, много говорят о равноправии мужчин и женщин. Хотя порой кажется, что наши современники уж слишком заигрались в эти права и свободы – хватили через край, и эта пресыщенность заставляет задуматься о многом. И можно понять, почему в зале так много народу: есть два не теряющих актуальность вопроса: правда ли, что мужчинам позволено то, чего нельзя женщинам? И как быть женам в такой ситуации?..
Каждая фраза пьесы, каждый мини-диалог – афоризм, такое можно встретить лишь у Моэма. Зрители смотрят заинтересованно, уже с первой сцены, с первых реплик понятно, что зал сопереживает, а главное – вслушивается.
«Разумеется, правда – это прекрасно. Но, прежде чем ее озвучить, хорошо бы убедиться, что она пойдет на пользу слушающему и не послужит исключительно для того, чтобы доставить себе маленькое удовольствие», – такую материнскую оценку своим действиям получает младшая сестра Констанции Марта (Марина Анисимова), стремящаяся «открыть глаза на происходящее».
Актрисы Елена Попенко и Ольга Красикова в новой постановке играют в разных составах один и тот же персонаж – муд­рую и ироничную миссис Калвер, мать Констанции.
– Когда-то мы были на сцене «лучшими подругами», – рассказала Елена Попенко. – Но я с радостью перевоплотилась в родительницу моей прежней героини: классику перечитываешь всю жизнь и каждый возраст открывает на ее страницах что-то новое. Помню, в советские времена в зале в основном присутствовали радикально настроенные «Марты»: так яростно большинство зрительниц аплодировали, когда Мортимер, муж Мари-Луизы, здесь его играет Игорь Небольсин, обличал неверную супругу. Но Моэм  учит быть объективными: нельзя сразу рвать отношения – хотя бы в воспоминание о том счастье, которое двое дарили друг другу в течение десяти лет, как здесь говорится. Невозможно же эти годы вычеркнуть, а некогда близкого человека сразу забыть, облив грязью. Понимание и такт – то, чего нам всем не хватает…
Зато на сцене хороших манер – сколько угодно, кажется, что герои после каждой грациозной и остроумной реплики  делают реверанс. Даже дворецкий Бентли (Алексей Емельянов) – истинный англичанин в буквальном смысле с головы до пяток: от рыжих волос до щелканья каблуками.
Безукоризненны здесь и декорации Александра Дубровина, и костюмы Елены Погожевой, как всегда служащие подсказкой в понимании характеров. Внешне идеальны  все, кроме Мари-Луизы, которая в вульгарно-ярких одеяниях напоминает то ли тропическую птицу, то ли даму полусвета.
«Откровенность нынче в моде. Зачастую это – прекрасная ширма для сокрытия истинных мыслей…»
«Не семь смертных добродетелей  превращают мужчину в хорошего мужа. А три сотни приятных мелочей…»
« – Мне так стыдно!
– За то, что ты завела роман с Джоном, или потому, что попалась?..»
Зрители, точнее зрительницы, вслушиваясь в словесную перепалку, с нетерпением ждут, что же предпримет Констанция. И та оправдывает ожидания: совершая безукоризненно точные действия, позволяет появиться в своем окружении давно влюбленному в нее Бернарду (Николай Бутенин), очень кстати вернувшемуся в Лондон, устраивается на работу к Барбаре Фоссет (Ирина Бавтрикова).
То есть из предмета мебели, которым неизменно становится с годами жена для своего мужа, превращается в обожаемую и – что немаловажно! – экономически независимую женщину.
А поскольку месть – холодное блюдо, то счеты с напакостившей парочкой героиня сводит лишь через год, но опять же – изящно, соблюдая собственное достоинство и не унижаясь до слез, обид и скандала.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий