Рекламный баннер.

Культура

17:27, 13 сентября 2018

Традиции на кончике иглы

Юлия МОСЬКИНА
Елена КУЗНЕЦОВА

Кто-то со смехом назвал старинные рушники «Инстаграмом» того времени. Шутки шутками, но сравнение на самом деле очень меткое. В сюжетах вышивок, родившихся под руками мастериц Тульской губернии, – не только традиционные орнаменты, но и бытовые сценки – точно фотографии, сохранившие то, что время обычно не щадит.

Тканые сокровища
Татьяна Наумова, заведующая отделом хранения и учета коллекций «Куликова поля», один за другим разворачивает белые шуршащие свертки и достает из них рушники. Две тысячи предметов XIX – первой половины XX века музею удалось приобрести у коллекционера. Еще год «сокровища» никто, кроме музейщиков, не видел – их стирали и гладили, утюжили и подшивали где нужно. Самое «старое» полотенце датировано 1890 годом. И несмотря на то что «моложе» 70 лет предметов в коллекции нет, сохранились они прекрасно, не выцвели и не полиняли. Это заслуга натуральных конопляных и льняных нитей, на смену которым сейчас пришла синтетика.
– Когда разбирала коллекцию, доставала из коробки очередное полотенце и тут же бежала его показывать кому-то из коллег. Восторгу моему не было предела и хотелось им делиться, – признается Наумова. – Из-за меня, наверное, работа всего отдела встала – три месяца я вот так отвлекала коллег.
Конечно, рушники музей стал собирать задолго до счастливого момента покупки этой глобальной частной коллекции. Первую этнографическую экспедицию снарядили в 1998 году, тогда сотрудники исследовали регион Куликова поля и вместе с предметами традиционного костюма в руки к ним начали попадать рушники.
– Они-то и стали для меня источником глубокого знания о народе, рассказав об искусстве, традициях, обрядах, – сначала жителей территории Куликова поля, затем всей Тульской губернии и более широко – сопредельных регионов, – признается Татьяна Витальевна. – Стало понятно, что полотенца были очень разными, их можно разделить на три группы: с ткаными узорами, с вышитыми узорами и с орнаментальными подзорами, украшенными кружевом.

Голубь на ветвях мирового древа
Вышитые орнаменты тоже, как оказалось, удивительно разнообразны. Наши предки вышивали крестом и полукрестом, гладью и тамбурным швом. Последний вариант музейщикам попадается почему-то реже всего, но все равно в коллекции у Наумовой есть и такой рушник. По белому полотну вьется густой растительный орнамент. Удалось установить, что рушник этот принадлежал «индюхам» – так с юмором простой народ в Тульской губернии называл однодворцев.
Но вообще-то чаще мастерицы вышивали крестиком, и самым популярным сюжетом было мировое древо. Образ этот – архаический, происходящий еще из языческих времен.
– Считалось, что такое дерево служит истоком всего сущего, а кроме того, выступает хранителем рода, большой семьи. Корни его уходят в навь (мир мертвых), вершина тянется к прави (богам), на ветвях покоится мир живых – явь, – поясняет Наумова.
По тому, как вышито мировое древо, можно судить даже о том, насколько многочисленна была семья, из которой вышла мастерица. Вот бегут от крупных ветвей побеги, и если загнуты они вниз, значит обозначают умерших предков, если вверх – ныне живущих братьев и сестер. Чем выше ветка – тем они старше.
Также часто тулячки вышивали на рушниках и птиц. Пернатые всегда несли добрую символику. Двое голубков ассоциировались с молодоженами, а петух был главным оберегом, и недаром в народных сказках вся нечисть исчезает с первым его криком.
– Не менее популярен был и образ хранительницы домашнего очага – берегини, матери Земли, – продолжает Наумова. – Если такая фигура вышита с поднятыми вверх руками, значит она манит, призывает удачу. С опущенными вниз или упертыми в бока – выступает заступницей семьи.

Красное и черное
По рушникам, уверена Наумова, можно проследить весь жизненный путь – от рождения до смерти. Появился на свет новый человек – его приняли в полотенце, а в другое обернули после крестин, третье – девушка вышила, начиная собирать приданое, и о том, что это ее первый опыт, скажут неровные строчки вышивки, а четвертое приготовила для своего жениха к свадьбе.
Получается настоящая лента времени, только тканая. Но особо интересны сюжеты, отразившие быт наших предков. Если учебник по истории содержит факты ключевые, переломные, то о повседневности лучше всего расскажут предметы народного творчества.
Наумова осторожно раскрывает очередной сверток и показывает рушник, на нем мелким крестом – сценка: две женщины в народных костюмах с коромыслами пришли к колодцу да так и остались стоять, заболтались. Другое полотенце – и другой сюжет – деревенский праздник: пляшет вприсядку парень в красной рубахе, а возле него две девушки – соперничают за внимание. Популярны сценки охоты и всяких забав: катаний на санях, лошадях, качелях.
Вышивка яркая, многоцветная, и музейный сотрудник спешит объяснить. Вообще-то традиционно в Тульской губернии вышивали красными и черными нитками. Но чем ближе к современности, тем больше в работах прослеживается эклектики, заимствуются цвета, характерные для соседних регионов. Процесс этот естественный, и его не остановить, уже в прошлом–позапрошлом столетиях между областями были налажены не только торговые, но и родственные связи. К примеру, тулячка вполне могла выйти замуж за уроженца соседней губернии. Наверное, именно поэтому подзором из белевского коклюшечного кружева украшено полотенце в «рязанской» расцветке.

Что вышито иглой…
Интересна и сама история термина «рушник». Происходит от слова «рушить», то есть рвать ткань на куски нужного размера. Слова «рушник» и «полотенце» – одинаково древние синонимы. И это далеко не единственное пересечение темы традиционных полотенец с языкознанием.
– Есть устоявшееся мнение о том, что в дореволюционное время жители деревень были по большей части неграмотны. Но одна только эта коллекция рушников это мнение может опровергнуть, – говорит Татьяна Витальевна.
Некоторые полотенца сплошь расшиты текстами молитв, и ведь вышивались они, скорее всего, по памяти. А еще на рушнике часто оставляли пожелание, если изготовлен он был в подарок. Так, на полотне с лебедями, которое показывает музейный сотрудник, красуется надпись: «Два лебедя – один пух. Люби одну, а не двух». Хорошим тоном считалось, если даритель оставлял свою подпись и ставил год, в котором вышил рушник. Так или иначе, но тот, кто собирал коллекцию, попавшую в фонды, к занятию подошел скрупулезно, узнав и сохранив историю каждого. Для музейных сотрудников это бесценно.
«Куликово поле» выпускает каталоги: уже вышло издание по традиционному костюму Тульской губернии, за ним последует несколько каталогов по рушникам.
– Сейчас велик интерес и к исторической реконструкции, и к народным традициям, так что книги своего читателя ждать будут недолго, – уверена Наумова. – Пригодятся издания и дизайнерам: среди предметов в музейной коллекции костюма есть такие, которые и в наше время смотрелись бы актуально, – чем, как не ими, вдохновляться. Возвращается и мода на вышитые полотенца: их используют на свадьбах и крестинах. А вызван этот всплеск интереса, вероятно, нашей усталостью от высоких технологий. Все-таки русской душе чужды любые рамки, она всегда ищет широты и красоты, глубины и смысла. И ведь все это найдется в вышивках на простых полотенцах. Каждую из них можно рассматривать как картину в галерее.
Вскоре рушники станут экспонатами епифанского музея. Татьяна Наумова уверена: интересом посетителей эта выставка обделена не будет.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему