Рекламный баннер.

Общество

20:07, 07 октября 2013

Хроника рекорда

Хроника рекорда
«Тула навсегда осталась в моей душе», – признавалась Валентина Гризодубова, да и она нашему городу не чужая: с 1930 года после окончания Пензенской авиашколы гражданского воздушного флота около четырех лет работала инструктором в 1-й Тульской летно-спортивной школе Осоавиахима, подготовила 86 летчиков. Около 30 ее учеников стали впоследствии Героями Советского Союза, а Борис Сафонов и Иван Воробьев удостоены этого звания дважды. И как положено наставнику, Гризодубова подала им пример: Героем она стала много раньше своих воспитанников – в 1938 году, после рекордного беспосадочного перелета на самолете АНТ-37 «Родина» из Москвы на Дальний Восток по маршруту протяженностью более шести тысяч километров. Летчицы пробыли в воздухе 26 часов 29 минут.

Летать быстрее, дальше и выше всех было для СССР задачей стратегически важной не только в военном, но и в политическом отношении. Поэтому вопрос об авиационном перелете через всю огромную страну рассматривался на высоком правительственном уровне. «Меня вызвали... и спросили: «Как вы думаете, Гризодубова справится с таким ответственным полетом?» Тогда я очень хорошо знал всех способных летчиков и летчиц. Поэтому, нисколько не задумываясь, ответил: «Если кто и справится, так именно Гризодубова», – вспоминал генерал-полковник авиации Громов.
Действительно, у нее уже был немалый опыт сложных полетов. После Тулы она работала в агитационной эскадрилье имени Максима Горького, много летала по Украине, Белоруссии, Башкирии, Киргизии, Закавказью. В 1937 году установила пять мировых рекордов высоты, скорости и дальности полета.
На рекорд дальности Гризодубова летала из Москвы в Актюбинск с Мариной Расковой, которая была штурманом. Они хорошо сработались и сообща справились с возникшими проблемами, когда отказал гиромагнитный компас и пришлось ориентироваться по местности. А на обратном пути потек бензобак, левый борт кабины, обтянутый перкалью, стал прозрачным, материя намокла и в любой момент могла загореться от выхлопов мотора. Вынужденную посадку сделали в Оренбурге. «Когда мы вошли в кабинет начальника гарнизона, шло какое-то совещание, – смеялась потом Раскова. – От нас так разило бензином, что он скомандовал: «Прекратить курить!» В том рейсе они прошли по прямой 1443 километра, перекрыв мировой 800-километровый женский рекорд американских летчиц. В пути Гризодубова и Раскова мечтали о еще более дальнем полете.
Было это осенью, а зимой Валентина позвонила Расковой и пригласила посмотреть машину, на которой они отправятся на Дальний Восток. Вторым пилотом Марина предложила имевшую опыт ночных полетов летчицу-истребителя Полину Осипенко, с которой Раскова летала с Черного моря на Белое, та тут же откликнулась телеграммой-«молнией»: «Согласна вторым пилотом. Полина».
Подготовка шла непросто. Гризодубова рассказывала Расковой, что кто-то тормозит, задерживает работу. Валентина Степановна много позже отмечала, что начальника ВВС задело за живое: командиром экипажа будет женщина, вдобавок не военный пилот, а гражданский. «Осипенко предлагали освободиться от меня и возглавить перелет, – вспоминала она. – Отозвала она меня как-то и говорит: «Валечка, что делать? Эти люди ходят за мной, все уши прожужжали, мол, тебя нужно освободить...» Я говорю: «Ну что ж, Полина, лети командиром ты». «Да что я, с ума сошла! – отвечает она. – У меня пятьсот часов налета, а у тебя тысячи, на разных типах самолетов». Тогда Гризодубова – а она была уже человеком известным, пилотом с именем, депутатом Верховного Совета СССР, – пробилась к Сталину. «Он заинтересовался нашим перелетом, лететь на Дальний Восток разрешает и даже через северную оконечность Байкала, потому что это сокращает маршрут, – пересказывала Раскова «отчет» подруги об этой встрече. – Товарищ Сталин спросил, обеспечено ли в навигационном смысле озеро Байкал. Когда ему сказали, что там ничего нет, он потребовал, чтобы на северной оконечности Байкала был установлен радиомаяк и чтобы этот радиомаяк находился там до тех пор, пока мы не пролетим. Все остальное в наших планах он считал правильным и дал указание готовить нам машину. После этого все взялись горячо за дело, началась настоящая подготовка перелета».
Летелось им трудно: метеоусловия сложные, кабина штурмана обледенела изнутри, аппаратура отказала – держали курс просто на восток, и только близ тихоокеанского побережья облака раздвинулись, летчицам удалось сориентироваться по местности. Между тем топлива оставалось всего на полчаса полета – до ближайших аэродромов не хватит. Гризодубова приняла решение садиться в районе Амуро-Амгуньского междуречья. Расковой, сидевшей в застекленной кабине в носовой части самолета, она приказала выпрыгнуть с парашютом – аварийная посадка была для нее опасной. Марина спрыгнула – и провела десять суток в тайге, имея лишь две плитки шоколада и пистолет. А Гризодубова с Осипенко удачно приземлили самолет на брюхо, выбрав для этого заболоченную полянку. Машина осталась практически целой.
Их искали на огромной таежной площади больше недели, пока летчик гражданской авиации Сахаров не обнаружил самолет. Утром им сбросили на парашютах резиновые сапоги, термосы с горячим питьем, продукты и карту района, а днем на глазах у женщин в воздухе столкнулись два поисковых самолета, пилоты погибли. 5 октября до «Родины» добралась Марина Раскова, а вскоре спрыгнули с парашютами врач и спортивные комиссары – зафиксировать показания приборов. К вечеру прибыл и пеший поисковый отряд, установили радиосвязь с «большой землей». На следующий день начали выбираться из тайги – это заняло почти сутки, потом еще день на лодках до катера и катером в поселок Керби. Туда уже пришла правительственная телеграмма, подписанная Сталиным и Молотовым: «Ваш героический перелет, покрывший по маршруту 6450 километров, а по прямой – 5947 километров в течение 26 часов 29 минут, является международным женским рекордом как по прямой, так и по ломаной линии… Гордимся вами и от всей души жмем ваши руки».
В Комсомольске-на-Амуре Валентина Гризодубова под впечатлением от гибели искавших их пилотов категорически отказалась участвовать в торжественных мероприятиях, посвященных рекордному перелету. Ну а от торжественной встречи в Москве, куда их доставили спецпоездом, отказываться было, конечно, нельзя – равно как и от приема в Грановитой палате Кремля. 2 ноября 1938 года вышел указ о присвоении командиру экипажа «Родины» звания Героя Советского Союза.
В 1939 году Гризодубову назначили начальником управления международных воздушных линий Гражданского воздушного флота. В Великую Отечественную она командовала полком военно-транспортной авиации, а после увольнения в запас руководила испытаниями самолетного оборудования в авиационном научно-исследовательском институте. В 1986 году Гризодубовой было присвоено звание Героя Социалистического Труда – она стала единственной женщиной, удостоенной двух этих званий одновременно.
Валерий РУДЕНКО
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему