Рекламный баннер.

Общество

09:00, 29 ноября 2013

От волочильного производства до иконописи

От волочильного производства  до иконописи
«Тульские известия» продолжают рассказывать об истории становления и развития системы исполнения наказаний в регионе. Речь пойдет об исправительной колонии № 1, которая раньше называлась 41-й зоной. Расположена она на месте бывшей шахты № 41. В советские годы трудовая колония славилась на весь Союз мощью своих производственных цехов, и сегодня ИК уверенно занимает лидирующую позицию среди учреждений областного Управления ФСИН.

Внутри эта колония вовсе и не напоминает исправительное учреждение. Здания и решетки покрашены в яркие цвета, кругом красочные плакаты, у жилых корпусов кованые фонарики на кирпичных постаментах, а летом на клумбе у КПП живет местная любимица – черепашка.
Поддерживать территорию и здания в порядке руководству колонии помогает отнюдь не государство. Почти все делается за счет прибыли от собственного производства. А цехов здесь немало. Сегодня основными видами деятельности учреждения являются пошив продукции различного назначения, изготовление стройматериалов, техобслуживание и ремонт автомобилей, производство и ремонт обуви, а также выпечка хлеба и кондитерских изделий.
– В советские годы колония, можно сказать, базировалась на волочильном производстве, – рассказывает начальник учреждения Дмитрий Жданов. – Сюда привозили сырье, а заключенные изготавливали сетку-рабицу, колючую проволоку, арматурную сетку, строительные гвозди и многое другое.
Действительно, в конце пятидесятых в тогда еще Донской исправительно-трудовой колонии открылся деревообрабатывающий цех, в начале семидесятых создалось волочильное производство, которое перерабатывало до 800 тонн сырья в сутки. Качество товаров неоднократно подтверждала Государственная аттестационная комиссия. Но и сейчас руководство учреждения с гордостью заявляет: «Лучше наших стеновых блоков и обрезной доски в Тульской области точно не найти!»
– Конечно, большую часть производства нам пришлось свернуть в 90-е, когда страна перешла на рыночную экономику, появилось много маленьких фирмочек с серыми схемами, – продолжает Дмитрий Жданов. – Мы оказались неконкурентоспособны в таких условиях. Почти все оборудование для волочения пришлось списать. Но несколько лет назад в этих цехах организовали пилопроизводство. Нам поставляют сырье, а мы изготавливаем обрезную доску для строительства, которая уходит в Москву. Причем наша продукция самая дешевая и качественная в регионе. Потому что у нас сохранился отдел технического контроля и работают по ГОСТам, чего нет сейчас в коммерческих конторах.  
Особая гордость руководства колонии – цех по производству строительных теплоэффективных блоков, которые в народе называют «теплостен». Это бетонные блоки, похожие на большие серые кирпичи. Изготавливают их по самым современным технологиям: для соединения трех частей блока используют базальтовые стержни, которые заменяют привычную арматуру. Они гораздо прочней и долговечней стальных стяжек.
– В бетономешалке из песка, керамзита, цемента и добавок формируется смесь, – объясняет начальник смены. – Потом она разливается по формам: сначала несущая часть, потом кладется слой пенопласта, затем все скрепляется базальтовыми штырями и заливается фактурная часть.  За смену выходит 10 кубометров, это где-то 400 кирпичей.
Работают здесь в две, а в сезон и в три смены. Заказов хоть отбавляй. Почти все социальное жилье в области строится именно из этих блоков, в Донском, к примеру, целый район возвели из них.
– Установку мы запустили в 2010 году, и сейчас это основное направление производства, – уточняет начальник колонии. – Только в этом году чистая прибыль от него составляет около 4 миллионов рублей, а работа все еще кипит.  Эти деньги мы сможем потратить на ремонты жилых отрядов, приобретение нового оборудования, техники. Зимой как раз заказов не будет – займемся ремонтом и техобслуживанием производственного оборудования.
Труд заключенных – это возможность получить доход не только для учреждения, но и для них самих, к тому же это обязательное условие для успешного рассмотрения судом прошения об условно-досрочном освобождении (УДО).
– Сейчас у нас порядка 70 процентов осужденных трудоустроены. Только поступая в карантинное отделение, почти все изъявляют желание работать, – замечает Дмитрий Жданов. – А 10 лет назад их невозможно было заставить пойти в цех. Я связываю это с тем, что у нас колония для впервые осужденных, а потому молодежь понимает, что, если они будут трудиться, у них больше шансов на УДО.
Кроме того, многих идти работать вынуждают обстоятельства: 40 процентов, отбывающих наказание в этой колонии, имеют исполнительные листы по искам от государства или потерпевших. Чтобы погасить их, что также является обязательным условием для досрочного освобождения, люди идут работать. Кто-то в надежде на скорейшее освобождение отдает всю зарплату в уплату штрафов. А она может быть не такой уж маленькой.
– Минималку мы платим всем, а вообще все зависит от самого человека, – добавляет начальник учреждения. – Если он пришел халтурить, то и получит немного. А вообще, на швейном производстве передовики зарабатывают 13–14 тысяч, на стеновых блоках – до 16 тысяч рублей.  
Прямо напротив цеха, где делают стеновые блоки, находится православный трудовой реабилитационный центр. Вход в здание необычный: посреди деревянного заборчика резные ворота, украшенные фразой из Биб­лии: «По вере вашей воздастся вам». Нас встречает осужденный в черной робе. Он коротко пострижен, лицо окаймляет благообразная бородка. Это Константин – староста местной православной общины и работник мастерской, в которой пишут и вышивают бисером иконы, вырезают и украшают оклады к ним, а недавно получили заказ на изготовление алтаря для храма. Даже запах в этих комнатах особый: свежей древесины, краски и ладана. С икон, висящих на стенах, смотрят ангелы, Богоматерь с младенцем, лики святых.
Сегодня община в колонии № 1 насчитывает всего 46 человек. Немного на полторы тысячи осужденных. Но, по словам батюшки, который почти ежедневно приезжает сюда из Донского, это люди, которые действительно пришли к вере. Они исповедуются, причащаются, ходят на утренние и вечерние молитвы. Почти все православные из числа заключенных посещают службы по большим церковным праздникам. Кстати, в колонию приезжают и уже освободившиеся граждане, что немало удивляло поначалу сотрудников учреждения. Причем из тех членов общины, кто уже отбыл срок наказания – а таких сейчас 10 человек, – лишь один снова встал на «кривую дорожку».  
Да и в целом в учреждении создана атмосфера, в которой соблюдения режима и правил не приходится добиваться от заключенных из-под палки. Хорошие условия проживания и труда, строгое, но адекватное отношение руководства создают мотивацию для осужденных становиться на путь исправления, а значит, именно за такими колониями будущее.
– По инициативе членов общины в этом году на территории колонии был заложен храм, – рассказывает Дмитрий Жданов. – Сейчас уже возводят стены. Конечно, храм существует и сейчас, но не в отдельном здании.
Место для строительства церкви выбирали очень тщательно. Из-за того что колония находится на месте бывшей шахты (под ее территорией – выработки, а потому грунт подвижный), чтобы возвести какое-либо здание, нужно тщательно все просчитать. Потому фундамент спортивного зала для сотрудников учреждения, который недавно открылся неподалеку, мог бы при строительстве на устойчивом грунте выдержать трехэтажный жилой дом. Кстати, возведено здание все из того же стенового блока, что позволило существенно сэкономить на стройматериалах. Зато на спортивное оборудование потратили почти миллион рублей. Сотрудники колонии и члены их семей могут заниматься здесь совершенно бесплатно.
Яна КАЛЮЖНАЯ
Геннадий ПОЛЯКОВ
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему