Рекламный баннер.

Общество

09:06, 23 августа 2013

Первый писатель нашего края

Первый писатель нашего края
Летом 1653 года иеромонах Арсений сдал царю отчет о путешествии на греческие острова, в Египет, Иерусалим и Константинополь. Это сочинение под названием «Проскинитарий» («Поклонник») вошло в историю православия и мировой культуры, а его автор стал, по определению известного историка и краеведа Вячеслава Ботя, первым писателем Тульской земли.
В феврале 1651 года Арсений в третий раз отправился в путешествие на Восток. Раньше, в 1637–1640 годах, он в составе русского посольства уже побывал в грузинской Кахетии, затем посетил Молдавию, Валахию, Украину. Тогда ему было поручено собрать сведения об отношениях польского короля с казаками. Арсений встречался с Богданом Хмельницким и вел с ним предварительные переговоры – возможно, именно в результате этих встреч у гетмана зародилась мысль о присоединении Украины к России. После поездок Арсений сдавал Посольскому приказу обширные отчеты с описанием обычаев, нравов и верований местного населения, климата и растительности, животного мира, даже крепостных укреплений. На сей раз ему предстояло проехать через Греческий архипелаг и Средиземное море, побывать на островах Хиосе и Родосе, посетить Египет, Александрию, Иерусалим и Константинополь…
Головокружительную карьеру сделал этот уроженец деревни Спицыно Соловского (позже Крапивенского) уезда – в наше время это Щекинский район. Антон Путилович, сын обедневшего дворянина Путилы Елизарьевича Суханова, который спасался от нищеты по домам родственников и знакомых, ушел в монахи. Приняв имя Арсений, он, как полагают исследователи, получил образование в одной из школ западнорусских братств и был широко образованным человеком – выучил греческий, латинский и польский языки, владел грамматикой, риторикой и диалектикой. Незаурядные познания выделяли Арсения среди малограмотной массы церковно­служителей. В дальнейшем он стал архидьяконом и личным секретарем патриарха Филарета, строителем (распорядителем) Московского Богоявленского монастыря, келарем Троице-Сергиевой лавры, заведовал Московским печатным двором, выполнял деликатные дипломатические поручения царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича и патриархов Филарета, Иосифа, Никона.
В 1649 году иерусалимский патриарх Паисий прибыл в Москву для сбора пожертвований на украшение Гроба Господня. Участвуя в отправлении богослужений, он обратил внимание на некоторые расхождения с обрядами Восточной православной церкви, о чем не преминул довести до сведения царя Алексея Михайловича и патриарха Иосифа. В результате решено было отправить на Восток сведущего посланника с заданием изучить и описать церковные обычаи. И неудивительно, что выбор пал на Арсения.
Представленный Арсением по возвращении «Проскинитарий», отмечает Боть, «вошел в литературу путешествий, которая возникла на Руси как жанр на заре русской письменности и вначале была почти единственной формой описания паломнических «Хождений», затем появились путевые записки послов, так называемые «статейные списки». Путешествие дало Суханову богатый материал для отчета. В Александрии с патриархом Иоанникием он обсуждал многие вопросы «касательно воззрений и обычаев церковных». Живя некоторое время в Иерусалиме, горячо спорил с патриархом Паисием. При этом Арсений тщательно изучал и учитывал в своих действиях общественно-политическую обстановку, как сказали бы мы сейчас. Так, в Константинополе он к Цареградскому патриарху не явился, потому что «тогда в Цареградском патриаршестве было смятение». Впрочем, «нельзя одобрить Арсениева ненавистного описания греков, произведшего великий соблазн в Российской церкви, – писал в 1891 году его биограф. – Если бы он был разборчивее и благоразумнее, то при сих описаниях не вменил бы грубости и злоупотребления некоторых всей вообще Восточной церкви или, по крайней мере, извинил бы греков несчастными обстоятельствами под варварским их порабощением магометанам».
В 1654–1655 годах Арсений совершил еще одну поездку на Восток: патриарх Никон отправил его в «Афонские и другие Восточные монастыри… для отыскания и покупки греческих и древлеписанных славянских книг». Суханов привез их «числом до 500» – они составили основу Патриаршей библиотеки в Москве. По другим данным, книг было около 700 (498 греческих, приобретенных «за богатую милостыню»; остальные, славянские, прислали греческие архиереи). Среди них были произведения Гомера, Софокла, Эсхила, Плутарха, Фукидида, Аристотеля, книги богослужебного, медицинского, исторического характера. Кроме того, Арсений заказал по просьбе Никона и доставил на родину модель большого храма Воскресения Христова, послужившую образцом для сооружения большой Воскресенской церкви в Ново-Иерусалимском монастыре под Москвой.
По возвращении Арсений был назначен келарем Троице-Сергиевой лавры. Эту важную должность в древнейшем русском монастыре он исполнял пять лет, а затем возглавил Московский печатный двор и активно участвовал в книгоиздательской работе.
«Тем обстоятельством, что в сочинениях Суханова находятся данные по вопросу… о том, сохранили ли греки благочестие или нет, объясняется причина, почему сочинения Арсения в свое время и позднее пользовались особым вниманием сперва со стороны противников церковных преобразований Никона, а впоследствии и со стороны старообрядцев», – отмечают исследователи. Сухановские «Проскинитарий» и «Прения с греками о вере», «ярко изображавшие глубокий упадок той самой греческой церкви, на пример которой опирался патриарх Никон, послужили надежною опорою сторонникам «старой веры». Правда, Никон не допустил их распространения в народе в первоначальном виде, и сочинения Суханова подверглись значительному сокращению». И все-таки «Прения» и «Проскинитарий» расходились в огромном количестве – первые исключительно между раскольниками, а «Проскинитарий», кроме того, и среди православных.
В XIX веке сочинения Арсения Суханова издавались нашим земляком Сахаровым (1849) и Ивановским (1870, 1889), но особенно много сделал для издания сочинений писателя Белокуров (1891, 1894), который составил и его биографию. Нашему современнику, далекому от церковных проблем прошлых столетий, читать произведения Арсения довольно сложно, но знать первого писателя тульского края нужно – хотя бы для того, чтобы представлять, с чего началась русская литература.
 Валерий НИКОЛАЕВ.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему