Ежедневная областная общественно-политическая газета

Войти на сайт

Сегодня 18 Сентября 2021

Дискуссионный клуб "Тульских известий": дистанционное обучение – за и против

Дискуссионный клуб "Тульских известий": дистанционное обучение – за и против
02 Сен 2021 14:02 / Общество

Маргарита ЧЕРКАСОВА
Сергей КИРЕЕВ

До весны 2020 года о дистанционном образовании, конечно, говорили, но как об очень отдаленной перспективе. Серьезной альтернативой очному обучению его не считали. Все изменила пандемия коронавируса, когда школьники и студенты были вынуждены отправиться на дистант.

Реагировали на это по-разному: дети были в бурном восторге, педагоги – в ужасе. Первые воображали себе дни дома, полные отдыха и развлечений. Вторые готовились осваивать в режиме аврала новые компьютерные программы. Довольно быстро роли поменялись. Одни подружились с «зумом» и «скайпом» и успешно наладили в них работу. Другие поняли, что трудиться на дистанте все равно придется.

В канун нового учебного года – 2021/2022 пришла весть о том, что школьники и студенты сентябрь начинают в стенах учебных заведений. Но утверждать, что так будет и дальше, вряд ли кто возьмется. Поэтому очередную встречу «Дискуссионного клуба «Тульских известий» мы посвятили дистанционке. В чем минусы, а в чем плюсы, каковы перспективы такого вида обучения? Ответы мы искали вместе со специалистами.

Как дистанционка средь ясна неба

– Честно говоря, с ужасом вспоминаю весну 2020-го, – призналась многодетная мама, корреспондент «Тульских известий» Нелли. – Младший сын заканчивал первый класс. Еще не в полной мере научился учиться, и тут такое испытание. Были, конечно, технические сложности – посередине занятия мог внезапно исчезнуть учитель, у видео пропадал звук. Естественно, нервничали, после уроков пили валерьянку и начинали заново осваивать то, что рассказывалось во время видеосвязи… Кроме того, мне приходилось совмещать весь этот образовательный процесс с работой. Иногда случалось так, что задания на проверку мы отправляли уже глубокой ночью.

– В университете мы, честно говоря, тоже были не особенно готовы к произошедшему, – рассказал студент факультета истории и права ТГПУ им. Л.Н. Толстого Владислав Черепанов. – Сначала преподаватели пытались проводить обычные лекции и семинары, но только в «зуме». Как мне кажется, это было не слишком эффективно. Одно дело – аудитория, где ты ловишь каждый взгляд преподавателя, реагируешь на любое изменение голоса. Там знания сами по себе залетают в голову. А дома в расслабленной обстановке – какие знания, не до этого…

– Возможно, дело в том, что все это происходило в таком масштабе в первый раз, – предположила студент факультета математики, физики и информатики того же вуза Карина Подкуйко. – Но после первого шока пришло понимание, что это действительно нужно и важно. В результате лично для меня дистанционка прошла легко: слушала одну лекцию, делала домашние дела, переключалась на другую. В итоге все успевала.

– Один из главных плюсов дистанционки для студентов – возможность записывать видео лекций. Например, скажет преподаватель подготовиться к семинару, а тебе уже не нужно искать конспекты. Посмотрел видео – и все, – поддержал «коллегу» студент Естественно-научного института ­ТулГУ Роман Перчиков. – Но дистанционка невозможна без хорошей внутренней дисциплины. Кроме того, некоторые предметы изучать на дистанционке просто страшно. К примеру, лабораторные работы по химии в расписании три раза в неделю. В универ приходишь, делаешь, понимаешь, запоминаешь. А дома перед компьютером ты ничего не можешь. Да, конечно, мы и теорию изучаем. Но какой химик без практики… В период дистанционки на нашей кафедре остановилась вся научно-исследовательская работа. И это тоже грустно.

– Не могу не рассказать историю из жизни, – взяла слово Юлия Богатырева, завкафедрой информатики и информационных технологий ТГПУ им. Л. Н. Толстого. – В 2020 году обменивались впечатлениями о дистанционке с коллегой с кафедры физической культуры. Она призналась: «Это какой-то ужас». Я поинтересовалась, почему. Ответ: «Ну как же... У нас спортивные дисциплины. К примеру, плаваем мы сейчас на ковре…». И это не шутка. Студенты включали камеры и показывали действия, которые они бы производили на дорожке в бассейне.

Несмотря на то что с той весны прошло немало времени, до сих пор не хватает качественных верифицированных цифровых образовательных ресурсов. Даже самому лучшему учителю должен помогать правильный цифровой контент, созданный преподавателями в сотрудничестве с методистами и психологами

– Нужен ресурс, на котором можно было бы делать абсолютно все, – поддержала коллегу учитель начальных классов МБОУ «ЦО – гимназия № 11 им. А. и О. Трояновских» Алина Шалимова. – Вести уроки, выкладывать задания, выполнять их и так далее. Очень ждем, что такой появится.

– Негативные комментарии высказывают и учащиеся, и преподаватели, – рассказал врач-психиатр консультативного отдела областного психоневрологического диспансера ГУЗ «Тульская областная клиническая психиатрическая больница № 1» Александр Козлов. – Недавно я проводил обследование тех, кто поступает на работу. Среди них оказались человек семь учителей. Ни один из них не дал положительного отзыва о дистанционке. Одна из главных причин психологического дискомфорта – отсутствие обратной связи от учеников, дефицит возможности понять, как ребята усвоили материал, подпитать учеников эмоционально.

Что же касается молодежи, в разном возрасте дистанционка проходит по-разному. Студенты уже умеют учиться, могут организовать свой рабочий день. А у детей куча соблазнов, которые конкурируют с обучением. Но самое для них страшное – выпадение из социума. Общество поддерживает человека, а здесь поддержка исчезает. Напомню, что одиночное заключение считается одним из самых суровых наказаний. Можно сказать, что в тот период многие ощутили на себе эффекты пребывания в одиночной камере.

Как врач я заметил достаточно случаев обострения психических заболеваний. И многие родители связывали это именно с дистанционным обучением.

Поэтому, на мой взгляд, такой способ обучения полностью заменить школу никогда не сможет.

«Гугл» в помощь

– Со всем вышесказанным соглашусь, но я из тех , кому опыт дистанционного обучения понравился, – улыбнулась Алина Шалимова. – Не знаю, как организовывали детей коллеги, преподающие в первых-вторых классах. Но мне повезло. У меня был четвертый. Благодаря родителям, которые помогли детям быстро адаптироваться к работе в новом формате, мы смогли получать от дистанционки удовольствие. Во-первых, были мобильными: проводить уроки можно было отовсюду. Во-вторых, и это для меня самое важное, педагогов стали больше уважать. Родители увидели, как работают учителя, и после этого желание подвергать критике наши методы и приемы у многих пропало.

– А вам не кажется, что порой успехи в дистанционном обучении связаны с тем, что у ребят появляется больше возможностей для того, чтобы погуглить правильные ответы на те же контрольные? – поинтересовался Артем Муницын, главный инструктор-специалист сектора по координации работы с лицами, имеющими ограниченные возможности здоровья, руководитель благотворительной организации «Могу».

– К сожалению, это один из минусов, – констатировала Алина Геннадьевна. – Но при возвращении к очному обучению все слабые места вскрылись, и все пробелы мы ликвидировали.

– А я считаю, что не всегда гуглить плохо, – выразила свою позицию будущий учитель Карина Подкуйко. – Дети ведь ищут информацию и таким образом ее запоминают. И потом еще друзьям рассказывают, что им на каком-то сайте какие-то сведения встретились.

– Главное только, чтобы не происходило привыкания к поисковикам, чтобы дети не считали, что в любой момент телефон окажется под рукой и они смогут найти там все что угодно, – добавил Владислав Черепанов.

– Кстати, именно так у молодежи исчезает опыт работы с книгой, – констатировал Александр Козлов. – Преподаватели вузов жалуются, что студенты не воспринимают длинные тексты. Все потому, что у них работают другие отделы мозга. Когда читаю любую книгу, я – со­участник, сотворец, потому что воображаю, представляю. Когда мне показывают, я просто употребляю то, что мне дают. И исчезает творчество.

Учить обучать

– Хочу напомнить, что технологии дистанционного обучения появились еще в прошлом веке. Начинались они с обучения по почте. Я сама так училась на бухгалтерских курсах. Мне высылали задания, я их выполняла и почтой отправляла обратно. Вряд ли смогу полноценно работать бухгалтером, но какие-то знания я определенно получила. Позже было обучение по телевидению, и только после этого – технологии электронного обучения, – напомнила Юлия Богатырева. – У нас они внедрялись задолго до пандемии. И мы подготовили ребят к тому, чтобы они их использовали. В уже упомянутом 2020 году мы провели опрос: попросили по пятибалльной шкале оценить удовлетворенность учебным процессом на дистанте. Четверки и пятерки поставили 48 процентов респондентов.

Кроме того, не нужно забывать, что в недалеком будущем многие специальности полностью «уйдут» в удаленку. К примеру, IT специалисты уже сейчас могут эффективно трудиться, вовсе не посещая офиса. И школьников, и студентов нужно готовить к такому варианту развития событий.

– Еще Александр ­Сергеевич Пушкин писал: «К чему бесплодно спорить с веком?» – процитировал классика Александр Козлов – Я допускаю, что в некоторых профессиях уже в ближайшем будущем будет превалировать такой подход. Но пока не очень понятно, в каких пропорциях должны соотноситься онлайн и офлайн.

– Чтобы ко всему прочему не терялось еще и качество образования, – продолжила Юлия Богатырева. – Если обратиться к результатам ЕГЭ, к примеру, по информатике, то они совсем не ухудшились, даже наоборот. Чем это объясняется? Тем, что у ребят высвободилось время. Раньше они отсиживали по восемь уроков в школе, потом добирались домой, еще позже требовалось время на отдых. Высвободившееся время дети смогли посвятить выполнению учебе.

– Конечно, переход на дистанционку и для нас был шоком, но не могу сказать, что мы с поставленной задачей достойно справились. У молодых преподавателей, вне зависимости от специализации, проблем вообще не возникало, – добавила преподаватель кафедры информационной безопасности ТулГУ Инесса Грачева. – Но старшему поколению пришлось непросто. С новыми технологиями они знакомились дольше и с большими затруднениями, чем молодежь.

– В педуниверситете для старших коллег мы создали проект «Цифровое волонтерство». Привлекли сильных ребят-айтишников с третьего-четвертого курсов, закрепили их за каждой кафедрой. Студенты помогали организовать дистанционное обучение преподавателям 60+, – рассказала Юлия Богатырева. – Ну а будущих преподавателей мы готовим так, чтобы они могли учить на дистанционке. В нашем университете такая работа ведется, есть специальные дисциплины.

– Мир меняется вне зависимости от того, хотим мы этого или нет, – добавил Артем Муницын. – Но что бы ни происходило, человек к этому приспосабливался. Я представляю группу людей, которые в принципе живут на дистанционке. И поэтому я на нее смотрю несколько иначе, чем все остальные.

Дистанционка позволяет подключить к диалогу любого спикера, абсолютно из любой точки планеты. Но тот факт, что, общаясь в Сети, люди забывают, как разговаривать вживую, тоже есть.

Поэтому мне трудно сказать, что я категорически за дистант или категорически против. Я за то, чтобы все это было в смешанном формате. Если ситуация того требует, конечно, нужно подстраиваться. Но если серьезных угроз нет, то желательно возвращаться к очному формату.

– Действительно, дистанционное обучение – это максимально удобная инклюзивная среда. Дети, которые находились на домашнем обучении и не имели возможности общаться со своими одноклассниками и учителями так часто, как хотелось бы, получили эту возможность, – добавила Алина Шалимова.

– Плюсы дистанционного обучения неоспоримы, – подвел итог дискуссии Александр Козлов. – Но очень значимы пропорции, баланс, чтобы новое полностью не отменяло старого. Важна цифровая гигиена, культура потребления информации.

Жизнь, безусловно, идет, все развивается. Но в этом потоке времени человек должен оставаться субъектом, а не превращаться в объект.

И из этого вытекает еще одно замечание: в тех случаях, когда живое общение возможно, ему должно отдаваться предпочтение. Остальное должно его дополнять, а не замещать.

«ТИ» благодарят творческий индустриальный кластер «Октава» за помощь в проведении съемок


Читайте также

Выборы: старт пройден
17 Сен 2021 12:31 / Общество
Сегодня в восемь часов утра в Тульской области открылось 1083 избирательных участка. Читать »
15 Сен 2021 10:50 / Общество
«Показал себя бесстрашным воином РККА». «Никакие фашистские силы не заставили смелого разведчика прекратить наблюдения». Это выдержки из наградного листа на одного из малоизвестных участников обороны Тулы – Сергея Бекетова. Читать »
Нюховцы, зимний экстрим и летний паром
08 Сен 2021 09:35 / Общество
Сегодня о том, что здесь когда-то находилось село Нюховка (а впоследствии, летом 1967-го, Нюховку переименовали в Шатовку), пожалуй, ничего не напоминает, не считая разве что нескольких бетонных столбов. Может, где-то среди высокой травы, деревьев и кустов и разглядишь остатки фундаментов? Но вот чтобы где-то высился покосившийся домик с трубой или торчал колодец – отнюдь. На горизонте, в нескольких километрах – промышленный Новомосковск, а здесь о прошлом и вечном напоминает только храм, куда мы, немного поплутав, прикатили по извилистой грунтовке. Читать »

Комментарии

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 









   

Наш Twitter



СМИ: TI71 СВИДЕТЕЛЬСТВО о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-80498 от 1 марта 2021 Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникации (Роскомнадзор) Учредитель: ГУ ТО «Информационное агентство «Регион 71»
Главный редактор Крымова П.И. Тел. редакции +7 (4872) 76-56-00 Адрес эл. почты ti71@tularegion.org 12+ Все права на материалы, опубликованные на сайте ti71.ru, принадлежат ГУ ТО «Информационное агентство «Регион 71» и охраняются в соответствии с законодательством РФ. Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения правообладателя