Общество

09:00, 05 февраля 2016

О казенной еде и путевых листах

О казенной еде  и путевых листах
 Антонина МАРКОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

В Центральном районном суде Тулы продолжается судебный процесс по делу Прокопука. Позади – несколько десятков заседаний и больше двадцати опрошенных свидетелей. Но каждый раз открываются новые подробности…

Защитником меньше
Очередное слушание по уголовному делу в отношении экс-мэра Тулы, бывшего директора МКП «Спецавтохозяйство» Александра Прокопука и его заместителя Александра Жильцова снова началось с опозданием. Только через полчаса после назначенного времени на территорию суда въехал полицейские автозак, а еще спустя десять минут Прокопук в сопровождении нескольких стражей порядка показался на втором этаже здания.
Еще некоторое время ему потребовалось, чтобы обсудить с одним из своих защитников детали процесса. Только после этого все, включая прокуроров и судью, вошли в зал заседаний.
Первым делом Александр Евгеньевич заявил о еде: суд судом, а обед по расписанию – из-за плотного графика, по которому Прокопуку теперь приходится жить, находясь на скамье подсудимых, да еще к тому же под стражей, бывший мэр не может нормально кушать.
– Меня увозят в суд рано утром и привозят поздно вечером, я не могу питаться и встречаться со своим адвокатом, – возмутился подсудимый. – Прошу предусмотреть перерыв.
Судья Юлия Воеводин ответила, что теперь все свидетели вызываются с учетом обеда.
Также она поинтересовалась, решил ли что-нибудь Прокопук насчет общественного защитника Романа Бочарова, который наравне с двумя другими адвокатами должен был представлять его интересы, но после нескольких заседаний исчез.
В ответ на вопрос один из защитников Александра Евгеньевича протянул судье бумагу с заявлением.
– От ранее допущенного к процессу Романа Бочарова Александр Евгеньвич отказался, – коротко сказал он. Сам же Прокопук не проронил ни слова, лишь отвернулся к окну.

Замазка все скроет
Очередным свидетелем, вызванным на допрос, оказался машинист бульдозера Владимир Фокарев. Мужчина четыре года трудился  на технике подрядной организации ООО «Строитком», руководитель которой – Николай Кочетков – осужден за пособничество в растрате. Основным местом, где работали машины бывшего коллеги Прокопука, был тот самый полигон твердых бытовых отходов на Новомосковском шоссе.
Мужчина рассказал, что трудился пять дней в неделю по восемь часов, лишь изредка, когда ломались бульдозеры САХа, он задерживался на час-полтора, дожидаясь ночной смены. Все переработки он отмечал в собственном графике, который висел в бытовке бульдозеристов, а эти самые табели составлял мастер-технолог Александр Копейкин.
– Вы заполняли какие-то бумаги, когда работали? Например, путевые листы? – поинтересовалась прокурор Наталья Гилько.
– Нет, – ответил Фокарев. – У нас имелись только графики работы, составленные Копейкиным.
Также мужчина сказал, что на свалке работало всего три бульдозера, и даже перечислил по именам тех, кто на них трудился.
После допроса, проведенного прокурором, слово взял подсудимый Прокопук.
– Бывало ли так, что по какой-то причине техника не работала? Например, из-за поломки, болезни или плохой погоды? – спросил у свидетеля Александр Евгеньевич, встав и облокотившись на решетку «клетки».
– Бывало, что техника ломалась. Она ведь старая, – ответил свидетель.
Также он отметил, что расписывался только в заправочном листе после получения топлива на технику.
В ходе допроса прокурор выявила противоречия, в связи с чем ходатайствовала об оглашении показаний, данных свидетелем в ходе предварительного следствия.
Тогда мужчина рассказал, что видел в графике работы, которые ему показал следователь, фамилии людей, которых не знает. Кроме того, на одном из путевых листов было исправление фамилии.
– В документе с 16 по 31 января 2012 года сначала была написана фамилия Булаха, а затем ее замазали и вписали Клепикова. Аналогично сделали в бумаге за февраль. Зачем потребовалось маскировать одного под другого – не знаю, – зачитала прокурор слова Фокарева.
Кроме того, из показаний свидетеля следует, что пять человек, фигурирующих в документах, изъятых во время следствия, с апреля до конца 2012 года не работали.
– В документах указано, что бульдозеры работали практически без выходных, а у меня указано только два выходных – 4 и 21 апреля, и будто работали по 11 часов в день, а на самом деле мы трудились с 8.00 до 17.00 или до 18.00, но с обедом, – процитировала показания гособвинитель.
Кроме того, в документах за май было отмечено, что Клепиков работал и на бульдозере, и на КамАЗе, а этого быть не могло.
После нескольких заданных вопросов свидетель начал сбиваться и ссылаться на не очень хорошую память – давно это было, забылось все.
– Как обычно сработали: сами все написали, – иронично прокомментировал зачитанные показания Прокопук.

О документах не знал
Следующим вызвали Геннадия Манукяна. С 1996 года мужчина имеет собственный КамАЗ, на котором и работает независимо ни от кого. Лишь изредка находит «халтуру».
– Вы знакомы с подсудимыми? – спросила Юлия Воеводина.
– Нет, – коротко ответил мужчина.
– А кого судят, знаете? С этими людьми знакомы? – поинтересовалась судья, показывая на сидящего в «клетке» Прокопука и расположившегося на лавке Жильцова.
– Нет, их я не знаю. Слышал только о Дмитрии Прокопуке, – заявил Манукян.
На допросе мужчина рассказал, что машина – его личная и работал он, когда были заказы от каких-то предприятий. Например, в 2011–2012 году возил мусор и ветки на полигон твердых бытовых отходов. При этом, по словам Манукяна, все договоренности о работе были устными.
– Никаких документов ни с кем не составлял, все решали на словах. Бывало так, что за работу мне даже не платили, – рассказал мужчина.
О том, что его машина была вписана в путевые листы, он узнал лишь в ходе предварительного следствия, когда ему показали эти самые документы. И каким образом данные о его КамАЗе попали в путевые листы – для Манукяна загадка.
– Право управлять самосвалом имею только я, номер, документы и сам автомобиль никому не давал, – заключил мужчина.
Если вина Александра Прокопука в растрате свыше 30 миллионов рублей будет доказана, то ему грозит до десяти лет лишения свободы. Сам же подсудимый свою вину не признает. Судебный процесс продолжается.

0 комментариев
, чтобы оставить комментарий