Общество

19:28, 29 июня 2015

Иваньковские «ястребки»

Иваньковские «ястребки»
 Сергей МИТРОФАНОВ

Эти люди отправлялись на ответственные задания не только с отечественным оружием, но и с немецкими и даже французскими винтовками. Они были задействованы в самых разных спецоперациях – от поимки дезертиров до поиска и уничтожения вражеских листовок. Речь идет о бойцах истребительного батальона Иваньковского района, некогда входившего в состав нашего региона.

Женщин тоже наказывали
О них сегодня, к сожалению, почти никто не вспоминает. И причина не в том, что рассказывать нечего – как раз наоборот. Просто на фоне грандиозных боев на фронте то, чем занималось тыловое подразделение, оказалось в тени.
В Государственном архиве Тульской области хранится папка рассекреченных документов за 1943 год, рассказывающих о делах «ястребков» – так во время вой­ны жители именовали членов батальона. Были среди них не только мужчины, но и представители прекрасного пола. Надо сказать, с истребителей начальство спрашивало по полной, невзирая на пол. Бойцу Долговой, например, за опоздание на занятие как-то «влепили» два наряда вне очереди.
Дисциплина, к слову, в батальоне периодически хромала. Так, боец Орехович однажды не явился по тревоге в расположение сбора. Некий Даниловский получил двое суток ареста – за невыполнение приказа и пререкание с командиром взвода. А «ястребка» Комиссарова «наградили» двумя нарядами вне очереди за разговор в строю.
Иваньковский батальон был разбит на взводы и отделения, которые размещались в техникуме имени В. И. Ленина, в сов­хозе «Жерновка» и в других местах района. «Ястребков» моментально вызывали в случае тех или иных ЧП. Если происходило совсем уж  что-то из ряда вон выходящее и требовалось как можно быстрее прибыть к месту события, то на такой случай имелся трофейный мотоцикл.

Да не будет света!
Тревожные сообщения ивань­ковцы принимали постоянно. Так, в январе бойцам пришлось прочесывать населенные пункты и леса, граничащие с Мордвесским, Каширским и Лаптевским районами. Там искали вражеских парашютистов. То ли это был экипаж подбитого самолета, то ли с помощью люфтваффе немецкая разведка забросила в тыл диверсантов. Но выйти на след противника тогда, к сожалению, не удалось.
Зато преуспели «ястребки» в других операциях. Однажды батальон как следует «прошерстил» аж 78 деревень. У колхозников тщательно проверяли документы. В итоге удалось задержать троих граждан, уклонившихся от воинской службы, а также семерых дезертиров, ушедших с оборонных заводов.
Помимо этого, тыловики составили шесть актов за нарушение светомаскировки. Хотя на дворе стоял 1943 год, самолеты с крестами все еще частенько барражировали в тульском небе. И безалаберно оставленный свет в окошке вполне мог привлечь внимание зорких пиратов Геринга, которые бы запросто сбросили на хаты бомбы или обстреляли строения из пулеметов. Кстати, о самолетах, но теперь уже о своих. Иваньковцев привлекали и к охране авиабортов, потерпевших аварию. Чтобы местные не растащили: такие досадные случаи прежде уже происходили, когда от крылатой машины, которую можно было быстро восстановить, ушлое население оставляло «рожки да ножки».

«Убит боец Скрынников»
Активных боевых действий на территории Иваньковского района в ту пору уже не велось. Но спокойнее от этого оперативная обстановка не становилась. «На границе Иваньковского, Серпуховского и Каширского районов в 900 метрах от правого берега реки Оки, северо-западнее деревни Макаровка Тульской области был убит боец истребительного батальона Скрынников Михаил Иванович, 1926 года рождения, уроженец Саратовской области, ранее был студентом сельскохозяйственного техникума механизации имени Ленина», – с тревогой сообщается в одном из документов фронтовой поры. При каких обстоятельствах погиб этот молодой человек, удалось ли разыскать убийцу – не указано…
Хватало и других бед: то у «ястребков» украли ракетницу, то вдруг из обойм самозарядных винтовок Токарева исчезли 25 боевых патронов. Бывали и курьезные моменты из серии «кто-то
теряет, а кто-то находит». Однажды бойцы нашли винтовку образца 1891 года. На избыток огнестрелов, к слову, истребители никогда не жаловались. Все, что «приплывало» со стороны, шло в дело. Как-то иваньковцы остановили пару красноармейцев-дезертиров, бегунов препроводили куда следует, а их стволы «поступили в штаб батальона как пополнение оружия».  
Был в истории истребительного батальона и такой эпизод: бойцы собрали 1326 фашистских листовок и почти все сожгли, дабы народ не читал вражескую брехню. Оставили только несколько экземпляров, которые отправили чекистам в Тулу. 
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий