Рекламный баннер.

Общество

19:27, 11 января 2016

Не новогодний «подарок»

Не новогодний «подарок»
 Антонина МАРКОВА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

В Центральном районном суде Тулы продолжается слушание уголовного дела в отношении экс-мэра Тулы, бывшего директора МКП «Спецавтохозяйство» Александра Прокопука и его зама Александра Жильцова. За это время из 86 свидетелей были допрошены всего 5, среди которых Валентина Чикова.
В 2011 и 2012 годах женщина работала мастером полигона твердых бытовых отходов. В ее обязанности входило пропускать грузовики с мусором на территорию по путевым листам и талонам, отмечать время прибытия и ставить штампы в документах. Чикова – одна из тех, кто мог подтвердить или опровергнуть наличие или отсутствие наемной техники, а также уточнить, сколько же часов работали те самые бульдозеры.
Во время дачи показаний было видно, что женщина волнуется: она запиналась и на большинство вопросов отвечала, что многого не помнит. Но о некоторых деталях все-таки рассказала, правда, не без наводящих вопросов прокурора. Чикова подтвердила, что на полигоне ТБО на Новомосковском шоссе были задействованы бульдозеры не только «САХа», но и фирм «Строитком» – ей руководил Николай Кочетков – и «Лама», директором которой был сын Прокопука Дмитрий.
– О том, что они у нас работают, я узнавала, когда заполняла заявку на дизельное топливо для техники. О необходимом объеме горючего говорили сами водители, – рассказала свидетельница.
Кстати, женщина из всех наемных бульдозеристов вспомнила имя лишь одного. А дальнейшие события Валентина Александровна, по ее словам, снова забыла. Тогда прокурор Наталья Гилько предложила огласить показания женщины, полученные на этапе предварительного следствия, и уже потом задавать вопросы. Никто возражать не стал, гособвинитель начала читать…
Согласно обнародованным показаниям, заполнением путевых листов занимался ранее допрошенный мастер полигона ТБО Александр Копейкин. Но однажды, когда тот был в отпуске, составлять документы Валентине Чиковой пришлось самой.
– В феврале 2011 года Копейкина не было, я оформляла путевые листы на технику «Строиткома», – зачитала показания прокурор. – Потом он продолжал писать в путевых листах по 11 часов, хотя бульдозеры работали по 8–9 часов.
Также из предыдущего допроса стало известно, что свидетельница однажды написала реальное время работы техники, но в конечном итоге цифра была исправлена по поручению Зои Майоровой, которая в суде заявила, что ее заставляли делать приписки.
Как выяснилось, о том, что часы работы бульдозеров были исправлены, свидетельница узнала только в ходе допроса у следователя, когда ей показали документы – на них чужой рукой были исправлены цифры.
Выслушав свидетеля, судья Юлия Воеводина была готова объявить судебное заседание законченным, но не тут-то было! Слово взяла прокурор Наталья Гилько и выступила с неожиданным для большинства ходатайством: гособвинитель просила изменить подсудимым меру пресечения с ранее избранного домашнего ареста на заключение под стражу.
– Стороной обвинения на основании постановления Тульского облсуда была инициирована проверка, проведенная Управлением ФСБ, – обратилась к служителю Фемиды гособвинитель. – Есть основания полагать, что подсудимые свободно передвигаются как по Туле, так и по территории области.
Согласно этим данным Прокопук посещал Веневский, Киреевский и Ленинский районы.
Наталья Гилько передала Юлии Воеводиной два запакованных конверта с детализацией телефонных разговоров. Записи охватывают период от начала судебного процесса в сентябре до 22 декабря.
Прокурор предложила объявить перерыв в заседании, по ее словам, «для осознания»…
После этого всех журналистов попросили выйти за дверь, ведь изучение материалов ФСБ должно проходить в закрытом режиме.
Порядка четырех часов корреспонденты СМИ в коридоре ожидали, какое решение примет суд. Из помещения, где проходил процесс, лишь изредка было слышно, как Александр Прокопук пытается оправдать факт нахождения своего айфона в одном из районов области.
– Мой телефон взяла супруга. Я уточню, как такое произошло, – доносилось из-за закрытых дверей. – На мне браслет, и если бы я вышел из дома, то он бы сработал!
За все это время судья четырежды объявляла перерыв, подсудимые вместе со своими защитниками выходили в коридор, обсуждали сложившуюся ситуацию. И по реакции адвокатов было понятно – они не в курсе, чем занимались их подзащитные в свободное от процессов время.
Но, как выяснилось, Александр Жильцов все же смог обосновать свое отсутствие дома. Что касается Александра Про­копука, то судья признала материалы, представленные гособвинителем, достаточными, чтобы изменить меру пресечения в виде домашнего ареста на заключение под стражу до 23 февраля 2016 года.
Стоит отметить, что еще до того, как Воеводина закончила читать судебное решение, в зал вошел конвой – приставы и полиция. Подсудимому надели наручники. При этом отставной градоначальник просил, чтобы журналисты не снимали его на видео.
Напомним: если в ходе разбирательств вина Прокопука будет доказана, то ему грозит до десяти лет лишения свободы.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему