Рекламный баннер.

Общество

10:43, 03 мая 2022

Наша Победа. Неизвестные эпизоды Великой Отечественной

Наша Победа.  Неизвестные эпизоды Великой Отечественной

В День Победы мы всегда вспоминаем истории, связанные с «сороковыми, роковыми». Кто-то пересказывает семейные трагические случаи – ведь почти у каждого из нас кто-то из родственников погиб, пропал без вести, умер в блокадном Ленинграде… Кто-то с гордостью говорит: «Мой дед дошел до Берлина» или «А моя бабушка ковала Победу в тылу». Мы же решили познакомить читателей с событиями, которые главным образом нашли отражение в архивных документах. Как правило, именно эти истории мало кто знает, а потому они, надеемся, будут особенно интересны тулякам.

 

Загадки в судьбе Ильи Бормотова

Великая Оте­чест­венная война оставила после себя столько тайн и недосказанностей! Увы, многие загадки мы, видимо, не разгадаем никогда: очевидцев тех или иных событий уже нет в живых, или люди в силу каких-то своих причин не хотят вспоминать какие-то давние эпизоды. А у иных людей в возрасте здоровье оставляет желать лучшего. Поэтому мы сможем увидеть лишь некоторые грани какой-либо малоизвестной истории. Расставить все точки над i получится, возможно, только в том случае, если мы с головой окунемся в архивные папки или случайно обнаружим чьи-то дневники, в которых – ответы на все наши вопросы. Вот например, сколько загадок кроется в судьбе нашего земляка Ильи Бормотова.

Загадка первая. В документах Центрального архива Министерства обороны РФ и в печатной «Книге Памяти» этот человек проходит и как Илья Арсеньевич, и как Илья Арсентьевич. Открываем страницу 156 «Книги Памяти Московской области», изданной в 2001 году. Ниже поясним, почему Московской. В ней указано: «Бормотов Илья Арсентьевич, красноармеец, 1911 года рождения, деревня Большое Захарово Арсеньевского района Тульской области. Призван Подольским ГОВК (городским объединенным военным комиссариатом. – Прим. ред.). Погиб в бою в марте 1943 года».

Скорее всего, Бормотов перед войной уехал на работу в столицу. А вот вам загадка вторая. В следующем документе, размещенном на сайте pamyat-naroda.ru, приводится другой населенный пункт, в котором родился Илья Арсентьевич (он же Арсеньевич) Бормотов, – деревня Захаровка. Или Большое Захарово и Захаровка – это одно и то же?

Что же это за документ? В свое время, между прочим, секретный! С печатью военного комиссариата Краснопресненского района города Москвы. Райвоенком полковник Петров и начальник I части РВК подполковник административной службы Марченко 4 марта 1949 (!) года обратились к начальнику отдела по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава Советской армии. Речь шла о розыске Бормотова И. А.

«Прошу проверить по учету потерь рядового Бормотова Илью Арсентьевича, 1911 года рождения, уроженца Тульской области Арсентьевского района (именно так, с ошибкой в названии района. – Прим. ред.), д. Захаровка, – сказано в этом послевоенном документе. – Призван в Советскую армию Подольским РВК Московской области. На наш запрос Подольский РВК призыв не подтвердил». Как же так? Откуда же человека взяли на службу в РККА? Это – загадка третья… А дальше еще интереснее: «У заявительницы на руках есть письмо, но конверта не сохранилось (Почему не сохранился конверт? Потеряли? Сгорел? Обычно такие вещи люди трепетно берегли – что в городах, что в глубинке. Это загадка четвертая. – Прим. ред.). Пишет товарищ, красноармеец Куриленко Николай Михайлович, полевая почта 19682 – «И», что ваш муж Бормотов Илья Арсентьевич погиб, не дожил до того дня победы, а именно дату не указал. Заявительница – жена Бормотова Мария Герасимовна, проживает: 3-й Декабрьский, д. 7, кв. 2 (адрес московский, тульский или какой-либо еще? Это загадка пятая. – Прим. ред.). За отсутствием данных о призыве розыск не велся. Извещение необходимо для расторжения брака. О результатах проверки прошу сообщить». Выходит, женщина собиралась разводиться и, быть может, выйти замуж второй раз, поэтому-то и обратилась за официальным подтверждением того, что муж погиб или пропал. Или была еще какая-то житейская надобность. Жизнь есть жизнь… Но, видимо, по линии военкомата шло какое-то расследование того, что случилось с Бормотовым? Был же наверняка хоть какой-то ответ!

Итак, нам известны имя и полевая почта сослуживца Бормотова, и если кто-то из исследователей возьмется за эту историю, то в будущем мы, возможно, сможем узнать новые подробности. А пока на сайте pamyat-naroda.ru указано следующее: рядовой Илья Бормотов, воинская часть – 53-й запасной артиллерийский полк, причина выбытия – погиб, дата выбытия – 1945 год. Но это, как сейчас говорят, не точно?

 _MG_3845.JPG

На фото: реконструкция событий фронтовой поры – считается, что Илья Бормотов служил в артиллерии

«Выловить и обезвредить фашистского гада»

Есть такой устойчивый миф: немецкая авиация – едва завершились бои у стен оружейной столицы – в небе над Тульской областью якобы больше не появлялась. Но это не так. Гитлеровцы производили разведывательные полеты, фотографировали города и села, бомбили и обстреливали их. И такое продолжалось аж до 1944 года! Подтверждением тому служат как советские документы, так и германские.

Вот перед нами результаты ведения 9 мая 1942 года воздушной разведки 2-й ночной разведывательной эскадрильей с 22:10 по 23:15. Немцы докладывают: на шоссейной дороге Сухиничи – Тула: движение отдельных транспортных средств в обоих направлениях, преимущественно в направлении Тулы, всего 15–20 машин. В окрестностях южнее Щекина (24 км южнее Тулы): оживленное движение одиночного транспорта с востока на запад. Вереница сигнальных огней примерно 30 машин. Вроде мелочи? Но насколько и они любопытны!

23:30 – 23:45 На шоссейной дороге Горбачево – Мценск: движение около 10 машин в направлении Мценска, 5 машин в направлении Горбачева.

23:30 На шоссейной дороге Горбачево – Новосиль: 10 единиц одиночного транспорта в южном направлении.

23:35 На шоссейной дороге Липицы – Зыбино (24 км в направлении восток–юго-восток от Черни) – Чернь: движение около 10 машин в направлении Черни.

23:15 Тула: на улицах опознано не более чем 15 машин.

23:20 Щекино: оживленное движение автотранспорта вокруг Щекина и движение 30 машин преимущественно в западном направлении.

23:15 – 23:30 На участке железной дороги Горбачево – Тула: местами различимое движение, один движущийся поезд в направлении Горбачева.

В районе Щекина и главным образом юго-западнее выявлены многочисленные костры, всего около 100. В районе северо-восточнее Черни: около 20 костров (сбрасывание листовок). В рай­оне северо-восточнее Мценска: 20 костров (сбрасывание листовок).

А что говорится в наших документах? Вот перед нами докладная записка секретаря Кимовского райкома ВКП(б) А. Дрогайцева на имя секретаря Тульского областного комитета партии В. Жаворонкова, выявленная нами в Государственном архиве Тульской области. За последнее время заметно активизировала свои действия фашистская авиация над территорией Кимовского и прилегающих к нему районов, говорится в записке. «Полеты производят главным образом самолеты-разведчики, которые разбрасывают листовки, газеты, а иногда и бомбы, – информировал Дрогайцев. – Так, 19 июля 1942 года на территории района было сброшено большое количество грязной фашистской газетенки, издающейся в Смоленске под названием «Колокол». 22 июля 1942 г. на территории Кудашевского сельсовета было сброшено около 500 листовок. В большинстве случаев население само приносит их в РК ВКП(б) или РО НКВД, но мы сами немедленно выезжаем на место и принимаем меры к изъятию этих грязных листовок фашистской пропаганды. Наряду с этим мы установили, что фашистские мерзавцы сбрасывают листовки не только с самолетов, но и в определенных местах через своих шпионов раскладывают их по два, по три экземпляра. Так, в районе совхоза «Пронь» и деревни Соколовка Румянцевского сельсовета наши коммунисты и советские патриоты находят одну-две листовки. Это привело нас к такому выводу, что здесь работает фашистский лазутчик-шпион, завербованный немецкими мерзавцами. Мы дали указание РО НКВД принять все меры к тому, чтобы выловить и обезвредить фашистского гада».

ЩЕКИНО.jpg

На фото: город Щекино в 1942 году с высоты птичьего полета – снимок сделан с борта немецкого самолета

   Впрочем, и советские летчики, и зенитчики принимали все меры для того, чтобы самолеты врага как можно реже появлялись в тульском небе. Из недавно переведенных немецких документов нам стало известно, что 21 мая 1942 года около 16:00 приблизительно в 300 м южнее школы в Зубково (деревня в Белевском районе) совершил посадку самолет Ju-87 с поврежденным радиатором. Второй самолет с командиром эскадрильи вынужден был совершить аварийную посадку севернее высоты 222,7 (находится к северу от д. Верхние Дольцы Белевского района) за позицией ДЗОТов Красной армии. А дальше начинается настоящая военная драма. «Под прикрытием огня других 6 самолетов Ju-87, артиллерии и тяжелых пехотных орудий командир эскадрильи и его радист смогли пробиться до южного фланга позиций ДЗОТов. Радисту удалось добраться до низины ручья Титовский (в Белевском районе. – Прим. ред.), где он был встречен одной из штурмовых групп 3-й роты 258-го полка. Командир эскадрильи, вероятно, тяжело раненный, примерно в 19:00 был обнаружен одной из штурмовых групп под командованием обер-фельдфебеля Маркштайна. У него было проникающее ранение в голову, и он был уже мертв».

 

Погибшие окруженцы

В эти дни мы вспоминаем и тех, кто погиб на оккупированной территории – в частности, в деревне Витцинские Выселки, что в Плавском районе. 22 июля 1944 года оперуполномоченный Плавского районного отделения УНКГБ Тульской области, а также бригадир колхоза «Красный Май» Старо-Лесковского сельсовета Анна ­Сергеевна Грушина и колхозники Федосья Яковлевна Гуляева и Фекла Самсоновна Воролена (вероятно, правильно должно быть Воронина) составили акт о злодеяниях нацистов в 1941-м. По словам указанных граждан, в д. Витцинские Выселки «немецкими солдатами под руководством офицеров примерно в последних числах октября 1941 года были задержаны трое шедших красноармейцев». Тогда окруженцев хватало чуть не во всех деревнях – кто-то прорывался к своим, кто-то скрывался в домах или хозпостройках. Одни избавлялись от оружия, другие шли с винтовками, автоматами, пулеметами… Военнопленных, конечно же, при задержании обыскали. У одного из красноармейцев при себе обнаружили револьвер. И после этого всех троих расстреляли в этом же населенном пункте – даже известно, где именно происходила расправа: между домами Ф. Я. Гуляевой и Марии ­Сергеевны Кузнецовой.

«Расстрелянные были зарыты в канаве этого села по указанию немецких властей», – сказано в документе, предоставленном пресс-службой ре­гио­наль­ного Управления ФСБ России. После изгнания фашистов произошло следующее. Жители деревни откопали тела убитых советских военнопленных и похоронили их на церковноприходском кладбище в селе Старые Лески Плавского района. Лежат они там по сей день или были перенесены после войны куда-либо еще (например, в Плавск, в более крупную братскую могилу) – неизвестно. В документе 1944 года сказано, что фамилии, имена, отчества, места рождения и жительства убитых воинов жителям Витцинских Выселок неизвестны. Однако, когда хоронили тела красноармейцев, то при них селяне обнаружили документы! Их изъял ­Сергей Егорович Грушин и сдал в Плавский райвоенкомат примерно в апреле 1942-го. Так что, возможно, нам еще удастся узнать фамилии всех троих убитых или хотя бы кого-то из них. А потом следует выяснить, увековечены ли они на мемориальных плитах и в «Книгах Памяти».

ed6457a8e3d5ce21338e988b91bb92f2.jpg

На фото: советские военнопленные в Тульской области

Тайна подвала в Желябово

12 января 1942 года в Плавске оперуполномоченный Управления НКВД по Тульской области пообщался с Алексеем Ивановичем Фрачниковым (фамилия изменена), 1900 года рождения, уроженцем и жителем д. Желябово Покрово-Озерского сельсовета Плавского района, беспартийным, малограмотным. Сотрудник госбезопасности сообщил этому мужчине о том, что следствие располагает следующими данными: Фрачников в период оккупации района съездил в село Селезнево при станции Горбачевка (Горбачево) за солдатами вермахта, которые в деревне Желябово взяли в плен 35 красноармейцев (из них 14 расстреляли в Желябово).

«Поездку в село Селезневку (Селезнево) при станции Горбачево я отрицаю, – отреагировал Фрачников, – но 35 красноармейцев я предательски немецким властям выдал, из числа которых немцы в моем присутствии 14 человек расстреляли, а остальных увели, куда – неизвестно. Это было так. В первых числах декабря 1941 года примерно в 17 часов я расквартировал красноармейцев, пришедших к нам в деревню из окружения, человек 35–36 по домам, а часов в 20 к нам в деревню приехали на машине немецкие солдаты».

– Есть ли в деревне красноармейцы? – задали оккупанты вопрос Фрачникову.

– Да, – ответил он.

Фрачников повел гитлеровцев по всем домам показывать, где разместились советские бойцы. Всего таким образом коллаборационист выдал врагу 35 человек. Многих наших солдат фашисты выгоняли на улицу разутыми и раздетыми – и это в декабре! Часть военнопленных (14 человек) немцы в лощине у дома Фионовой расстреляли – при этом 8 человек убили, можно сказать, на глазах Фрачникова («остальных без меня, потому что я пошел дальше по другим домам показывать немцам красноармейцев»).

– А куда вы дели трупы расстрелянных бойцов? – спросили чекисты Фрачникова.

– Для того чтобы замазать следы своего преступления, я собрал несколько колхозников, и трупы расстрелянных (14 красноармейцев) покидал все в заброшенный погреб на окраине деревни и закидал землей.

Интересно: были ли впоследствии – во время войны или после – эксгумированы погибшие красноармейцы? Если да, то куда были перенесены останки? Удалось ли установить фамилии кого-либо из казненных? Или до сих пор убитые так и лежат в том подвале? Хотелось бы получить исчерпывающие ответы на эти вопросы из уст плавских музейщиков, краеведов и поисковиков.

 

Краснофлотец Дерунов

И конечно, в День Победы мы вспоминаем наших многочисленных земляков, удостоенных различных наград, – как вернувшихся домой, так и павших на фронтах: это и пехотинцы, и танкисты, и водители, и – моряки. Согласитесь, как же мало мы еще о них знаем! Однако архивы уже приоткрывают тайну. Так, Победу приближал и Григорий Дерунов.

 

Досье

Григорий Иванович Дерунов. Родился в 1918 году в Белевском районе. Из рабочих. Мать, Евдокия Дерунова, проживала в Ленинграде. Член ВЛКСМ с 1936 г. В рабоче-крестьянском Красном флоте с 1939-го – призван Московским горвоенкоматом, служил на Северном флоте. Штатный моторист подводной лодки К-1.

 

«За период Оте­чест­венной войны – участник 12 боевых походов, потопления немецкого транспорта и 8 активных минных постановок в водах противника, на которых подорвались вражеские корабли, – говорится в наградном листе на краснофлотца. – Отлично несет вахту у дизелей. Вместе с командиром отделения устранил поломку правого дизеля. Отлично работает в судоремонте». Григорий Дерунов был награжден орденом Оте­чест­венной войны I степени. Погиб в 1943 году (всего погибло 72 члена экипажа субмарины). «Ни один корабль или самолет противника не претендует на уничтожение К-1, – сообщается на сайтеsovboat.ru. – Вероятно, подлодка погибла на одной из плавающих мин, сорванной с любого заграждения в акватории Баренцева моря или у побережья Норвегии. В качестве «минной» версии гибели «К-1» существует предположение, что подлодка погибла на одной из семи минных банок (96 мин), выставленных тяжелым крейсером «Admiral Hipper» у побережья Новой Земли в ходе проведения операции «Царица» 26 сентября 1942 года. Также нельзя исключать возможность гибели субмарины в результате отказа техники или ошибки экипажа».

Сегодня поисковики ищут и затонувшие подлодки, и незахороненные останки красноармейцев. Работают следопыты в эти дни и в полях и перелесках Белевского района. Чтобы найти защитников и отдать им духовные и воинские почести. Победа далась нам дорогой ценой. И мы обязаны всегда это помнить.

4RRB4LftwNf0cprShpK4eESyKMY4RdlPQK5T-o-nfwrA0DTu0A2cuMLT5d0Cq71H8ZtCMXIVlJ2OusO4w_UJUdgL.jpg

На фото: там, где гремели бои, уже не одно десятилетие тульские поисковики находят останки бойцов

Подготовил Сергей МИТРОФАНОВ

Фото Сергея КИРЕЕВА и из архива автора


0 комментариев
, чтобы оставить комментарий