Общество

18:17, 06 октября 2015

«Бумажные» бульдозеры

«Бумажные» бульдозеры
 Антонина МАРКОВА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Раньше были товарищами, теперь – по разные стороны баррикад. Так можно охарактеризовать взаимоотношения между бывшим руководителем МКП «Спецавтохозяйство», экс-мэром Тулы Александром Прокопуком и бывшим директором ООО «Строитком» Николаем Кочетковым. Первый сейчас сидит на скамье подсудимых, второй дает против него показания.

Напомним: Прокопуку вменяется растрата более 30 миллионов рублей, а его заместителю по САХ  Александру Жильцову – пособничество в преступлении. Следствие считает, что за 2011 и 2012 годы мужчинам удалось обогатиться, подделав документы о количестве и времени работы уборочной техники. Впрочем, обвиняемые с данной версией не согласны.
На одном из последних заседаний Александр Прокопук решил усилить свои позиции и представил ходатайство о привлечении еще одного защитника – Романа Бочарова. Два других адвоката уже представляют его интересы. Судья Юлия Воеводина возражать не стала.
Сколько продлится весь процесс, никто прогнозировать не берется, но гособвинитель Наталия Гилько уверена, что потребуется не одно заседание, чтобы разобраться с показаниями главного свидетеля – бывшего руководителя ООО «Строитком» Николая Кочеткова. Именно у его фирмы предприятие Прокопука заказывало технику для работы на полигоне твердых бытовых отходов.
По версии следствия, Прокопук производил оплату за бульдозеры безналичным расчетом, после чего деньги, которые переходили из САХ в Строитком, снова оказывались у него, но уже в виде реальных купюр.
– В конце 2010 года мне Александр Евгеньевич (Прокопук. – Прим. ред.) сказал, что нужны некоторые суммы для нужд САХа, а в начале 2011 года мы начали работать. Бульдозеристы, которые дописывались в путевки, кроме тех, кто на самом деле работал на полигоне ТБО, раньше у меня трудились, – пояснил суть схемы Кочетков.
– В актах есть ваша подпись, а есть подпись неустановленного лица. Кто это? – спросила у свидетеля прокурор.
– Это подпись заправщика, который привозил горюче-смазочные материалы. Те имена, что были в деле выделены темным, – люди, которых на самом деле не было. Я заранее отдавал деньги Спецавтохозяйству, а потом вписывал фамилию, якобы данную сумму отработали, – пояснил свидетель.
Отметим, что помимо бульдозеров в материалах дела фигурируют КамАЗы. Их происхождение Кочетков объяснить не смог.
– Путевки на КамАЗы я никогда не выписывал и не видел. Их на полигон приво­зили из «Ламы». Были они на самом деле или нет – не знаю, – сказал бывший руководитель Строиткома.
– А вашей фирме каким-то образом техника передавалась? Были заключены соглашения на работу бульдозеров? – уточнила Гилько.
– Нет. Обо всем договорились на словах. Мне сказали, что техника будет работать через меня, я согласился. Если бы отказался, то просто нашли бы другого подрядчика, – ответил Кочетков.
На нескольких заседаниях свидетель обвинения не без труда (из-за плохого самочувствия), но давал показания и отвечал на вопросы прокурора, а на седьмом он выступил с ходатайством:
– Ваша честь, в связи с болезнью, в соответствии со статьей №51 Конституции РФ, хочу воспользоваться правом не свидетельствовать против себя. Все мои показания есть в моем деле. Тяжело мне говорить, да и ничего нового я не скажу, – заявил Кочетков.
Государственный обвинитель не стала возражать и предложила изучить письменные показания, что вызвало волну негодования со стороны защиты Александра Прокопука.
– Когда Николай Петрович давал показания, он был обвиняемым по уголовному делу, сейчас же он свидетель по другому делу, поэтому просим отклонить ходатайство, – заявил один из защитников подсудимого.
Судья Юлия Воеводина удов­летворила ходатайство свидетеля и прокурора и согласилась изучить протоколы допросов.
Во время следствия Кочетков сообщил, что от «сотрудничества» не получал никакой личной выгоды, но при этом регулярно передавал Прокопуку по 200–300 тысяч рублей – якобы на пожертвования и представительские расходы. Как указано в материалах дела, директор САХа уверял Кочеткова, что все эти деньги вернутся к Кочеткову после того, как отработает техника.
– Прокопук давал указания по приписке количества и времени работы техники Строиткома напрямую мастеру полигона ТБО и начальнику полигона Майоровой, потому что, когда я в самом начале просил их выписать лишние путевки, они отказались. Я не стал настаивать, но через некоторое время они мне передали документы. Я понял, что Александр Евгеньевич объяснил им, что нужно делать, – процитировала материалы допроса гособвинитель Гилько.
Точно так же людей и бульдозеры вписывали в акты выполненных работ.
То что полагалось за работу реальной техники, оставалось на счетах Строиткома, а «лишнее» Кочетков отдавал наличными Прокопуку.
Также в материалах дела было отмечено, что Прокопук просил у Кочеткова два миллиона рублей, чтобы приобрести себе к дню рождения юбилейную «тойоту ленд крузер» в одном из московских автосалонов. Стоимость такого подарка превышала три миллиона рублей.
– Я не мог дать ему всю сумму сразу, поэтому передавал деньги частями в течение трех месяцев. Через время Александр Евгеньевич отказался от этой покупки и купил «тойоту хайлендер» в Туле, чтобы не выделяться, – зачитала прокурор слова Кочеткова.
Также свидетель во время следствия рассказал, что суммы, не превышавшие одного миллиона рублей, он передавал коллеге или возле «белого дома», или в комнате отдыха в «Спецавтохозяйстве».
Судебный процесс продолжается…

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему