Рекламный баннер.

Общество

13:20, 16 февраля 2017

Дело о тюремном романе

Дело о тюремном романе
Сейчас эта 45-летняя женщина трудится упаковщицей на фабрике мороженого. Трудно поверить, что еще недавно она носила китель с погонами и работала в системе исполнения наказаний. И уж совсем невероятной кажется ее любовь к заключенному, ради которого она совершила преступление.

 Людмила ИВАНОВА

Апрельская лавина
Большая часть жизни Татьяны Калмыковой так или иначе была связана со службой и служивыми. Первый ее муж был милиционером со всеми вытекающими отсюда последствиями. Уходил рано, приходил поздно и больше дорожил коллегами, чем семьей. Второй оказался сотрудником колонии. Часто выпивал, много врал, деньги тратил на любовниц и посиделки с дружками.
Татьяна и сама проработала в Управлении ФСИН девять лет. В тот день, когда в СИЗО появился новый заключенный, ее как раз перевели туда из женского отделения. Руслана задержали по подозрению в разбое, и в первое время Татьяна к нему и относилась соответствующим образом– как к разбойнику. Даже рапорты на него писала, потому что поведение Руслана было далеким от идеала. Но бывшего спортсмена и военного это только забавляло. И чем серьезнее относилась к делу младший инспектор, тем больше тянуло его на нежность и страсть.
Несколько раз заключенный пытался выпросить у Татьяны номер мобильного телефона, но женщина категорически отказывала. И дело здесь было вовсе не в твердости характера. Все сотрудники Управления исполнения наказаний под роспись предупреждаются о том, что им запрещено вступать во внеслужебную связь с подозреваемыми и обвиняемыми. Кроме того, каждый раз, заступая на службу, младший инспектор проходила соответствующий инструктаж. Но как же можно устоять перед лавиной чувств, если Татьяна уже и сама была готова броситься в нее сломя голову?
И когда Руслан опять попросил ее поделиться номерочком, женщина отказалась, но записала его телефон. А через несколько дней, вернувшись с дежурства, взяла да и позвонила…

Время подарков
То время, пока длилось их одиночество в Сети, женщина считала лучшей порой. Руслан расспрашивал ее о жизни, интересовался здоровьем мамы, оценками детей, рассказывал о себе, строил планы на будущее, в котором главное место принадлежало Татьяне. На дворе стояла весна, и женщина поняла, что лучшего времени года и не бывает.
Утром, зачарованная любовью, она бежала на работу и ждала той заветной минутки, когда пройдет мимо милого друга. Пообщаться днем совсем не удавалось, ведь когда открывалась «форточка» в двери, срабатывал датчик, и начиналось слежение. А вернувшись домой, она снова набирала заветный номер.
Спустя какое-то время Руслан попросил любимую женщину передать ей с воли посылку, которую соберет его знакомая. И через несколько дней Татьяна встретилась с ней и забрала для возлюбленного сигары и сигареты. Чуть позже заключенному потребовался мобильный телефон, и сотруднице УФСИН, как и в прошлый раз, его передала та же девица.
Татьяна прекрасно понимала, что за пронос запрещенных вещей ее по головке не погладят. Но желание сделать приятное Руслану было выше доводов разума. Кроме того, заключенный, забирая мобильник, передал ей три с половиной тысячи рублей.
Дня через два Руслан повторил свою просьбу, снова получил вожделенный телефон и отдал за него уже известную сумму.  А потом – опять же просьбе арестанта – Татьяна понесла ему сразу четыре аппарата. Девица, с которой сотрудница изолятора встретилась на автостанции в Заречье, в тот раз передала ей пять мобильников. Но один из них, самый «крутой», предназначался не заключенному, а младшему инспектору изолятора. А еще незнакомка вручила Татьяне шестьсот рублей. В подарок от Руслана.

Не хеппи-энд
Их тюремный роман длился уже месяц. Но на этот раз на входе в изолятор Татьяну задержали.
Позже, рассказывая свою историю, женщина утверждала, будто попалась на том, что на вокзале в Заречье взяла у незнакомки мазь, которую та передала заключенному, а при анализе содержимого оказалось, что в тюбике было наркотическое вещество. Впрочем, в приговоре Центрального районного суда не было ни слова о том, что младший инспектор СИЗО пыталась пронести на режимный объект запрещенный препарат. И судили ее только за злоупотребление должностными полномочиями, и наказание она получила за коррупцию, а не за сбыт психотропных веществ. Поэтому вполне возможно, что Татьяна просто выдумала «мазь с метадоном», ведь погореть на входе в изолятор с телефонами, которые она, по сути, продавала арестантам, – это совсем не то, что попасть в руки правосудия из-за вероломной девицы, которая якобы запихнула в тюбик настоящий наркотик.
Дело о тюремном романе вела судья Юлия Воеводина. О действиях обвиняемой она высказалась весьма категорично, подчеркнув, что младший инспектор нарушила охраняемые законом интересы общества и государства, что выразилось в дискредитации деятельности учреждений, исполняющих уголовное наказание, в подрыве авторитета власти, в нарушении порядка содержания граждан под стражей. Но учитывая все обстоятельства произошедшего, в том числе то, что женщина не была судима и воспитывала маленьких детей, именем Российской Федерации Татьяна была приговорена только к крупному штрафу с выплатой в доход государства 80 тысяч рублей.
(Имена обвиняемых изменены по этическим причинам.)
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему