Общество

09:15, 16 августа 2013

Обидчикам Саркисяна дали 28 лет на троих

Обидчикам Саркисяна  дали 28 лет на троих
В прошлом году богородицкий предприниматель Гегам Саркисян, защищая свою семью, убил троих грабителей и ранил четвертого. Весть об этом облетела всю страну. Беглого разбойника вскоре нашли и арестовали. А на этой неделе районный суд окончательно расставил все точки над «i».

На свободу с черным умыслом
– Хватит щелкать своими камерами! Надо обоснованно все решать, а не разводить интриги, – Ираклий Абуладзе, один из тех, кто 7 апреля 2012 года проник в дом бизнесмена, на суде заметно нервничал. Невысокий щуплый грузин время от времени хватался за прутья решетки, словно проверяя ее на прочность. Его подельники – Янок Череповский и Юрий Козлов (которого все знакомые называют Романом) – вели себя спокойно, можно сказать, расслабленно. Первый улыбался, жестами общался с многочисленной цыганской родней, пришедшей его поддержать; второй, развалившись на лавке, меланхолично смотрел прямо перед собой.
История, приведшая всех троих на скамью подсудимых, началась больше года назад. Абуладзе и Череповский познакомились в исправительной колонии, где отбывали наказание. Сроки у них были разные – Ираклий освобождался первым, но связи с приятелем прерывать не собирался. Мужчины договорились действовать сообща, когда окажутся по разные стороны колючей проволоки. План был прост: Янок, имеющий «полезные» связи, будет поставлять информацию о людях, которых можно ограбить, а Абуладзе со товарищи – непосредственно воровать. Добычу предлагалось делить между всеми участниками сделки.
В середине весны Абуладзе вышел за территорию исправительного учреждения и отправился домой в Подмосковье. Пока семья радовалась возвращению отца в семью, заключенный Череповский тоже не скучал: по мобильному телефону он дозвонился до своего дальнего родственника Козлова, проживающего в Богородицке, и сделал заманчивое предложение. От мужчины требовалось найти жертву побогаче, выяснить, когда она бывает дома, где хранит деньги, и предоставить кое-какие вещи типа скотча, которым можно связать людей. За непыльную работу Козлову сулили пятую часть добычи.
Козлов, многодетный отец, ранее не замеченный ни в чем криминальном, согласился стать наводчиком. Недолго думая, он указал на семью Саркисянов, у которых не раз занимал деньги. Армяне кредитовали еще нескольких богородчан, принимая в залог золото, кроме того, держали небольшой магазин.

«Женщин и детей надо кончать»
Абуладзе, захватив троих крепких приятелей – Кевлишвили, Сербина и Рождественского, приехал в Тульскую область. Козлов встретил четверку, передал вещи, проводил до дома Саркисянов и, посчитав свой долг исполненным, удалился.
…Дом предприниматель никогда не запирал, поэтому проникнуть в жилище грабителям не составило никакого труда. Гегама они не боялись – ни на одном из бандитов не было маски, да и о перчатках позаботились только двое, зато захватили с собой травматический пистолет.
Голос судьи временами дрожал, когда она читала показания членов пострадавшей семьи. В тот вечер в доме находились Саркисян, его жена, невестка и четверо детей. Преступники избивали руками, ногами и прикладом пистолета всех, до кого могли дотянуться, приставляли ствол к голове Гегама и его маленьких внуков, грозя убить их, если не получат деньги. Бизнесмен отдал все, но грабителям было мало. Они продолжали наносить удары под непрекращающийся плач напуганных детей.
В какой-то момент у одного из бандитов сдали нервы и он сказал по-грузински подельнику: «Все, надо кончать женщин и детей». Услышав это, Саркисян сумел вырваться, добежал до кухни, схватил первый попавшийся нож и бросился на преступников. Разъяренный мужчина, несмотря на травмы, вступил в схватку с грабителями и вышел победителем, если в такой ситуации вообще можно говорить о победе.
Итог известен: Сербин, Рождественский и Кевлишвили скончались на месте. Абуладзе, получив удары в область шеи и в бок, сумел бежать, но через несколько дней был пойман. Саркисян же попал в больницу, а его семья отходит от пережитого шока и по сей день.

Признаны виновными
Саркисян уголовного преследования избежал: его действия были признаны самообороной, а на процессе он выступал в качестве свидетеля.
Показаниям Абуладзе, который уверял, что приехал с друзьями к бизнесмену, чтобы «просто поговорить», а тот вдруг напал на них с ножом, суд не поверил. Недавно освободившемуся грузину предстоит выплатить 200 тысяч рублей штрафа и провести следующие 11 лет в колонии особого режима. Позарившийся на деньги соседа Козлов отправится в места не столь отдаленные на 8 лет и заплатит 100-тысячный штраф. А Череповскому к неотсиженному сроку добавили 100 тысяч рублей штрафа и еще 9 лет, таким образом, в общей сложности он проведет в заключении 24 года.
После оглашения приговора Абуладзе кричал, что приговор слишком жесток, родственники Череповского требовали наказать и Саркисяна. «Телефонист» Янок продолжал улыбаться. Наводчик Козлов обреченно смотрел в пол. Приставы окружили «клетку» и потребовали посторонних покинуть зал заседаний.
 
Ирина МИХЕЕВА
ФОТОрепортаж
Геннадия ПОЛЯКОВА