Рекламный баннер.

Общество

11:17, 08 мая 2013

И отважный, и славный

И отважный, и славный
Предки Александра Васильевича Смирнова жили в провинциальном уездном городе Одоеве, занимались мирными ремеслами, но, когда над страной вспыхивали огни военных пожарищ, уходили на защиту родной земли. Наверное, поэтому в лихую годину брат Смирнова – Василий – пошел сражаться с финнами, а когда напал Гитлер, сестра Ольга стала зенитчицей. Сам Александр Васильевич ушел на войну с фашистами в начале 1944-го, едва дождавшись, когда ему исполнится семнадцать лет.
– В ту зиму я был единственным призывником из Одоевского района. Приехал на формировочный пункт в Тулу, а оттуда – в Калугу, – вспоминает фронтовик.– Шесть месяцев проучился в школе младшего командирского состава, получил специальность пулеметчика, а в июне отправился на фронт. Война уже подкатывалась к государственной границе, немцев гнали из Советского Союза с сокрушительной силой, и мы, желторотые бойцы, особо не боялись сражений. В Ленинграде к нам прибавились солдаты, выписанные из госпиталей. Народу набралось – целый эшелон. У всех было приподнятое настроение. И даже когда поезд остановился, потому что дальше шли военные действия, а мы заняли позицию на сопке, происходящее казалось не больше чем игрой. И когда полетели немецкие самолеты и стали бомбить – мы посмеивались. Снаряды почему-то летели мимо. А потом – наступление. И смех кончился…
Удивительно, но уже в первый день одоевский парнишка проявил себя как умелый и смелый боец. Вместе с товарищами он отбил несколько вражеских атак и был представлен к медали «За отвагу».
В том же бою Александр Васильевич получил сквозное ранение в грудь. В полевой санитарной части его быстро подлечили, и через несколько дней Смирнов опять вернулся в строй. Дальнейшие события вспоминаются ветерану как суровые военные будни, где вперемешку были пот и кровь, вши и грязь, пулеметные очереди и очереди за письмами. Александру Васильевичу писала мать. Сам же он перестал отвечать на послания, как только покинул Калугу. Говорит – некогда было. Да и не умел он красиво писать о боях-пожарищах. А еще, как и многие солдаты, был уверен: если уж что случится – родителям в Одоев и так сообщат.
По осени Александр Васильевич вместе с товарищами форсировал финскую реку Воксу. На севере в это время было уже совсем холодно. Ледяная вода сводила руки и ноги. Кому улыбнулась удача, перебирались на другой берег в лодке, но таких оказалось совсем мало.
– Многие бойцы обламывали кусты, вязали веники и плыли на них, – вспоминает Смирнов. – А я в детстве Упу запросто по три раза переплывал, и мне это здорово помогло.
Вскоре Александр Васильевич попал в дивизионную разведку. Во время выполнения одного из заданий группе, в которую входил Смирнов, удалось захватить очень ценного «языка». Но при возвращении через линию фронта был тяжело ранен командир взвода. Разведчикам пришлось тащить на себе умирающего однополчанина и вести гитлеровца.
– Сержант, шедший рядом со мной, предложил не вязать фашисту руки, а просто снять ремень с его брюк, так что всю дорогу немец был озабочен подтягиванием штанов и думать о побеге уже не мог.
За фрица, пойманного красноармейцами, Смирнова представили к ордену Славы. Но списки с достойными получить награду составлял лейтенант, который вскоре погиб, а Александр Васильевич, подорвавшись на мине, потерял половину ступни и попал в эвакогоспиталь в Барнаул.
– Победу я встретил за тысячи верст от родного дома, – говорит фронтовик. – Радостную весть нам сообщили санитарочки. Они плакали, да и мы, покалеченные мужики, тоже не скрывали слез.
Возвращаясь в Одоев, Александр Васильевич выбросил костыль, решив, что 19-летнему парню не пристало бравировать болячками и увечьями. Вскоре он женился на жительнице Дубенского  района, устроился вальщиком и стал ездить в Тулу, чтобы продавать изготовленную обувку. Валенки он делал отменные, разбирались они на ура, и это сразу заприметили рыночные воришки. Однажды Смирнова обокрали. Узнав об этом, благоверная обвинила мужа во всех смертных грехах.
Разругавшись с женой в пух и прах, фронтовик завязал с «валеночным бизнесом» и уехал обратно в Одоев. Здесь он женился во второй раз, а работать устроился в пожарную охрану. И брак, и выбор профессии оказались счастливыми. Александр Васильевич прожил с супругой более сорока лет и столько же проработал огнеборцем. У него двое детей, двое внуков, четверо правнуков. Нет только медали «За отвагу» – она потерялась во время переезда в новую квартиру. Впрочем, что самое важное, запись о награде сохранилась в военных документах фронтовика. А еще – там все-таки появилась строчка и об ордене Славы. Случилось это в год 60-летия Великой Победы. Видимо, список, составленный молодым офицером, даже после его смерти попал «куда надо». Сам орден тоже красуется на груди ветерана.
С праздником вас, Александр Васильевич! Здоровья, удачи и долгих лет счастливой жизни вам и всем фронтовикам!
 Людмила ИВАНОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий