Рекламный баннер.

Общество

22:00, 30 августа 2012

Из жизни – в книгу

Мэтра советской литературы Алексея Толстого свела с Иваном Титковым  (1912,  дер.  Слобода ныне Белевского района – 1982) газета  «Красная звезда». Титков несколько дней читал Толстому отрывки из дневника, который вел с первых дней Великой Отечественной войны, а тот слушал и записывал наиболее примечательные эпизоды, свидетельствовал бывший главный редактор издания Давид Ортенберг.
На основе этой и других подобных встреч Толстой создал самое значительное свое произведение военных лет – «Рассказы Ивана Сударева». Писателю Титкин был интересен не только дневниковыми записями. Человек вполне мирной профессии – выпускник Тульского строительного техникума, который одновременно с учебой работал на возведении в городе гигантской фабрики-кухни на 12 тысяч обедов в день;  профессионал, выросший до руководителя строительных трестов в Кузбассе и Омской области, в боевой обстановке Иван Филиппович являл яркий пример мужества, воли и находчивости.
22 июня 1941 года застало командира саперной роты Титкова в Пинске Брестской области. Едва посыпались первые бомбы, он умчался в часть, оставив дома жену с маленьким ребенком, – вновь он увидит их лишь в конце войны. Разбитые казармы горели, из развалин мало кто выбрался, а в город уже входили немецкие войска. Титков повел уцелевших на восток.
Мост через Россь был захвачен немецким десантом, одетым в красноармейскую форму. Но почти одновременно с саперами сюда подошли несколько наших танков – их совместного удара парашютисты не выдержали и были уничтожены. Танкисты посадили пеших «мотосаперов» на броню, столкнули с моста в реку подбитые грузовики и двинулись дальше.
Между Борисовом и Лепелем группа Титкова слилась с пробивающимся из-под Алитуса мотострелковым полком 5-й танковой дивизии. Общая численность отряда превысила две тысячи человек. В лесу нашли сброшенную с самолета «Правду» с текстом радиообращения Сталина к народу. Посовещались: остаться партизанить во вражеском тылу или пробиваться к своим? Решили прорываться к действующей армии.
Пройдя с боями сотни километров по вражеским тылам, они вырвались из окружения под Яхромой, когда уже начиналась битва за Москву. Иван Филиппович вместе с мотострелками, у которых он стал начальником инженерной службы, участвовал в параде на Красной площади осенью 1941-го и сразу же отправился на передовую. Под Ржевом в феврале следующего года получил ранение, после госпиталя вернулся на фронт. Но летом его отозвали в Москву и направили в распоряжение штаба партизанского движения. После курса спецподготовки в подмосковной Барвихе Титкова перебросили за линию фронта – партизанить в Белоруссии.
К концу лета там уже действовал межрайонный партийный центр Борисовской партизанской зоны. Титкова назначили командиром бригады, вскоре получившей имя героя Гражданской войны матроса-партизана Железняка. К зиме она разгромила основные опорные пункты оккупантов в Бегомльском районе, уничтожила охрану мостов, перекрыла пути к райцентру, провела ряд успешных операций на железной дороге. В районе остался единственный, сильно укрепленный гар­низон в Бегомле. Первая попытка уничтожить его не удалась, но при поддержке подошедших на помощь соседних партизанских бригад в декабре разгромили и его. Так на оккупированной территории появилась свободная от фашистов обширная партизанская территория.
Бригада «Железняк» быстро росла численно и действовала еще активнее, тем более что наладилась постоянная связь с Большой землей – оборудованный под Бегомлем партизанский аэродром регулярно принимал советские самолеты. Совинформбюро 3 апреля 1943 года сообщило об одной из смелых операций: «Отряд «Железняк», действующий в одном из районов Витебской области, 26 марта совершил успешный налет на немецкий гарнизон в крупном населенном пункте. Партизаны истребили 210 солдат и офицеров противника, разгромили управление полиции и жандармерии. Захвачено вооружение вражеского гарнизона и два склада с продовольствием. Выполнив боевое задание, партизаны без потерь вернулись на свою базу».               
Летом 1943 года фашисты направили против партизанского анклава «Первый русский национальный полк СС» под командованием полковника Гиль-Родионова, сформированный из советских военнопленных. «Преобладающее большинство солдат и офицеров формирования Гиль-Родионова во время карательных операций в партизанских зонах лояльно относилось к партизанам и их семьям и во многих случаях оказывало фашистским варварам вооруженное сопротивление, когда последние собирались жечь деревни, уничтожать и грабить мирное население», – докладывал ЦК ВКП(б) секретарь ЦК компартии Белоруссии В. Малин. Усилению таких настроений способствовала пропагандистская, разъяснительная работа партизанского подполья. В итоге после личной встречи Титкова и секретаря Бегомльского райкома партии Манковича с Гиль-Родионовым его подчиненные (более двух тысяч человек!) объявили себя 1-й антифашистской партизанской бригадой. При этом были расстреляны прикомандированные к полку фашисты и несколько предателей, арестована группа изменников Родины и белоэмигрантов. В дальнейшем антифашистская бригада честно сражалась с врагом, многие погибли в бою, в том числе Гиль-Родионов. 
Едва переход к партизанам состоялся, вспоминал Иван Филиппович, в бригаду «Железняк» прилетела комиссия от Берии для проверки «пополнения»: «Я схватился за голову: это же чудовищный произвол! Мы же обещали Гилю... Примчался Гиль и с большой обидой начал выговаривать мне. Но что я мог ему сказать? Проклятое время!.. Уехал Гиль, и я тут же решил: да, надо лететь в Москву. Надо изложить все как было. И не робеть». Поездка, по словам Титкова, оказалась очень результативной. Из столицы он вернулся с решением Ставки: «Организаторам перехода – командованию бригады «Железняк» присвоить звания Героев Советского Союза. Отметить солдат и офицеров Гиля за активное осуществление перехода. Восстановить офицерские звания и поставить на денежное довольствие. Никаких репрессий в отношении личного состава, кроме тех, кого сочтут нужным репрессировать командование бригады «Железняк» и Гиль-Родионов».    
…И в войну, и в мирное время Иван Филиппович никогда не боялся заявить личное мнение, свою позицию. После Победы он работал в ЦК КПСС, КГБ. В 1956 году Титков письменно выразил несогласие с вводом советских войск в Венгрию. Его не посадили – время было уже не то, но лишили звания Героя, изгнали с работы   и выдворили из столицы в казахстанскую тьмутаракань – строить промышленные объекты на Мангышлаке. После снятия Хрущева Ивана Филипповича реабилитировали, он руководил строительным трестом в Туле, затем переехал в Минск. В середине 1964 года Титков опубликовал в литературно-художественном и общественно-политическом журнале «Простор» свои партизанские записки «Выбор оружия» – и опять «провинился»: разгромная рецензия «Военно-исторического журнала» обвинила его в принижении роли партии, «очернении многих видных работников партийного подполья и командиров партизанских подразделений». Справедливость восторжествовала лишь через два десятка лет: воспоминания партизанского комбрига вышли в 1980-х годах в Минске. В них Иван Филиппович, так и не научившийся «робеть», опять описал «все, как было»…
 Валерий РУДЕНКО
Фото с сайта rostegaef.narod.ru

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему