Общество

14:44, 25 апреля 2018

По следам мемуаров

По следам мемуаров
  Сергей МИТРОФАНОВ

Кто бы мог подумать, что на огороде в одной из деревень Алексинского района могут лежать останки множества солдат вермахта? Невероятно, но это так. Командир поискового отряда «Штурм» Михаил Булдаков вместе с единомышленниками выявил в мемуарах германского военачальника Фридриха Хоссбаха «Пехота вермахта на Восточном фронте. 31-я пехотная дивизия в боях от Бреста до Москвы. 1941–1942» информацию о том, что в Тульской области есть приусадебный участок, на котором в войну располагалось крупное немецкое кладбище. Искатели прибыли на место, включили металлодетектор и вскоре подняли из земли вражескую каску, а потом и ее хозяина.

– Как выяснилось, попытки обнаружить это захоронение предпринимались следопытами и ранее, – утверждает Булдаков. – Причем под Алексин разные группы выезжали на протяжении двадцати лет – и все безрезультатно! Когда же мы поняли, что нашли именно то, о чем говорится в мемуарах Хоссбаха, то тут же пригласили в наш регион представителя «Народного союза Германии» в городе Курске Олега Чистика. Он принял участие в эксгумации останков. И тех солдат, что поднимем сегодня, увезет на сборное немецкое кладбище в Курскую область.
Мы прорывались в деревню на «ниве» по грунтовке, совсем раскисшей после схода снега. Автомобиль увяз – газует, но ни с места. Олег Чистик сумел вытолкать нашу машину из грязи. И пока «штурмовцы» ходили по огороду со щупами, дал небольшое интервью. Признался: в начавшемся году работы у него выше головы. Недавно с коллегами выезжал в одну из деревень Касторенского района Курской области, где боевые действия шли с лета 1942-го по январь 1943-го. Там требовалось эксгумировать немецкое кладбище на 200 человек, которое искали несколько раз в течение пяти лет.
– Глубина залегания – приблизительно 1 метр 20 сантиметров, – рассказал журналистам Олег Николаевич. – Но если солдата хоронили зимой, земля была промерзшей, то и могила неглубока.
А потом Чистик и сам взял в руки щуп и углубил его на метр в почву. Глухой удар – значит, что-то есть.
Искатели выкапывают одного солдата, второго, третьего… В земле каски, пуговицы, остатки одежды, фрагменты газет, керамики, четки с крестиком и даже тыквенное семечко, лежавшее в кармане одного из гитлеровцев.
– Интересно, если такое семечко сейчас посадить – прорастет? – размышляли поисковики.
По словам Олега Чистика, в Тульской области у него дел немного: основные боевые действия здесь шли недолго, потери немцев сравнительно небольшие. А вот, например, в Орле только в 2017-м
в ходе эксгумационных работ в парке Победы откопали 1600 с лишним человек.
– Мы выявили в том парке новое место, где лежат еще не меньше 300 человек, – продолжает собеседник. – Имеются в Орле и другие участки, где в оккупацию находились немецкие кладбища, но большинство из них, конечно, после войны было застроено. На одном кладбище возвели жилой дом, уложили асфальтовые дорожки, а на другом стоит НИИ. Теперь заниматься поисковой деятельностью там проблематично, нужны большие финансовые затраты. А «Народный союз Германии» – небогатая организация, она существует лишь за счет пожертвований тех людей, которые ищут своих родственников. Поэтому уделяем внимание другим территориям. В Тульской области кладбища небольшие, разрозненные. В районе Алексина, например, их насчитывается десятка полтора – от 5 до 15–20 человек. Как их ищем? Опрашиваем местных жителей, но, к сожалению, коренного населения почти не осталось, на смену ему приехали дачники. Ненамного полезнее и снимки местности 1940-х годов. Ведь ландшафт за прошедшие десятилетия изменился.
…По словам историков, в первом квартале 1942-го в Тульской области перезахоронили (то есть перенесли в другое место) тела 6255 фашистов. Однако те, кого нашли в этот раз в Алексинском районе, в их число, очевидно, не вошли. Как бы то ни было, теперь останки погибших отправят под Курск, где и захоронят.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему