Общество

14:02, 08 сентября 2016

Галина Цой: Годы я не считаю

Галина Цой:  Годы я не считаю
 Арсений АБУШОВ

Ее знают все. Но о ней не знают ничего. Она родилась и выросла на Урале в городе Камышлов Свердловской области, но свое призвание нашла за тысячи километров от родного дома. По семейной легенде, она – потомок наложницы корейского монарха и его советника, полюбивших друг друга и бежавших от гнева императора на Дальний Восток. Впрочем, ее профессиональный путь – не менее захватывающая история. Галина Цой, легенда тульского ТВ, отмечает сегодня юбилей. О себе, семье, профессии и себе в профессии Галина Моисеевна рассказала в интервью «Тульским известиям».

– Галина Моисеевна, как вышло, что вы оказались в Туле?
– Тут все прозаично. Я училась в пединституте в Тюмени на филологическом факультете. На втором курсе вышла замуж. Мой избранник был туляком. Поскитавшись немного по свету, я год проработала учителем в школе в Казахстане, потом приехали в Тулу.
– В школу пошли работать?
– Нет, мой первый же учительский опыт показал: предмет я знаю на отлично, а вот управлять детьми не могу. Парадокс был в том, что ученики меня любили, но при этом не слушались.
– И куда филологу податься?
– Я сначала в ведомственную газетку устроилась, сейчас и названия не вспомню. Сотрудники писали статьи, а я их тексты корректировала, редактировала. Вот так все и началось. Потом еще в разных структурах в отделах пропаганды трудилась. Стала принимать участие в создании передач на телевидении и радио. Так и познакомилась с миром журналистики. А настоящая корреспондентская работа у меня началась в центре стандартизации, где мне поставили план по публикациям в прессе и передачам на радио и ТВ. Проблематика у меня была одна – качество товаров. Мы с правоохранительными органами и в рейды ездили, и проверяли предприятия, что называется, инкогнито. Уже потом было дело, и в засаде сидели. В Туле был дом малютки, так вот мне в канун Нового года сообщили, что персонал там не чист на руку. И каково это видеть, как сначала одна сотрудница выходит с мясом и конфетами, вторая с фруктами, мясом, шоколадом… У всех – полные сумки! Представляете, как я негодовала! Такой разгромный материал сделала.
– Галина Моисеевна, сколько лет знакомы, но не могу представить себе вас, мечущей гром и молнии?
– А тут ничего удивительного. Я больше в маму – спокойная и неконфликтная. Вот папа у меня был – огонь-человек. И если я вижу вопиющую несправедливость, систематическую – я прихожу в состояние извергающегося вулкана. Потом мне может быть и стыдно, и жалко тех, на кого мой гнев распространился, но тут уж ничего не поделать: видимо, гены, – улыбается Галина Моисеевна. – Правда, случается это редко. Перечислить такого рода вспышки могу по пальцам одной руки… Хотя, может быть, и двух… но точно не больше!
– Коль скоро заговорили о родителях, какими они были, какие самые яркие воспоминания о них вы храните?
– Папа был офицером, а мама – домохозяйкой. Они нежно любили друг друга и меня со старшей сестрой. Еще родители были очень добрыми. После вой­ны папа получал продуктовые пайки, и я помню, что в такие дни к нам в дом приходило много людей, с которыми мама и папа делились продуктами. Вот что еще из детства со мной через всю жизнь проходит: отец очень строго следил за тем, чтобы я была воспитанной девочкой и правильно ела с помощью ножа и вилки, руками с тарелок ничего не брала. Я до сих пор иногда ловлю себя на том, что хулиганю в папином понимании – могу себе позволить отступить от жестких правил столового этикета. Ничего криминального – что-то с тарелки взять не вилкой, а рукой, и вот это простое движение навевает воспоминания… Сколько я всего рассказала, а ведь до сих пор молчала. Ладно, так и быть, расскажу и еще один свой секрет: в детстве я очень любила кусаться. Однажды даже папе палец прокусила до крови. Маме пришлось меня потом пугать, что клещами зубы все вырвет. Потому больше я так не делала.
– Теперь только в профессиональном плане «вгрызаетесь» в материал?
– А как без этого? Тем более что моя вотчина – социальная сфера. Я не столько делаю передачи, сколько спешу быть полезной тем людям, о которых повествую. Одно дело – рассказать о проблемах, бедах, печалях. Совсем другое – обратить негатив в праздник. Мы, например, бабушкам и дедушкам в домах престарелых торжества устраивали, где они танцевали, оставив свои тросточки. Помню, детей из центра помощи торжественно угощали в ресторане. Мальчишек и девчонок обслуживали как принцев и принцесс. Ко мне и из УВД обращались с просьбой сделать программу, которая бы ребятам с «условными сроками» с неверной дорожки помогла бы сойти. Вот эта задача была особенно интересной. Я ведь понимала, что ни учителя, ни родители, ни милиционеры для этих оступившихся пацанов не авторитет. А кто тогда? Ответ я нашла в Алексинской колонии для несовершеннолетних. Поговорив с руководством, мы организовали встречу с теми, к кому суд не проявил такого снисхождения и не оставил на свободе. Осужденные говорили с ними как с младшими братьями… Это был горький опыт. Ну и, конечно, условно осужденных ждал тюремный обед. Эффект оказался потрясающим, и на телевидении я еще не раз к такому формату возвращалась. Сколько копий кассет с записью этой программы я потом делала по просьбам зрителей… и не сосчитать. Вот в такие моменты я понимаю, что все не напрасно.
– Галина Моисеевна, то есть социалка – это и есть секрет вашего профессионального долголетия?
– Да! Так и есть! А еще я очень плохо считаю годы, потому в принципе не думаю о возрасте. Так что для меня и профессиональное, и биологическое долголетие – это иллюзорные понятия. Да и на ГТРК «Тула» замечательный коллектив, который всегда поддержит и поможет. Это все тоже способствует. Совершенно искренне говорю, что мне радостно приходить в этот наш второй дом.
– В вас есть азарт! И это я не спрашиваю, а утверждаю. Помню, как 10 лет назад мы с коллегами восторгались тем, что, получив права еще в молодости и не проявляя несколько десятилетий интереса к авто, вы вдруг сели за руль. Мало кто на такое способен.
– Ну да, не было надобности и интереса. Потом в жизни произошли перемены, которые заставили меня пересмотреть свое отношение к личному транспорту. Я больше скажу, я за это время поменяла четыре автомобиля. И к дочери, внукам, правнучке в Москву регулярно на машине езжу, и на Урал уже четыре раза каталась, сидя за рулем, и в Мурманск, и в Финляндию, и в Швецию. Это я поначалу не больше 120 километров в час решалась «выжимать» из железного коня. Теперь и под 160 могу!
– А еще вы – знатный кулинар. Ваши рецепты большой популярностью в журналистской среде пользуются.
– Могу еще новый рецепт дать! Креветки, кальмары, осьминоги, мидии довести до кипения и сразу после слить воду. Посолить, добавить чеснок, кинзу, перец. Затем сельдерей мелко-мелко нарезать, желтый болгарский перец большими кусками нарубить и добавить в салат. А перед подачей на стол порвать в блюдо листья салата «Айсберг», нежную часть листьев краснокочанной капусты, листья базилика, петрушку, большое количество рукколы и половинки помидоров черри. Затем все это сбрызнуть оливковым маслом. Я этот салат назвала итальянским. Невероятно вкусно! Пусть читатели «Тульских известий» готовят это блюдо, и будем считать, что все его попробовавшие побывали на моем празднике!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему