Рекламный баннер.

Культура

12:23, 26 октября 2018

Славянский хоррор

Арсений АБУШОВ
Михаил ЛЕОНТЬЕВ

Зомби и вампиры, дриады и пикси… Что нам нечисть заграничная, когда и отечественный мир поверий кишит упырями да вурдалаками. В славянской мифологии есть такие бессмертные персонажи, по сравнению с которыми самые одиозные монстры Европы покажутся мелкими пакостниками. 

Одни только аримофеи – люди без головы и с лицами на груди – чего стоят, или астонии – существа, питающиеся запахом. А есть и создания, страшные не только обликом. Отечественных зомби – мертвецов, которым не спится в могилах, – славяне называли упырями, а вампиров – вурдалаками. И те, и другие ночами рыскают в поисках живой плоти, дабы выпить из нее кровь и обратить в новобранца армии нежити несчастного путника.
Пополнить полчища ходячих мертвецов можно и иными способами. Наши предки верили, что упырями становятся умершие младенцы, рожденные от нечистой силы или испорченные ею, самоубийцы или погибшие неестественной смертью люди, а еще покойники, через гроб которых перескочила черная кошка.
Строй упырей могла пополнить и нечистая часть умершего двоедушника, совмещающего в себе два естества: человеческое и демоническое.
– В то время как человеческая его душа наслаждалась раем, демоническая примыкала к упырям и всячески глумилась над местным людом. Наши предки верили, что днем это был обычный человек, а ночью, заснув, женщина-двоедушница превращалась в летучую мышь или кошку, мужчина – в лошадь, собаку или зайца. И в этих разных обличьях они безо­бразничали. Двоедушникам славяне приписывали и способность управлять погодой. Например, поднимать вихри и летать по ветру, – рассказывает историк Егор Пронин.
Впрочем, эта нежить в Тульской губернии популярностью не пользовалась, а потому и упоминания о ней в наших краях редки. Куда как опаснее для себя жители тульских деревень считали существо, именуемое коровьей смертью или черной немочью. Уже из названия ясно, кому сулило беду появление такого персонажа из низшего мифологического эшелона. Эта нечисть могла являться в самых разных обличьях: от коровы, черной кошки или собаки до старухи с руками-граблями.
Способов борьбы с коровьей смертью было множество, но самый запоминающийся – опахивание селения. Ритуал этот следовало совершать в полночь, а его участницами могли быть только девственницы, вдовы и старухи. Мужчинам в большинстве селений в этой процессии участие было заказано. Лишь кое-где в Рязанской и Тамбовской губерниях мужики могли опахивать деревню, а в Липецкой – юноши палили из ружей, идя впереди процессии.
Но это все исключения из правил. В основном же женщины собирались вместе, снимали обувь и распускали волосы. Детали церемонии в разных регионах отличались. Так, в Московской губернии участницы действа надевали мужские рубахи, в Саратовской – сарафаны, а в Тверской, Калужской и Минской изгонять черную немочь полагалось совсем голыми.
– Женщины вместо животных впрягались в соху и проводили борозду вокруг деревни. В борозду сыпали песок, приговаривая: «Когда песок взойдет, тогда к нам смерть придет!» Случайный прохожий мужского пола сильно рисковал, попадаясь на глаза процессии, поскольку почти наверняка его ждала участь быть избитым участницами обряда до полусмерти. Наши предки верили, что это сама коровья смерть пытается укрыться в виде оборотня, – не без улыбки смакует подробности церемонии историк.
Его коллега краевед Игорь Пешехонов замечает, что «жизнь» коровьей смерти прекратилась в первой половине XX века, когда в деревнях стали работать ветеринары.
Мало кто сегодня слышал и про огненного змея, которого сильно боялись наши предки – как жители земли Тульской, так и всей Центральной России.
Русский этнограф-фольклорист XIX века, уроженец Тулы, автор «Сказаний русского народа» Иван Петрович Сахаров писал: «Известно всем и каждому на Руси, что такое за диво – огненный змей. Все знают, зачем он и куда летает, но вслух об этом никто не решается говорить. Огненный змей – не свой брат, у него нет пощады: верная смерть от одного удара. Да и чего ждать от нечистой силы! Казалось бы, что ему незачем летать к красным девицам, но поселяне знают, зачем он летает, и говорят, что если огненный змей полюбит девицу, то его зазноба неисцелима вовек. Такой зазнобы ни отчитать, ни отговорить никто не берется…»
Как выясняет этнограф, огненный змей – отец всех кикимор. Их-то и рождают девицы, на которых пал выбор пресмыкающегося гада из потустороннего мира.
Современные краеведы и в наши дни слышат истории про огненных змеев.
– С 1997 по 2002 год я занимался этнографией в границах Куликова поля. Так вот тогда в деревне Татинки Кимовского района местные жители рассказывали, что раньше, в давние времена, над их селением летали змеи с огненными шарами, а потом эти видения рассыпались. Если же шар на какой двор падал, то это не к добру все было для хозяев того дома, – зачитывает выдержки из так называемых быличек Игорь Пешехонов.
Игорь Владимирович поясняет, что быличками называют рассказы о том, что вроде бы когда-то было, но в то же время носит несколько фантазийный характер.
– Я бы сказал, что это народная чертовщина. Просьба – не путать с легендами, потому что в них уже присутствуют упоминания христианских святых, – уточняет историк.
Вообще же, по его словам, в Тульском крае в основном верили в самую простую нечисть – домовых, например. При этом не сильно побаиваясь всяких чертей, русалок, о которых и упоминания-то встретишь крайне редко.
Этнографы замечают, что единого каталога извергов у наших предков не было: в разных местностях – свои мерзости. Морских и горных чудищ не было, а вот лесные и речные «обитали» в достатке. Ну и среди них не было переростков: великаны, гиганты и циклопы – продукт заграничных страхов. Хотя в числе нежити есть и мигранты: кое-кто из тех, что наводят страх и ужас, прижились на Руси лишь после принятия христианства и заимствованы из греческих мифов.
В славянском хоррор-листе (от англ. horror – ужас) есть и полуденица – полевой дух, символизирующий солнечный удар; и игоша – умершие без крещения младенцы; и богинки, крадущие беременных
женщин и рожениц, подменяющие человеческих младенцев на своих уродцев. И, кстати, те же кикиморы – весьма разные существа в различных местностях. Так называли и обитательницу болотных трясин – старуху, укутанную в шаль из водорослей и мха, а еще – злого духа в избе.
Список нечисти на Руси огромен, а потому ни к чему нам заграничный хеллоуин. Со своими бы потусторонними силами разобраться. Как говорится, врага нужно знать в лицо. Чтобы потом смело заглянуть нежити в глаза, иначе их и не побороть. Ведь как пели персонажи отечественного мультфильма «Ничуть не страшно» ночные ахи-страхи: смелых мы пугаемся, в страхе разлетаемся…
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий