Рекламный баннер.

Общество

22:24, 10 июля 2012

Роскошь быть добрым

Роскошь быть добрым

Это сейчас Екатерина Абрамычева поливает глянцевитую землянику, пурпурные розы, яркие бархатцы, которые окружают ее уютный домик. А совсем недавно преподаватель анг­лийского языка Горбачевской школы Плавского района представляла Тульскую область на I Всероссийском форуме педагогов сельских школ. Чем живет сегодня учитель в деревне? Какие у него проблемы и как их решить? Об этом Екатерина Евгеньевна рассказала нашей репортерской группе.

О разнице между сельским и городским
Городские коллеги нам завидуют – у вас-де в классе по 10 человек, а не по 25, как у нас. Но, знаете, для десяти детей в отличие от двух с лишним десятков лекцию не прочитаешь – с каждым из них нужно на уроке работать индивидуально. А это весьма непросто.
Но главная разница, на мой взгляд, в другом. Сейчас не очень любят словосочетание «возиться с детьми». Оно означает «разбираться в проблемах школьников, никому не отказывать в помощи, заниматься с ними после уроков, если надо». В общем, черновая, кропотливая работа. Но без нее никакого результата не будет. Мне, как классному руководителю, приходится порой заходить к некоторым ученикам, будить их по утрам, чтобы они встали и пошли в школу. И они ко мне забегают, конечно. Даже на каникулах, летом. Ребята берут почитать книги, а с девочками садимся под орехом во дворе и рукодельничаем. Во время учебного года я в школе до вечера – руковожу театром…
В городе тенденция другая. Суперсовременные учебники, интерактивные доски, программное обеспечение, которые якобы должны поднять ребенка до европейского уровня образования… Учитель просто приходит на урок, дает материал, а все остальное, мол, – прерогатива родителей и репетитора.
А на селе педагога отличают особое душевное тепло, взаимопонимание с учеником. Может быть, все это мы черпаем прямо из земли. Ведь я, когда прихожу уставшая и замотанная после школы домой, воду ношу, огород поливаю. И успокаиваюсь. А мой городской коллега, бедный, в это время в пробках на дорогах стоит или телевизор смотрит.
Об авторитете
Говорите, родители перестали учителей уважать, прислушиваться к их мнению?.. Лукавить не стану, у меня тоже есть мамы и папы «с претензиями». Но в большинстве своем они сохранили уважение к педагогам. Тут еще и то играет роль, что большинство моих нынешних учеников – сыновья и дочери моих же выпускников, я ведь больше двадцати лет в школе работаю. Вот и получается, что утром на уроке у меня одни дети, а вечером на собрании – другие! 
Когда иду в магазин, точно знаю, что быстро не вернусь. Обязательно кто-то остановит, поговорит. И все от мала до велика приветствуют: «Здравствуйте!». Причем даже пожилые люди интересуются, что я думаю по поводу политических событий, того, что происходит в поселке. То есть на селе все-таки воспринимают учителя как значительную фигуру.
О самообразовании
В методическом плане мы от городских коллег не отстаем – Интернет все различия сгладил. На сайты все время залезаю, новинки учебной литературы там заказываю, потом езжу в Тулу забирать, благо у нас в Горбачево – железнодорожная станция.
Правда, есть совсем глухие деревни, куда и автобус-то не всегда доходит. И за моих коллег, которые работают там, всегда очень обидно.
Об оптимизации
и реорганизации
Школу в деревне нужно сохранять любой ценой. Она – залог развития села. За примером далеко ходить не надо. Горбачевская школа в свое время появилась в результате слияния Железнодорожной, Селезневской и Толсто-Дубровской. Так вот поселок Толсто-Дуброво исчез, и во многом именно из-за этого.
Когда речь идет о закрытии маленькой школы, то чаще всего говорят об экономии и о том, что там не получишь качественного образования. А вот на Всероссийском форуме сельских учителей представители Дагестана сказали: у нас менталитет такой, что нельзя ребенка отрывать от семьи, от ее устоев. А нам ведь предлагают уво­зить его из дома утром и возвращать поздно вечером. Ни о каком полноценном общении с родителями тут говорить не приходится.
Сиюминутная выгода закрытия очевидна – не надо тратиться на ЖКХ, на ремонт. А вот более важные последствия всего этого мы увидим потом, но будет поздно.
О смелости и зарплате
То, что люди не идут работать в школу из-за низкой зарплаты, – это лишь одна сторона медали. Да, доход невелик. Его, конечно, подняли, но назвать его высоким все равно нельзя. Это как земля, которая высохла, – сколько ни поливай, все равно мало будет.
Кажется, сделай оклад в 50 тысяч рублей – и все в образование прямо ринутся. Это вряд ли. Ведь люди сейчас предпочитают, как это называется, «срубить бабки по-быстрому». Они попросту не захотят иметь дело с огромным количеством морально-этических, и не только, проблем, которые есть в школе, особенно в сельской. Что ни говори, а учителями идут работать очень смелые люди. Они готовы взять на себя груз ответственности. И могут позволить себе роскошь быть добрыми. А таких людей в современном обществе мало.  
…Екатерина Евгеньевна провожает нас за калитку своего уютного домика, улыбается и машет на прощанье. В воздухе – солнечный свет и запах нагретой земли.
Светлана САМАРЕНКО
Фото Андрея ЛЫЖЕНКОВА

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий