Рекламный баннер.

Общество

17:34, 28 марта 2016

Корни и крона сибирского рода

Корни и крона  сибирского рода
 Нелли ЧУКАНОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Столетие со дня своего рождения отметила жительница села Спасское, что под Новомос­ковском, Евдокия Никифоровна Борисова. Интересно, что дом ее стоит как раз на улице Юбилейной!

Вообще-то в роду Евдокии Никифоровны много долгожителей, особенно среди женской половины, – и до 103 лет, и больше проживали. Хотя судьбы их легкими не назовешь – жили в Сибири, по десять и более ребятишек рожали, на их век пришлись и войны, и революция с последовавшими за ней раскулачиванием и репрессиями. А может, секрет долголетия Борисовой в том, что по сей день окружена любовью и заботой близких – детей, внуков, правнуков?

Долюшка сиротская
Родилась Евдокия Нефедева в деревне Колманка, это в Новосибирской области. Хозяйство родители вели крепкое. Были в нем не только корова да птица, но и несколько лошадей, и все необходимое оборудование для возделывания земли и получения хорошего урожая. При этом батраков отродясь не держали, от зари до зари трудились сами, благо в семье подрастали семеро помощников.
В три года Евдокия осталась сиротой, и отец привел в дом мачеху. Правда, задержалась та недолго. Заприметив, что супруга обижает его детей, Никифор Нефедев быстро выставил ее за дверь. Так и сказал: «Хоть десяток жен поменяю, но своих ребят в обиду никому не дам!» А вот вторая мачеха оказалась человеком душевным, и маленькая Дуся полюбила ее как родную мать.
Но не зря говорят, что беда не ходит одна. Нефедевых раскулачили, всех старших членов семьи сослали на лесоповал в Красноярский край. А малых детей, обобрав до нитки, среди зимы просто повыкидывали из дому.
– Хорошо еще комиссар, который нас раскулачивал, доб­рый попался – разрешил спрятать в сугробе мамину швейную машину «Зингер», – вспоминает горькие страницы детства Евдокия Никифоровна. – Машинка эта еще старше меня, она моей маме от бабушки в наследство досталась. Как же она нас потом выручала! И я на ней шила, и сестры. И себе, и на заказ. Причем строчили не только белье и повседневную одежду, но даже деревенские тулупы!
Понятно, что свою кормилицу Евдокия Никифоровна всю жизнь берегла как зеницу ока, и по сей день она стоит в ее доме в красном углу. Вот только красивой фирменной бляшки швейная машинка лишилась по прихоти одного из внуков хозяйки, решившего украсить старинным фирменным знаком свои новые джинсы…
Когда отец Евдокии вернулся из ссылки, жизнь наладилась.
В 1937 году Евдокия вышла замуж за Василия Борисова. Вместе со многими другими сибиряками – отменными стрелками – ему довелось воевать в Финскую. Был тяжело ранен, вернулся инвалидом, на костылях, что, впрочем, не помешало ему всю Великую Отечественную трудиться наравне с односельчанами, заготавливая провизию для отправки на фронт. Добывали в тайге дичь, ловили рыбу в чистейшем ледяном озере, где было ее просто немерено, собирали грибы и засаливали все это в бочки. Евдокия в ту пору трудилась пекарем и засольщицей. Мужу своему она родила десятерых детей, правда, в трудные военные годы трое из них умерли в младенчестве. А пятеро сыновей и две дочки, Валя и Надя, стали ей в жизни надеждой и опорой.

Из Сибири –
в Казахстан
– Сначала муж добрый был, а потом характер у него стал портиться. Когда же не только меня, но и детей взялся обижать, собрала я всех семерых да и уехала от него в Казахстан! – продолжает рассказ юбилярша. – Муж потом к нам перебрался, но не смог забыть сибирские места и вернулся на родину. А однажды пошел рыбачить, да так и сгинул. Утонул. Плавать-то он, отменный рыбак, всю жизнь проживший у озера, совсем не умел…
Житье свое в Казахстане в пятидесятые годы прошлого века члены семьи вспоминают с большой теплотой. В Сибири народ лакомился разве что медом, орехами да лесными ягодами, а тут и арбузов, и яблок, и винограда было навалом, и все за копейки.
Мать никакого труда не чуралась – и санитаркой в больнице работала, и утятницей в колхозе, а потом перешла на виноградник. И дети всегда и во всем ей помогали. После школы спешили на плантацию. Мать виноградные кисти срезала и в огромные корзины укладывала, а сыновья и дочери, взявшись за ручки каждый со своей стороны, эти корзины относили. Делянки-то с виноградной лозой далеко за горизонт уходили, с тяжеленной корзиной туда-сюда не набегаешься.
Поначалу жили всей семьей в убогой мазанке, а потом и крепкий просторный дом отстроили. Днем Евдокия Никифоровна работала, а по ночам обшивала семью, из грубой овечьей шерсти вязала всем теплющие носки да варежки. Зимы-то в Казахстане были ого-го, до минус сорока столбик термометра опускался!
А потом приехала к Борисовым в гости родственница, жившая под Новомосковском в селе Спасское и трудившаяся в колхозе имени Ленина, возглавлял который Василий Стародубцев. И так расписала все прелести тамошнего бытия, что один из сыновей Евдокии Никифоровны, Василий, решился на переезд. И ведь не обманулся! Через десять месяцев ему выделили полдома со всеми удобствами, и сегодня он живет в этой квартире со своей матерью. А две сестры – в коттеджах через дорогу, прямо окошки в окошки.
– А как иначе? Мы с детства привыкли: куда мамочка, туда и мы. Как ниточка за иголочкой. Ведь где мама, там и дом, – улыбаются сестры.
Только двое братьев Борисовых остались в Казахстане, а пятеро детей перебрались на жительство в Спасское.

Секреты
ее долголетия
У Евдокии Никифоровны сейчас девять внуков, восемь правнуков и уже три прапра­внука. Корни древнего рода, глубоко проросшие в Сибири, дали крепкое древо жизни, а крона раскинулась широко. Родня у нашей юбилярши имеется в Новосибирске, Москве и Подмосковье и даже… в Германии! Так уж вышло, что один из внуков Евдокии Никифоровны, живший в Казахстане, полюбил девушку из немецкой семьи, а потом в девяностые выехал с женой и тремя детьми на постоянное место жительства в Германию.
Да и здесь, в Спасском, как говорят дочки, если семья в выходной собирается попить чайку, то меньше двенадцати человек за стол не садятся.
– Мама у нас добрая, но строгая, – признает младшая дочь Валентина Васильевна. – В детстве, помню, и на ласку щедрая была, но если провинимся, и поругает, и пониже спины полотенцем в сердцах шлепнет. Вот и сейчас характер сохраняет. Стала я ее и брата к себе звать на жительство. Мол, я уже тоже седьмой десяток разменяла, а одним домом-то жить легче. Так нет, не соглашается, даже прикрикнула раз на меня. Я, мол, так решила, и все! Да что там, она у нас еще в 95 лет палисадник цветами засаживала и сама их растила. Призовые места за благоустройство участка получала! Мы ей говорили: «Мама, брось ты в земле копаться. Нам перед соседями стыдно!» А она отвечает: «Это вам стыдно, а мне – нет!»
А какие Евдокия Никифоровна пироги пекла! Самые лучшие во всем Спасском. Причем не только для своих детей и внуков, но и всех соседей по улице угощала. Гостям семьи всегда было принято отдавать самое лучшее, а самим уж что останется.
И до сих пор, кто ни увидит Евдокию Никифоровну на улице, все здороваются.
– Что-то я вас не помню, видно, слаба глазами стала, – при встрече с односельчанами иногда сетует старушка.
– Ничего, Евдокия Никифоровна, зато мы вас никогда не забудем. А особенно пирожки ваши с детства хорошо помним, – улыбаются те в ответ.
Из-за слабого зрения и к дочке переезжать старушка не хочет – дома-то, где все маршруты давно изучены, она и с закрытыми глазами в любую комнату запросто дойдет.
Впрочем, по словам ее дочерей, зрение юбиляршу подводить стало совсем недавно. Да что там, в сто лет у нее еще и зубы-то все свои! Сама Евдокия Никифоровна считает, что это оттого, что всю жизнь ела только простую и полезную пищу.
А ум у юбилярши действительно острый. Вот пример. Недавно ее сыну Василию стало плохо, он даже сознание потерял. Пользоваться мобильным телефоном старушка не умеет, дом дочек – напротив, а как на помощь позвать? Вот и догадалась бабушка зажечь свечу и на подоконник поставить, при этом еще и шторы подальше убрала. Валентина Васильевна перед сном глянула на дом брата и удивилась, зачем свеча на окне. Сразу сообразила: что-то неладное приключилось!
Еще один секрет долголетия Евдокии Никифоровны кроется в том, что она всегда любила не только людей, но и животных. Вот и теперь гостей во дворе первыми встречают пес Фингал и кошечка Белка. Оба белоснежные, только собачью морду украшает черное пятно вокруг одного глаза, за что зверек и прозвище получил.
Вот так и прожила наша героиня сто лет среди людей и для людей, всем нужная и всеми любимая. На юбилей Евдокии Никифоровне подарили 101 розу, а гостей собралось за праздничным столом аж полсотни!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий