Общество

18:46, 23 марта 2016

Крестик на память

Крестик на память
 Татьяна МОТОРИНА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Людмила не укладывается в стереотипы. По крайней мере, с моими. Потому что я представляю себе учителя взрослой тетей с неспешной уверенной речью, с тяжелыми бусами на шее. У Людмилы нет бус, есть кружева на платье, и она с одинаковой веселостью болтает о своей работе, о друзьях, о семье. А на тыльной стороне ладони под большим пальцем у нее – крестик, такие в детстве пишешь ручкой, чтобы не забыть о чем-то очень важном.
 
– Я к вам просто летела, – чуть запыхавшись, говорит Людмила Попкова. – Не люблю опаздывать, а тут попросили КТП перепечатать и «Электронный город» заполнить. Я же работаю и в школе, и в ЦДО. Я еле успела… Ой, я, наверное, непонятно совсем говорю, да?
Из веселых, но сбивчивых рассказов постепенно выясняется, что третьекурсница Людмила работает и в школе-интернате для глухих и слабослышащих детей – инженером-программистом, и в центре дистанционного обучения (он действует на базе интерната) – учителем информатики.
Вообще, она могла бы себе найти работу и получше. Дело в том, что Люда учится на математика-программиста и со школой никак не должна быть связана. Но когда в вузе объявили эксперимент и предложили студентам-непедагогам освоить в течение трех триместров учительскую профессию, Люда согласилась. Все было серьезно – лекции, семинары, курсовые, практика в школе. А потом случайно Люда узнала, что есть вот такая работа в интернате.
– Изначально просто хотела заработать денег. Мне 19 лет, и сидеть на шее у родителей уже стыдно. Кроме того, у меня бывают всякие странные капризы: захочется мне, например, дорогущий 6-й айфон купить, – лукаво смотрит девушка. – Вот с нового учебного года я и работаю – отвечаю за все компьютеры и оргтехнику, знаю, где что стоит, заправляю картриджи, веду учет. А затем мне предложили заменить учителя информатики в центре дистанционного обучения.
Этот областной центр создан для детей с ограниченными возможностями. Каждому из них государство дает компьютер и проводит интернет. Занятия ведутся по «Скайпу»: педагог находится в ЦДО, школьник – дома. Людмила говорит, что пока сложнее всего привыкнуть к особенностям учеников – среди них есть незрячие и глухие дети, мальчик с ДЦП, за которого задания печатает мама.
– Нет, я бы не сказала, что мне захотелось сбежать. Хотя сложно, конечно, тем более что некоторые ученики вообще старше меня, пытаются заболтать, уйти от темы, но я им спуску не даю, – гордо вскидывает Люда голову. – Я много готовлюсь к занятиям, консультируюсь с коллегами. Кроме того, мне помогают знания по педагогике, которые я получила в вузе.
Людмила собирается даже выучить жестовый язык. Кое-что она уже знает от ребят, которые частенько забегают в ее кабинет поболтать. Роль переводчика между молодым педагогом и детьми, которые вообще ничего не слышат, выполняет их слабослышащий товарищ. Она смотрит на их жесты, запоминает.
– Вот это, например, «здравствуйте, как у вас дела?» – быстро порхают руки с ярко накрашенными ногтями.
Вроде бы Людмилу действительно тянет к этой профессии, но меня все равно не покидают сомнения, не потому ли она работает, чтобы в угоду юношескому максимализму доказать (себе или другим): я все могу, у меня на все хватает времени. Ведь с девяти утра до пяти вечера она на работе, а потом приходит домой – и надо выполнять университетские задания. Зачем ей этот сумасшедший ритм?
– Мне просто нравится работа. Конечно, если уж совсем нельзя будет совместить, я выберу учебу. Какой бы у меня ни был опыт, без «корочки» дальше никуда не возьмут.
Останется ли она в школе после того, как окончит вуз? С дипломом по своей специальности она может рассчитывать на работу с совсем другой зарплатой.
– Не знаю. Вообще, в ЦДО мне обещают постоянную работу, а не замещение… – с надеждой и как будто вопросительно смотрит на меня девушка.
– Люда, – делаю еще одну попытку понять, какая она, эта учительница-студентка. – У вас есть жизненное кредо?
– Ох, с этим сложно. С нового года обещала себе начать новую жизнь. Иногда встаю утром и говорю: «У меня все получится!» А иногда: «Как все плохо, не хочется ничего». Но я все-таки встаю, привожу себя в порядок, делаю домашние дела, иду на работу.
А хорошо бы она послушалась саму себя и согласилась остаться в школе. И бог с ними, со стереотипами, максимализмом и крестиком под большим пальцем!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий