Общество

09:00, 22 ноября 2013

Колыбель надежды для крошечки-хаврошечки

Колыбель надежды  для крошечки-хаврошечки
В областном перинатальном центре впервые состоялся праздник, посвященный Международному дню недоношенных детей. Устроители решили предъявить профессиональному сообществу и журналистам результат своих почти двухлетних усилий – маловесных деток, появившихся на свет в перинатальном центре с момента введения в России европейских стандартов жизнеспособности новорожденных.

Поясним: до января 2012 года мы были единственной из так называемых «цивилизованных стран», где человек, появившийся на свет раньше положенного срока, таковым мог и не считаться, если имел массу тела меньше килограмма. Ему, раз уж называть вещи своими именами, присваивался «статус», так сказать, операционного материала. Врачи, конечно, предпринимали попытки выходить бедолагу, и даже иногда преуспевали. Но если такой «мальчик с пальчик» умирал вскорости после рождения, он даже не входил в статистику младенческой смертности. В то время как в Европе уже лет сто считают полноправными людьми 500-граммовых новорожденных.
На пути в ВТО
Наша страна, по сути, была вынуждена перейти на новые правила, иначе нас нипочем не взяли бы в ВТО. И учреждения родовспоможения восприняли их с заметным содроганием. Ведь традиционный подход определения стандартов живорождения куда лучше подходил нашей суровой действительности. При нем статистика младенческой смертности последние полтора десятка лет была чудо как хороша. В распоряжении медиков появились технологии, которые позволяли выхаживать маловесных детей, когда эта маловесность не была экстремальной, конечно. Если раньше из десяти глубоко недоношенных деток умирали девять, то теперь двое. И эти двое, недобрав каких-нибудь двадцать граммов до положенного килограммового веса, не портили общую картину статистики, поскольку туда вообще не попадали.
При такой статистической методе показатель младенческой смертности многие годы круто падал (тьфу-тьфу…), и это нравилось всем, вплоть до первых лиц государства. Именно положение дел с младенческой смертностью во всем мире считается индикатором работы системы здравоохранения в целом.
Еще до перехода на стандарты, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения, было очевидно, что российская статистика окажется ими испорчена. По оценкам российских экспертов, младенческая смертность должна была повыситься на 30–35 процентов, а по данным той же ВОЗ – на целых 100. Но такого, бог миловал, не произошло. Многие регионы, в том числе Тульская область, приняли европейские стандарты жизнеспособности новорожденных в полной боевой готовности. В результате младенческая смертность в регионе в прошлом году составила 6,8 на тысячу родившихся живыми, а за девять месяцев этого года показатель достиг 7,5. Но это все равно ниже уровня младенческой смертности и в ЦФО, и в целом по стране, где в 2012-м (более свежих данных пока нет) она составила 7,8 и 8,7 соответственно.
Увеличение числа недоношенных младенцев в общей массе родившихся – общемировая тенденция. Ежегодно на планете около 15 миллионов детей появляются на свет слишком рано, не набрав нужного веса. Более миллиона из них умирают вскоре после рождения, а другие страдают от различных видов физической и неврологической инвалидности, испытывают проблемы в обучении. Только консолидация усилий всего общества вокруг этих маленьких граждан способна переломить ситуацию и реабилитировать их настолько, чтобы они ни в чем не уступали сверстникам.
Метод кенгуру
Что это принципиально возможно, участники праздника в областном перинатальном центре убедились, когда в конференц-зале появились мама Наталья с дочкой Дашей и мама Инна с сыном Андрюшей. Родившаяся с весом 1,7 килограмма, Дашенька сегодня в год и девять месяцев совершенно не отличается от детишек такого же возраста. В голубом нарядном платье и больших бантах она деловито направилась мимо трибуны в президиум, где лежал ворох хризантем и пакеты с игрушками.
– Когда Даня попала в реанимацию, я места себе не находила, – рассказывает Наталья. – Елена Анатольевна Комендантова, главный неонатолог области, мне звонит и спрашивает: «Что ты там, в палате, делаешь?» Как что, говорю, плачу конечно… А она: «Поднимайся к нам в реанимацию, будем выхаживать дочку вместе». С тех пор мы с Данечкой снова стали как бы одним целым, будто она еще не родилась. Тут этот метод называют «методом кенгуру».
Андрюше еще не исполнился год, мама Инна все мероприятие держала его на руках, чем заметно мешала терзать пакет с игрушками, врученный главным врачом перинатального центра Еленой Козиной.
Отныне перинатальный центр планирует ежегодно чествовать маловесных деток и их родителей. А уж что за здоровьем и развитием особых чад врачи будут приглядывать как следует, можно не сомневаться.
Как у мамы
в животике
Кувез – колыбель надежды для недоношенного малыша. Многие параметры в нем приближены к тем условиям, что были у мамы в животике.
Сейчас в областном перинатальном центре в пластиковых «утробах» донашиваются 12 ребят. Из 449 маловесных деток, появившихся в центре в прошлом году, 302 нуждались в реанимационных мероприятиях, 95 имели экстремально низкую массу тела, еще 40 таких «экстремалов» появились на свет в этом году. Как отмечает анестезиолог-реаниматолог Александр Протосеня, даже свет, шум, дискомфорт от медицинских манипуляций – все влияет на исход врачебных усилий. Выживают, конечно, не все. А примерно половина «крошечек-хаврошечек».
Больны из маловесных детей все сто процентов. Но сегодня полностью вылечиваются многие заболевания, которые десять лет назад считались фатальными. Медицина располагает такими лекарствами и оборудованием, которые кажутся просто фантастикой. Реаниматолог Олег Пятченков, вернувшийся недавно из Мюнхена, утверждает, что в Европе техника в роддомах точно такая же, как у нас в Туле.
Поражения центральной нервной системы, желтухи, респираторные заболевания легких, задержка внутриутробного развития и внутриутробные пороки – вот список самых распространенных патологий среди недоношенных. Но ретинопатия, при которой отслаивается сетчатка глаза, встречается у них почти обязательно. Благо в областном перинатальном центре есть свой офтальмолог, есть замечательный аппарат – RetCam – для осмотра глазного дна именно у детей с экстремально низким весом. Говоря упрощенно, технология позволяет «приварить» отслоившуюся сетчатку на прежнее место.
Все глубоко недоношенные детки обязательно проходят тес­тирование слуха – аудиоскрининг, нейросонографию – ультразвуковое исследование мозга: правильно ли он развит, нет ли кровоизлияний. На УЗИ-аппарате им смотрят брюшную полость. И, конечно, малявок ждут все виды рентгеновских исследований, для чего есть стационарный цифровой аппарат и передвижной, который сотрудники привозят прямо в палату. А уж о комплексе лабораторной диагностики даже упоминать кажется излишним.
Неправдоподобно маленькие человечки с тоненькой красной кожей, опутанные проводами с датчиками, производили бы, наверное, совсем жалкое впечатление, если бы… не щегольские вязаные комплекты, в которые они одеты. Такова уж терморегуляция у этих существ, что голова и ноги очень мерзнут. Вот и вяжут санитарочки и медсестры эксклюзивный трикотаж своим малюсеньким подопечным. Крошечные шерстяные шапочки и носочки в стразах красноречиво свидетельствуют: здесь идет не бездушный производственный процесс, сотрудниками реанимационного отделения движут не только медицинские знания, а искреннее душевное тепло и сочувствие.
Подавляющее большинство детей – 53 процента – выписываются из областного перинатального центра с выздоровлением, 42 – с улучшением и только 5 процентов переводятся в другие ЛПУ для дальнейшего лечения.
Екатерина ГАРБУЗОВА
Геннадий ПОЛЯКОВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему