Общество

19:05, 20 апреля 2015

Патронаж ручного управления

Патронаж ручного управления
 Екатерина ГАРБУЗОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Прямая линия с министром здравоохранения Ольгой Аванесян отличалась крайним конструктивизмом. Мало того что сама руководитель ведомства стремилась решить вопрос сразу после того, как он прозвучал.


Звонившие тоже были предельно конкретны: кто-то требовал у главы регионального мин­здрава лекарства, не входящие в перечень льготных, а кто-то предлагал собственную кандидатуру на пост главного врача.
– Ольга Александровна, где мне получить шприц-ручки? – спрашивает Вера Николаевна из Богородицка. – Главврач говорит, что только детям дают. А я хуже, чем дитя: слепая, обычным шприцем инсулин набрать не могу.
– Но самим препаратом вас обеспечивают?
– Это конечно…
– Ваши близкие могут помочь вам с уколами?
– Одна живу. Соседка ходит, по дому хлопочет, да она почти такая же, как я – битый небитого везет.
– Оставьте свой телефон, я распоряжусь обеспечить вас шприц-ручками в индивидуальном порядке.
В коротеньком промежутке между звонками министр вздыхает о временах, когда люди жаловались на отсутствие инсулина. Тогда проблем с его введением как-то вообще не возникало…
– Меня зовут Валентина Константиновна, я из поселка Центральный Тепло-Огаревского района. Зачем нашу больницу закрывают? Где мы лечиться будем?
– Никто вашу больницу закрывать не собирается. Откуда такая информация?
– Поговаривают…
– Я вам заявляю с полной ответственностью: это только слухи.
Звонков, отражающих обеспокоенность населения судьбой своего лечебного учреждения, было, пожалуй, больше всего. Наиболее активно вели себя жители Суворовского рай­она. Зоя Петровна жаловалась на текучку медперсонала и особенно – главных врачей. А также на почти полное отсутствие медикаментов:
– Ложишься в стационар – лекарств нет, посуды для анализов нет, стеклышки для микроскопа и те требуют принести.
– Вы меня озадачили, Зоя Петровна… – сказала министр. – Мне странно, что вам говорят, будто в больнице нет медикаментов. У учреждения есть специальная статья расходов. Мы проверяли его неоднократно, вроде бы все нормально. Давайте так: мы приедем комиссией на ближайший общественный совет, который действует при ЦРБ. Приходите, будем разбираться по затронутым вопросам прямо при вас.
На тот же общественный совет Ольга Аванесян пригласила еще одного жителя Суворова – Валерия Георгиевича. Он счел, что в районной больнице нет главного врача, временно исполняющий его обязанности человек для этой должности, по мнению позвонившего, не подходит и предложил своего кандидата. Министр обещала на общественном совете данную кандидатуру рассмотреть.
Были жалобы на неэтичное поведение медицинских работников, которые глава регионального минздрава фиксировала с особым тщанием.
– У меня анонимное послание к вам, Ольга Александровна. Посодействуйте, чтобы врач Суворовской ЦРБ такая-то вела себя по-человечески. Я такого грубого, даже хамского обращения ни от кого больше не видела. Пришла к моей 87-летней маме и начала с порога предъявлять претензии: у вас грязно, у вас плохо пахнет. У меня и правда муж весь дом прокурил, но что я могу с ним сделать? Аппарата для измерения давления у доктора не оказалось, слушалки для легких тоже. Пришла, отчитала и ушла. Я ее теперь даже боюсь еще раз вызывать. Разве врач так себя должен вести?
– Совершенно с вами согласна: так себя вести никто не должен. Вы можете перезакрепиться к другому участковому терапевту. Обратитесь с этим вопросом к главному врачу.
– Я у него была. А он говорит, вы должны проветривать как следует дом перед приходом доктора. Как я буду проветривать, когда мама с температурой лежит?
– Давайте остановимся вот на чем. Фамилию терапевта, которая вас обидела, я записала. Свяжусь с руководителем ЦРБ, и будьте уверены: доктор отныне будет с вами очень ласкова.
Сетовала на действия медиков и Алла Семеновна из Венева:
– Мой муж лежит после инсульта, в пролежнях весь. Терапевт приходит, а с пролежнями не делает ничего. Противопролежневый матрас в Фонде социального страхования не дают, нету, говорят, ждите. Сколько он ждать может, когда каждая минута – сплошная мука? Медсестру вызываю уколы делать, и той за каждый укол плачу…
– Почему вы за уколы платите? Медсестра обязана делать их бесплатно. И хирург должен приходить по поводу пролежней, обрабатывать, делать перевязки.
– Нет, никто не ходит, только врач участковый, и все. А остальное за деньги… С чего платить только? Пенсии у нас, сами знаете…
– Алла Семеновна, я сейчас же звоню главному врачу районной больницы и решаю все ваши вопросы. Мы свяжемся и с Фондом социального страхования – попросим, чтобы противопролежневый матрас вам выдали в короткий срок. Извините за такую работу здравоохранения в вашем районе.
Аванесян тут же связалась с руководителем Веневской ЦРБ, потребовала взять ситуацию под личный контроль. Из разговора стало понятно, что хирург навестит лежачего больного уже сегодня, а участковую медсестру на месяц лишат надбавки за патронаж, дабы отбить охоту брать за уколы деньги.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий