Рекламный баннер.

Общество

17:59, 20 мая 2014

Мы мечтою о мире живем…

Мы мечтою  о мире живем…
 Анастасия КАЛИНИНА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Есть в селе Архангельском Ясногорского района сельская школа. Она носит имя жителя села Дмитрия Пилюгина, награжденного посмертно орденом Мужества за бой у селения Сержень-Юрт в Чечне. Учебное заведение кажется довольно обычным – здесь учатся около 80 школьников, во дворе цветущий палисадник… Как и во всех сельских школах, видимо, по вековым деревенским традициям ученики здороваются абсолютно со всеми.
Но есть особенности, которые отличают это заведение от сотен таких же, разбросанных по селам и деревенькам Тульской области. Здесь учатся дети двух национальностей – русские и таджики.  А английский язык преподает Малика Зокирова, молодой педагог родом из Таджикистана.
В коридорах школы тишина. Вместе с завучем заглядываем в один класс, в другой. Дети пишут в тетрадях, работают за компьютерами. Невозможно с первого взгляда отличить ребенка-таджика от русского – все одинаково улыбчивые, любопытные, прилежные.
Таджикская диаспора образовалась в Архангельском около 10 лет назад. Сейчас здесь проживают около 70 выходцев из этой страны. Дети учатся в школе. Взрослые работают на  местной птицефабрике в Ясногорске или ездят на заработки в Москву. И в этом отношении практически ничем не отличаются от русских односельчан. Невольно на ум приходят слова известного писателя-таджика, кстати, обладателя литературной премии «Ясная Поляна» Тимура Зульфикарова: «Таджики и русские – одна раса. И очень похожи друг на друга –  наивны, доверчивы, их легко обмануть, гостеприимны, работящи. Самые тяжелые работы нынче – для русских  и таджиков». Видимо, прав писатель – много общего у двух народов, поэтому за все время существования диаспоры в деревне не было никаких конфликтов на национальной почве.
Из одного кабинета доносится четкая и уверенная английская речь. Малика Меликбоевна манерой поведения вполне оправдывает свое имя – ведь в переводе на русский оно означает «Владычица». Авторитет учительницы непререкаем, на ее уроках дети не отвлекаются и не шумят. И не только из-за уверенной и профессиональной манеры преподавания. Ребятам действительно интересно. Учитель, получивший образование в Москве, любит свой предмет, знает его – и эта любовь не может не передаться детям.
– Я родилась в Таджикистане, – рассказывает Малика после окончания урока в 6-м классе. – В начале 90-х, когда у нас началась гражданская война, мои родители решили покинуть страну. Училась в Москве. Потом с семьей перебрались сюда, в Ясногорский район. Получила гражданство... Начала работать учителем.
Для директора школы Ольги Хатынской важно организовать образовательный процесс с учетом особенностей детей разных национальностей.
– Сложнее всего дается обучение ребятам так называемого «среднего школьного звена», кто начал учиться в Таджикистане. Им трудно угнаться за русскими сверстниками. Впрочем, дети очень стараются. Есть еще такой нюанс – девочки-таджички в основном учатся лишь до 9 класса – их социальная роль по традиции определяется как мать, хозяйка. А вот парни упорно заканчивают одиннадцатилетку. «Мы должны выйти в люди!» – поясняют они учителям.
По словам Малики Зокировой, таджикские школьники не нуждаются  в дополнительной мотивации. Известно – сейчас в Таджикистане почти нет системы образования. То есть она как бы есть... Но когда дети попадают на урок в российскую школу, они с удивлением открывают для себя учебный процесс. Эти ребята невероятно благодарны педагогам за то, что их действительно обучают, развивают, дают знания, умения, навыки. Еще одно любопытное наблюдение.
– Те, кто рано освоил «второй иностранный», а проще говоря – русский язык, легче изучают и английский. Я это еще по себе заметила, – делится Малика Меликбоевна. – Русский, английский, испанский… Потом уже все кажется просто.
После завершения уроков, несмотря на теплую и ясную майскую погоду, ребята не спешат расходиться из школы. Кто-то помогает учителям прибираться в палисаднике. Кто-то занимается с педагогами дополнительно. И не чувствуется никакого недоверия или обособленности ни у кого из детей.
– Я не представляю себе жизни без этой школы, без села, – размышляет вслух Малика. – Оно стало для меня малой родиной. Я давно обрусела, мыслю и говорю по-русски – это очень бросается в глаза моим родственникам, когда я иногда навещаю их в Таджикистане. Единственное, что огорчает меня и заставляет страдать, – это террористические акты, которые, к сожалению, происходят в России. Я мусульманка и после каждого такого трагического события чувствую, как ко мне начинают относиться настороженно. Мы, мусульмане, – это первые, кто страдает от экстремистски настроенных группировок.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий