Общество

09:00, 16 октября 2015

Дело об оросительных миллионах

Дело об оросительных миллионах
 Людмила ИВАНОВА

В Центральном суде города Тулы начинается слушание дела бывшего исполняющего обязанности директора федерального государственного бюджетного учреждения «Управление «Туламелиоводхоз» Казбека Эбзеева. 48-летнего чиновника обвиняют в растрате бюджетных средств на сумму более 184 миллионов рублей.

За несколько дней до начала процесса нам удалось встретиться с руководителем 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Тульской области Сергеем Абрамовым и узнать подробности ведения уголовного дела. Интерес к нему был вызван не только масштабом аферы, но и тем фактом, что предшественник Эбзеева – бывший директор ФГУ «Управление мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения по Тульской области» Максим Комиссаров год назад отправился в колонию, умыкнув у государства 58 миллионов.

Уехал и... пропал
– Сергей Владимирович, с чего началось уголовное дело Эбзеева?
– Преступление было выявлено в результате совместных действий сотрудников региональной прокуратуры и областных управлений  УФСБ и УМВД. Уголовное дело возбудили чекисты и передали нам в июле 2014 года. На тот момент Эбзеев находился в должности исполняющего обязанности директора учреждения, подведомственного Министерству сельского хозяйства Российской Федерации. Впрочем, в Туле чиновника не было. Как оказалось, задолго до этого момента он взял больничный, уехал на родину в Черкесск и… пропал. Казбека Эбзеева искали работодатель, коллеги, но выйти на след чиновника смогли только сотрудники правоохранительных органов.
– В чем заключалась вина бывшего и. о.?
– Схема преступлений, которые инкриминируются Эбзееву, аналогична ранее выявленным махинациям Максима Комиссарова. Из бюджета страны «Управление «Туламелиоводхоз» по целевой программе получило 164 миллиона рублей на реконструкцию оросительной системы в пойме реки Оки в Белевском районе и 22 миллиона на рекультивацию почвы в двух хозяйствах Плавского района и Новомосковского округа, которые пострадали в результате аварии на Чернобыльской АЭС. Деньги поступили в бюджетное учреждение и по распоряжению Эбзеева были перечислены на счета организаций-подрядчиков  – якобы за выполненные работы на основании фиктивных актов о приемке выполненных работ и справок о стоимости. Но никакой работы не производилось, потому что изначально были подобраны такие подрядчики (кстати, некоторые – из числа земляков обвиняемого), которые  ничего и не собирались делать.
– Деньги ушли на счета подрядчиков?
– Да, а потом распределились веером на счета большого количества юридических лиц, и, не вдаваясь в подробности финансовых схем, остается  только отметить, что персонифицировать их и  установить окончательного адресата невозможно. Всплыл и такой факт, что после поступления 80 миллионов сменился директор компании-подрядчика, «работавшей» в Белеве, и появился другой – парень из Архангельской области, который понятия не имел, что стал во главе строительной фирмы. В бизнесе он никогда не был, никаких компаний не регистрировал. В итоге даже не знал, что на него оформили несколько юридических фирм. Ну а банковским счетом продолжал пользоваться установленный нами участник преступления.
– Эбзеев получил какую-то сумму от растраченных средств?
– В ходе расследования были получены данные, что в Москве ему передали их  часть. Окончательного адресата получения денег установить не удалось. Мы проверили легализацию в имущество, в коммерческую деятельность, но выяснили только, что Эбзеев зарегистрирован в полуразрушенном доме, проживает в одной квартире с женой и четырьмя несовершеннолетними детьми, а его супруга занимается ресторанным бизнесом, да и тот – убыточный.

Многодетный, бедный, абсолютно вменяемый…
– Местонахождение Эбзеева установили только спустя пять месяцев после заведения уголовного дела…
– Мы знали, что он активно передвигается, и когда получили информацию, что может покинуть Черкесск, то в город выехали следователь вместе с оперативниками и задержали его. В тот момент, когда следователь объявил чиновнику, что тот подозревается в преступлении, он, можно сказать, схватился за сердце и попросил вызвать врачей. Кстати, быстрее медиков на место задержания приехали многочисленные родственники и друзья Эбзеева, окружили наших сотрудников и очень эмоционально потребовали отпустить «брата». В итоге фигуранта уголовного дела все-таки отвезли в районную больницу и оставили там под конвоем. Местные врачи тут же сообщили неутешительный диагноз и добавили, что лечение продлится долго. Несмотря на это, Эбзеева арестовали: выездное заседание суда прошло прямо в больнице, решение обжаловалось в Верховном суде Карачаево-Черкесской Республики, но осталось в силе.
– В подобной ситуации многие подследственные начинают прикидываться душевнобольными…
– После того как лечение в городской больнице окончилось, местные эскулапы заподозрили у Эбзеева психическое расстройство. Его перевели в ставропольскую больницу, где он снова содержался под конвоем. В Тульскую область чиновника этапировали только в феврале 2015 года. Здесь ему снова назначили психиатрическую экспертизу. В областной больнице имени Каменева врачи обследовали пациента, но так и не поставили категоричного диагноза и порекомендовали экспертизу в Москве в Институте имени Сербского. Стоит отметить, что столичные доктора скрупулезно проверили состояние здоровья Эбзеева и вынесли заключение – абсолютно вменяем.
– Трудно представить обратное, если знаешь, что этот человек работал с деньгами, визировал финансово-хозяйственные документы, проводил оплату через Федеральное казначейство и Центробанк…
– После этого, кстати, Эбзеев стал давать показания, что, подписывая документы и давая указания, денег не получал и, вообще, у него был зам, который за все и отвечал. Зам, кстати, является земляком Эбзеева, сейчас он тоже выступает как обвиняемый и находится в розыске. Ну а Эбзеев несколько раз менял тактику поведения: «Я ничего не понимаю», «Я что-то признаю, вдруг поможет». «Я ничего не признаю, потому что не виноват». При этом по окончании следствия он отказался от своих показаний.

Основа обвинения
– Окончательное обвинение звучит как растрата в особо крупном размере с использованием служебного положения?
– Да, а уголовное дело состоит из 30 томов и документов в виде вещественных доказательств.
– Сергей Владимирович, а из Москвы как-то контролировали работу ведомства в Тульской области?
– Представители минсельхоза выезжали в Белевский район, чтобы посмотреть на реконструкцию оросительной системы – она должна была заключаться в полном обновлении прежних коммуникаций и ремонте специальных помещений. Однако чиновники увидели демонтированные насосы, выкопанные из земли старые трубы, валяющиеся на земле новые. Информация об этом была направлена в Генеральную прокуратуру РФ.
– Насколько известно, Максим Комиссаров получил за свое преступление 7 лет колонии. Какое наказание грозит Казбеку Эбзееву?
– Бывшего директора осудили за растрату и присвоение. Исполнявшему обязанности вменяется только растрата, высший предел по этой статье – 10 лет лишения свободы. Стоит отметить, что за время работы следователи допросили большой ряд свидетелей, в том числе в других регионах страны, провели экспертизы и проанализировали большой объем строительной документации. Многие показания и другие доказательства легли в основу обвинения. Мы уверены в качестве собранных материалов.
– С 2011 по 2013 год два чиновника минсельхоза, работавшие в Тульской области, действуя по одной схеме, увели со счетов 58 и 184 миллиона руб­лей. То есть из федерального бюджета выделяются огромные деньги, которые очень нужны селу, но до адресата упорно не доходят. Между тем в текущем году снова будут выделены деньги по целевой программе. Боюсь даже предположить, как могут распорядиться этими средствами…
– Следует надеяться, что Министерство сельского хозяйства России будет строже относиться к выбору руководителей на местах и жестче контролировать расход государственных средств.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий