Рекламный баннер.

Общество

14:30, 28 июля 2017

Оружие в борьбе с наркоманией

 Екатерина ГАРБУЗОВА

Во время визита в Тулу основоположница российской наркологии, по учебникам которой учились все практикующие ныне врачи, заместитель директора по науке Московского НПЦ наркологии, доктор медицинских наук, профессор Евгения Анатольевна Кошкина встретилась  с корреспондентом «Тульских известий».

В фойе гостиницы «Армения» женщина, которая знает о наркотиках все и даже больше, с грустью повторяла азбучную истину: бывших наркоманов не бывает, как и бывших гипертоников. Наркомания, как и гипертония, – хроническое заболевание, рецидив может произойти через любое количество времени.
– Один из телеканалов транслирует встречи американского сообщества анонимных наркоманов, посмотрите ради интереса, – посоветовала профессор Кошкина. – Беря слово, человек там говорит: я наркоман, я не колюсь только 18 лет. Он прекрасно сознает, что даже на девятнадцатый год в одночасье может сорваться…

В ногу с мировыми трендами
Процессы в нашей стране идут в русле мировых тенденций: опиоиды сейчас употребляют несколько меньше, а препараты марихуаны все чаще. Но на повестке дня сегодня синтетические психоактивные средства – дизайнерские наркотики, действующее вещество которых частенько не входит в перечень запрещенных. Либо речь идет о нанограммах, которые вообще трудно уловить и как-то юридически оценить распространение. Дизайнерские наркотики везут из Китая и Европы, но их производство уже налаживают и внутри нашей страны.
По словам Евгении Анатольевны, эти вещества на порядок дешевле традиционных наркотиков, а потому способны накрыть человеческую популяцию в целом.
Последние годы официальная наркомания имеет тенденцию к снижению – и в России, и в ЦФО, и в Тульском регионе. В 2016 году на 1 июня в области было зарегистрировано 2075 наркоманов, в этом – 1981.
Но человечество, по мнению профессора Кошкиной, как раз сегодня может сделать неправильный выбор: взять за образец Амстердам, где марихуана легализована. Туда приезжают толпы молодежи со всего света, жаждущие попробовать запрещенное, не вступая в конфликт с законом. Причина? Жить становится все труднее, и люди ищут способ расслабиться. А отдаленные последствия предпочитают не просчитывать.

Хорошо, что обследуют. Плохо, что не тех…
Сегодня в РФ около 500 тысяч официально зарегистрированных наркоманов, но реально их в 5–6 раз больше. Младшая возрастная группа численно растет: сказывается тотальное тестирование в школах. В регионах положительными оказываются 1–2 процента проб, что, однако, по мнению Евгении Кошкиной, не результат, а его отсутствие. Это хорошо, что у нас массово обследуют на употребление наркотических веществ, плохо, что обследуют совершенно не тот контингент.
Малые цифры выявления в школах связаны с тем, что употребляющие психоактивные вещества (ПАВ) подростки согласия на проведение теста попросту не дают или прибегают к несложным, но эффективным хитростям: сдать анализ можно и соседа по парте попросить. Чтобы такого не случалось, в школьных туалетах начинают устанавливать камеры, что делает всю процедуру унизительной. Чем тратить на неэффективное тестирование большие деньги, лучше всего приучить делать ту же процедуру в семьях. У нас в аптеках свободно продаются тесты на беременность, точно так же, покупая тесты на наркотики, родители смогут держать ситуацию под контролем.
По мнению Кошкиной, тестированию следует подвергать тех, чьи профессии связаны с риском, причем начиная с момента выбора такой профессии и до ухода из нее, – без предупреждения, без графика, в любой момент. Водители, летчики, энергетики должны привыкнуть к этому, как к мытью рук. Если бы перед спуском в шахту тестировали шахтеров, не взорвался бы метан в Кемерове (в забое рабочие стали варить амфетамин).

Метадон – на черный рынок
Евгения Анатольевна Кошкина – ярый противник заместительной терапии метадоном, которую применяют во многих странах. Именно с ее убежденной подачи российские наркологи не поддерживают эту методу по той простой причине, что пациент, получающий вместо героина раствор метадона, просто меняет один наркотик на другой, и только.
В Европе, Америке и даже в Белоруссии и на Украине наркоман может стать на учет и получать в клинике напиток с метадоном. Делается это для профилактики шприцевого заражения ВИЧ, и чтобы в жажде дозы наркоманы не грабили и не убивали. Но все это не медицинская помощь, а лишь социальная поддержка. Это даже не выбор между большим и маленьким злом – зло тут отнюдь не малое. Человек не возвращается в социум, он лишь ждет, когда наконец кончится эта жизнь.
В России метадон вращается на черном рынке в ряду других наркотических средств, что лишний раз подтверждает, где ему самое место.
Евгения Кошкина, на памяти которой множество судеб-трагедий, убеждена: кого в семье поддерживают, тот наркоманом не станет. Главная беда в том, что современные родители не жалеют для своего ребенка ничего, кроме собственного времени. А если у человека слабые социальные связи, он будет искать им замену. И, на беду свою, найдет.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему