Рекламный баннер.

Культура

00:00, 15 апреля 2017

Счастливые ноты

Счастливые ноты
Марина ПАНФИЛОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

идюля (именно так он предпочитает, чтобы его называли во время интервью) – один из самых популярных исполнителей. Феномен Дидюли в том, что его произведения живут уже долгое время, диски регулярно переиздаются, оставаясь популярными. Как известно, зритель голосует руб­лем: на концертах этого исполнителя всегда аншлаги. Тула – еще один пример тому: зал филармонии был полон, зрители как завороженные слушали композиции из «Фламенко», «Сатиновых берегов», новые мелодии.

– Очень часто мои сочинения представляют собой смесь арабских, испанских, славянских и балканских мотивов, тут присутствуют и Восток, и Запад: музыка – космополитична, на ее языке можно говорить в любом уголке мира, – сказал после выступления Дидюля в эксклюзивном интервью. – Я много езжу, был почти во всех странах Европы, в Иране, Турции, странах постсоветского пространства, в Китае, на Бали, я там выступаю, бываю на отдыхе. И, конечно, хоть стараюсь расслабиться и не думать о работе, «антенны» задействованы: прислушиваюсь к тому, что звучит вокруг меня, к звукам моря, шороху волн на песке, к людской речи – чтобы поймать счастливую ноту.
Поэтому в моей музыке можно услышать элементы любых стилей, там есть и арабская ритмика, и интонации русской, белорусской, польской, латино-американской… Очень много стилистических жанровых влияний. Как композитор, я могу мыслить «разными штрихами» – пишу экспериментируя.
Но я никогда не пишу на заказ, и если ко мне обращаются с предложением «озвучить» какой-то фильм, то отвечаю, что не смогу соответствовать никаким требованиям – потому что тогда в мелодиях не будет того градуса искренности, к которому я привык в своей жизни и в творчестве. Поэтому предлагаю просто послушать уже написанное и выбрать.
– Сочиняете легко?
– Иногда – за несколько часов могу записать то, что вдруг услышалось за окном, в автобусе, в дороге. И потом так же легко и быстро в своей домашней студии делаю запись. А иные произведения делаются годами – все зависит от моих внутренних ощущений. Конечно, у меня есть какие-то наработки, фрагменты, части музыкальных фраз, когда что-то наиграно, запомнилось и было отложено. Сочинение – процесс непредсказуемый, здесь не может быть четко очерченных рамок.
– Ваши давно известные произведения сегодня звучали по-иному: вы сделали новые аранжировки, состав вашей группы расширился – теперь слышится иная палитра.
– Вы совершенно точно заметили: иная палитра. У нас добавились струнные, пять скрипок, есть различные духовые – классические, народные: всякие дудки, наи, дудуки, сопелки. По-прежнему присутствуют клавишные, ударные, бас-гитары, ладовые и безладовые. Это для меня не просто инструмент, в гитаре заключен целый Космос – в шести струнах столько нюансов, красок, целый мир!..
– Где вы приобретаете свои гитары?
– По-разному: в гастрольных поездках, иногда мастер делает на заказ, а иногда, если вижу у коллег уникальный инструмент, могу купить у них.
На сегодняшний день моя коллекция гитар насчитывает 25 инструментов, а первую я получил в детстве в подарок от мамы. Сейчас у меня есть акустические – как с нейлоновыми, так и металлическими струнами. Есть греческие бузуки, дутар, но это – не музейная коллекция, не экспонаты. Это реально работающие студийные и концертные инструменты, которые постоянно и активно используются.
– Многие из ваших музыкантов играют на нескольких инструментах.
– Да, они – универсальные исполнители, все яркие, интересные личности, хочется давать им раскрываться, солировать на сцене, высказывая, выплескивая свои эмоции. Тут мы все – на одном дыхании, на одной инструментальной волне. Для нас эмоциональность – превыше всего, потом уже музыкальность, человеческие качества – без этого невозможно сосуществовать в коллективе. Мы же постоянно вместе, на сцене, в гостиницах, во время переездов. Сейчас со мной ездят уже 18 человек, тут, помимо музыкантов, звукорежиссеры, осветители, администраторы. Большой состав, за которым нужно смотреть, оберегать, любить, а порой – держать в ежовых рукавицах.
– Еще у вас добавилась вокалистка…
– Это моя жена Евгеника, она окончила Гнесинское по народному вокалу, замечательно поет, украшая наши концерты.
– Порой даже шаловливые пассажи выдает…
– Это – в общем стиле, мы все любим юморить, забавляя зрителей и себя.
А вообще, женская энергия должна быть в мужском коллективе, и мы рады, что пять наших скрипачек участвуют в концертах.
– Несколько лет назад вы приезжали в Тулу и поделились планами, что хотели бы включить в программу танцовщиц.
– Уже был такой эксперимент – и танец живота, и фламенко, и модерн. Но впоследствии я отказался от этой идеи: танец – другое направление в искусстве, его можно добавить в рамках одного номера, включить в видеоклип. Но в таком концерте не вижу возможности добавить движение к звукам, к инструментам.
Развиваться хочется именно в музыкальном направлении, а если визуализировать, то – экраны, добавить спецэффекты. Сейчас у меня иные цели, хочется придать музыке академичности. Один из последних альбомов был записан с симфоническим оркестром, и результат получился замечательный. А потом прошел концерт, его показали по каналу ОТР, когда в оркестровом исполнении звучали известные наши произведения – «Фламенко», «Блюз в ночи», «Айседора», «Музыка солнца». Их совершенно шедевральные переложения сделала известный дирижер Ли Отто, с которой мы сотрудничаем.
– Во время концерта вы оказываете почти гипнотическое воздействие на зал, когда публика по движению руки аплодирует, замирает…
– Ну это же – наш зритель, и даже если приходят случайные люди, они тут же душой присо­единяются к общему настроению. На концертах бывают люди разного возраста и социального статуса, и все они для меня дороги. Я ценю своего зрителя, который, несмотря на любую экономическую ситуацию, всегда придет и поддержит. А мы возьмем от слушателей эту встречную энергию – и так мы сосуществуем уже много лет.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему