Общество

09:00, 13 мая 2016

Коса на камень

Коса на камень
«Вот смотрите, у меня все чисто тут: и подушки, и одеяла, и сам я человек аккуратный и чистоплотный, – показывая нам свои владения, комментирует 78-летний житель Узловой Дмитрий Егорович Анохин. – И готовить я приноровился. Вот смотрите – супчик свежий совсем…»

 Нелли ЧУКАНОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Он открывает электрический стерилизатор для многоразовых шприцев, демонстрирует жиденькое содержимое и продолжает:
– Жена моя покойная медиком была, так вот от нее мне эта штуковина в наследство и осталась…

А как иначе?
Живет Дмитрий Егорович в огромном шлакоблочном гараже на территории заброшенной шахты, довольно далеко от города, а в Узловую мы приехали после обращения в редакцию «Тульских известий» двух друзей – азербайджанцев Руслана и Саида (имена по их просьбе изменены). Молодые люди сообщили, что случайно познакомились со стариком, рассказавшим, что на зиму глядя его выгнал на улицу единственный родной сын. Дедушка тогда жил в ужасающих условиях. Сжалившись над Дмитрием Егоровичем, Руслан на период особых холодов  взял его к себе на съемную квартиру, где живет вместе с женой и двумя детьми. Но с наступлением весны старик, не желая более стеснять благодетелей, вновь вернулся в гараж, а к Руслану теперь наведывается в гости – немного отдохнуть, помыться и простирнуть одежду.

Родственные узы
В молодости Анохин работал и механиком, и трактористом, и водителем на Узловском заводе техкожизделий. Семью завел поздно, взял женщину разведенную, тихую, милую и кроткую, с двумя детьми, сыном и дочерью.
Лидии Васильевне было под сорок, когда она родила Дмитрию Егоровичу дочку, но малышка долго не прожила. Спустя год она подарила мужу сына Колю. Старшие ее дети, Татьяна и Игорь, были к тому времени студентами и учились в других городах.
– Чтобы прокормить семью, я завербовался на Север, работал старателем на золотых приисках. Так что сыном в основном жена занималась,  – продолжает Анохин. – Тридцать три года рабочего стажа у меня было до выхода на пенсию, но я и сейчас продолжаю трудиться. Убираю территорию возле ночного клуба. Что поделаешь – пенсию заработал совсем небольшую, 12 тысяч всего. А теперь вот на старости лет еще и бомжем остался!
Пока супруга была жива, ей как-то удавалось сглаживать углы в отношениях между мужем и сыном, но шестнадцать лет назад ее не стало…
Первую жену Николая отец встретил в штыки, не спасло положения даже появление внучки. Но настоящий кошмар начался, когда не так давно сын снова женился. Дмитрий Егорович невестку возненавидел, Екатерина, видимо, отплатила ему тем же. Николай трудится водителем дальних рейсов, и пока он бывал в отъезде, дома бушевали нешуточные страсти.
Дмитрия Егоровича раздражало буквально все: оставленный не на том месте ноутбук или телефон, брошенная в кресле дамская сумочка. Слово за слово – и вещи невестки летели с балкона или спускались вниз по лестнице…

Радикальное решение
Сын всегда и во всем принимал сторону жены, и от глубокой обиды Дмитрий Егорович решил съехать от родственников.
– Отчим звонил мне по осени и просил купить ему комнату, с тем чтобы съехать от сына, – рассказывает приемная дочь Татьяна, ныне живущая в Москве. – Но я пояснила Дмитрию Егоровичу, что у нас таких денег нет. Я на пенсии. Брат Игорь год назад умер, а Коля не зарабатывает столько, чтобы недвижимость приобретать.
И тут, как часто бывает в таких случаях, на помощь пришли «добрые». Люди. Они предложили старику в обмен на его долю в квартире комнату в общежитии. Тот согласился. Причем свою часть квартиры Анохин передал некоему А. по договору дарения. И в результате с 22 января 2016 года оказался зарегистрирован в развалюхе без окон и дверей, где прописано еще немало таких же обманутых граждан.
Пожелав наказать сына, старик в первую очередь покарал самого себя. Но так уж устроены большинство из нас, что во всех своих бедах привычно виним близких. Вот и за то, что произошло, Дмитрий Егорович «выставляет счет» исключительно Николаю.
– «Черные риелторы», которые меня облапошили, не успокаиваются. Они теперь требуют, чтобы я переписал на них еще и гараж, и дачу, – сокрушается старик. – Говорят, вот когда оформим все документы на эти постройки, тогда ты свою комнату и получишь…
На приисках Дмитрий Егорович горбатился не зря – вернувшись в Узловую, отстроил два гаража и возвел на гектаре земли кирпичную двухэтажную дачу. А возле нее вырыл пруд размером с полгектара и запустил туда карпов. Вот как потеплеет, планирует перебраться туда на все лето. Одна беда – там нет электричества, а то бы и круглый год жить можно.
На предложение о том, чтобы перебраться на жительство в учреждение для престарелых, Дмитрий Егорович ответил категорическим отказом.
Мы дозвонились до сына Дмитрия Егоровича Николая и  приемной дочери  Татьяны, и вот как ситуация выглядит с их точки зрения.
– Я не раз пытался помириться с отцом, предлагал вместе с ним пойти в прокуратуру и в полицию, написать заявление о том, как его обманули, – рассказывает Николай. – Я просил его вернуться домой, но отец категорически отказывается со мной общаться.
– Ситуация, в которой теперь оказались Николай и отчим, ужасна, – сказала Татьяна. – Эту двухкомнатную квартиру когда-то получали наши со старшим братом Игорем родители. Когда они развелись, жилье осталось нам с мамой. И только когда родился Коля, мама прописала туда отчима. Умирая, она была спокойна, что ее младшенький обеспечен жильем, и вот что теперь вышло… Как можно поделить на равные части две проходные комнаты площадью 20 и 9 «квадратов», непонятно. Брату предстоит суд по разделу долей с новым владельцем жилья.
Кто прав, кто виноват, судить не нам. Но не зря говорили мудрые предки: худой мир лучше доброй ссоры, в запале которой можно натворить такого, что долго потом еще будет больно и стыдно. Так что давайте делать выводы и внимательнее, бережнее относиться к тому, кто с нами рядом, особенно к самым родным и близким.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий