Общество

15:42, 08 ноября 2022

Финансист из истребительного отряда. Малоизвестные подробности боев за Тулу в 1941-м

Финансист из истребительного отряда. Малоизвестные подробности боев за Тулу в 1941-м


В эти дни 81 год назад Тула отражала атаки фашистов. Наше издание продолжает рассказ о людях, которые приняли на себя осенью и зимой 1941-го удар нацистов и задержали продвижение немецких войск к Москве. Один из тех, кто отбивал натиск гитлеровской армии, – Павел Смирнов, боец истребительного батальона Управления НКВД по Тульской области, а в мирной жизни служащий Ленинского РАЙФО (районного финансового отдела). Так получилось, что этот человек попал в плен, выжил, вернулся к своим и нашел в себе силы рассказать о пережитом. Его воспоминания мы нашли в Государственном архиве Тульской области.

 

По словам Павла Константиновича, 4 октября 1941 года в помещении школы в Плавске собрались служащие, рабочие Ленинского, Сталиногорского, Иваньковского районов вместе с рабочими Тулы с завода НКПС (Народного комиссариата путей сообщения), где их стали готовить к боям. «В течение 12 дней изучали винтовку, пулемет, метание гранат и строевую подготовку, – вспоминал Смирнов. – Первыми освоили умение владеть и хорошо стрелять из пулемета Василий Гусаков, Сергей Сидоров, рабочие даммано-асфальтового завода Ленинского района и другие товарищи. 18 октября в количестве 130 человек в городе в помещении детских яслей (Тула) собрались служащие, рабочие завода НКПС и Ленинского района, которым перед строем от командного состава был зачитан приказ, в котором говорилось, что ваш отряд получил название истребительного батальона. 20 октября по Сухиничской дороге батальон выехал на станцию Черепеть Черепетского района Тульской области. Через мирных жителей и разведку батальона установили, что противник на расстоянии 0,5 – 1 километра. Здесь же у ст. Черепеть заняли мы оборонительную линию. Ночь прошла спокойно. Утром 21 октября бойцы батальона вступили в бой. Первым занял оборонительную линию 2-й взвод под командованием командира Балабанчикова, за ним следовал 1-й взвод под командованием Липатова. Горя желанием разгромить врага, бойцы Василий Гусаков, Сергей Сидоров, Иван Захарович Макасеев, Григорий Сорокин и я, рабочие даммано-асфальтового завода Ленинского района, первыми подползли к врагам и открыли огонь. Лучше всех стреляли Василий Гусаков и Сергей Сидоров и другие товарищи. Но в связи с сильным огнем со стороны противника из минометов отряду истребительного батальона пришлось отступить». 

y2ZPuBzRD5Q.jpg

На снимке запечатлена техника Гудериана, войска которого на территории Тульской области повсюду оставляли кровавые следы, но в итоге были разгромлены Красной Армией 

Пали смертью храбрых помощник командира 2-го взвода Титов, командир первого отделения 2-го взвода Аляев, санитарка Екатерина Мосичкина, бывшая служащая сберкассы Ленинского района, а также были ранены Семен Кириллович Якушин – председатель Яковлевского сельсовета Ленинского района и санитарка Мария Романцова – служащая Ленинского РАЙФО. «В течение боевого действия своим примером и товарищеским отношением хорошие показатели в своей работе давали боец пулеметного отделения Синяев, Г. Сорокин – рабочие даммано-асфальтового завода Ленинского района. Сильный огонь немецких захватчиков оставил несколько раненых и здоровых бойцов в окружении, которые не могли пройти через сильный огонь, пришлось оставаться на поле боя в укрытии (окопах), – рассказывал Павел Смирнов. – После прекращения боя я с оставшимися товарищами оказался в руках немецких солдат, которые с наставленным оружием на нас выталкивали нас из окопов, били прикладами, кулаками, некоторых расстреливали с приговором: «Партизаны». Я лично видел, как бойца Григория Сорокина бил немец прикладом, пока он <не> свалился. Меня немецкий солдат три раза ударил прикладом по спине и плечам и с прохождением мимо меня второго ударил в лицо кулаком (следует понимать, что один немец трижды ударил Смирнова прикладом, а второй немец один раз кулаком. – Прим. С. М.). Такие же сообщения получал я от своих товарищей, которые показывали синяки от побоев». Смирнов, будучи пленным, прошагал 400 км. На всем этом пути и в пересылочных лагерях у него и многих его товарищей не переставали заживать синяки и раны от побоев, так как ежедневно туляки их получали за малейшие проступки (отход от колонны на 2–3 шага, за отставание по причине бессилия). «Много пленных красноармейцев пали жертвой при походе в колонне, пытавшиеся вырезать кусок мяса от дохлых лошадей, поднять или сорвать рядом с дорогой картофель, капусту и съестные травы, потому что в походах колонной фашисты томили и морили с голоду, по 2–3 суток не получали никакого питания, – говорится в воспоминаниях Смирнова. – Когда приходили в лагеря, голодных пленных угощали сырой картошкой по 3 штуки на человека в сутки, сухой рожью по одному стакану на человека, супом несоленым из прелых нечищеных картошек по котелку на 4-х человек. Я лично с товарищами из истребительного батальона получил по 100 грамм хлеба на 18-е сутки и тот был плесневелый. Это было единственным случаем. Спали в грязных скотных, конных дворах и подвалах сидя и стоя, потому что было тесно. По пути из города Медыни на Рославль по шоссе и в кюветах лежало много красноармейцев, которые уже разлагались, с выколотыми глазами, разутые, с обрезанными шинелями (список бойцов, находившихся со мной в плену: Макасеев, Сидоров, Сорокин, Федорищев, рабочие даммано-асфальтового завода Ленинского района, которые и на сегодняшний день не вернулись)».

Подготовил Сергей МИТРОФАНОВ
Фото из архива автора



0 комментариев
, чтобы оставить комментарий