Общество

09:00, 27 марта 2015

Он Крым прошел вдоль и поперек

Он Крым прошел  вдоль и поперек
 Нелли ЧУКАНОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

В дни, когда Россия отмечала годовщину присоединения Крыма, глава Тулы Юрий Цкипури вручил юбилейную медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и памятные подарки фронтовику Петру Клокатову. Среди презентов – сувениры, привезенные Юрием Ивановичем из Керчи, что особенно растрогало ветерана.


– Я Крым вдоль и поперек прошел, – сказал Петр Филиппович. – Было мне девятнадцать – совсем молоденький сержантик. Помню бои за Керчь. Погода стояла – днем дождь, ночью мороз. Мокрые шинели промерзали насквозь…
Война для туляка Клокатова началась в 1943-м. 250 курсантов 1-го Московского пулеметного училища, где он учился, отправили воевать под Жиздру Калужской области. Петра назначили командиром отделения, в подчинении у него оказались двенадцать таких же мальчишек. Там наш земляк получил первое ранение. К занятому его отделением окопу подполз связной и сообщил о готовящемся наступлении. И в то же мгновение пуля немецкого снайпера попала ему в горло. Кровь хлынула фонтаном. Молоденькие солдатики сумели оттащить связного в сторону, но помощь тому была уже не нужна. Началось наступление. У Петра, как у командира отделения, был автомат, у остальных – винтовки, и об этом, конечно, знал снайпер. Поэтому он взял сержанта на прицел и гонял по полю, как зайца. Упал парень в траву, да не сообразил, что надо отползти в сторону, поднялся – и получил разрывную пулю в ногу. Входное отверстие малюсенькое, а с другой стороны – кровавое месиво диаметром в двадцать сантиметров… Попытался остановить кровь – не вышло, решил ползти к своим, да от шока не помнил, куда. А тут еще и бомбежка началась. К счастью, появился санитар, который помог добраться до окопов и сделал перевязку. Повезли бойца в госпиталь. А госпиталя нет – в ту самую бомбежку немцы его и разнесли. Только ночью смогли доставить страдальца к врачам. Прооперировали и отправили восстанавливать силы в глубокий тыл, аж на озеро Байкал. А потом – снова в действующую армию. На этот раз Клокатову довелось повоевать за Керчь, Феодосию, Алушту и Ялту.
– Под Севастополем снова чуть не погиб, – вспоминает фронтовик. – Наступление назначили на 4.15 утра. Накануне принесли по 100 граммов водки и хороший обед. Я не пил, свое спиртное всегда отдавал пулеметчику. Сидим в окопе, разговариваем. Напротив – немецкий «Тигр». Заметили мы, что он перестал палить. Послали разведчика, тот доложил, что немцы куда-то подевались. Мы давай их догонять. Добежали до бухты Камышовая, а там у фрицев уже траншеи готовы, колючка натянута. И мы перед ними – как на ладони, все двенадцать человек! Некуда деваться. Думаю, надо спускаться вниз, в камыши, а фашисты уже ежи открывают, готовятся сцапать нас тепленькими. Так бы и пропали зря, но тут начали стрелять «катюши», и нам удалось спастись. Хорошо, что в камыши не полезли, оказалось, там тоже немцев полно пряталось.
Второе ранение Петра поджидало в Карпатах.
– Мы получили приказ взять высоту, занятую фашистами, – рассказывает ветеран. – На подходе услышали, как они на горе окапываются. Ночь. Луна. Цепочкой тихонько поднялись наверх, швырнули в окоп гранаты, заняли точку. Расставил я солдат и пошел осмотреться. Возвращаюсь, ребята докладывают, что поблизости немецкий снайпер. Спрятался я за дерево, а тут налетела наша авиация и давай гору утюжить! Не знали летчики, что мы высоту уже взяли. Стихло. Только выглянул из-за дерева, как что-то чиркнуло по руке. Смотрю – кровь, сознание потерял. Очнулся в яме, надо мной вывороченные корни дерева. Пытаюсь вылезти и не могу. К счастью, ребята заметили, что живой. Надо уходить, а рука повисла на куске кожи и болтается как плеть. Заправил я ее за ремень и побежал. Спустились с горы и, пока пыль не осела, пересекли открытую местность, свалились в глубокий овраг. Сели у ручья, касками воду пьем. Слышим наверху – «пух-пух», это немцы раненых добивают. Как стемнело, двинули к своим, дорогу указал разведчик. Тут только боль пришла. Бегал-то я сгоряча, на чистом адреналине.
…Осмотрели медики рану – кость разбита, мясо в клочья, опять Петр на разрывную пулю нарвался. Очень боялся, что руку отрежут, но удалось уговорить, чтоб оставили. Отправили лечиться под Полтаву, там он еще пять операций перенес.
В марте 1945-го парня комиссовали и направили военруком в школу. А искалеченную руку ему удалось восстановить, да так, что потом одной правой выжимал 76 килограммов! И всю оставшуюся жизнь учил детей, преподавая физкультуру. И супругой его стала учительница физкультуры. С Галиной Петровной они живут душа в душу 65 лет, вырастили двоих детей, троих внуков. А недавно Петр Филиппович отметил девяностолетие. Поздравляя ветерана, Юрий Цкипури пожелал ему здоровья, семейного счастья и чтобы эта юбилейная награда была далеко не последней.
– Живите долго. Пока вы есть, мы чувствуем себя защищенными, – сказал Юрий Иванович.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему