Общество

09:00, 25 марта 2016

Поликлиника от старика Хоттабыча

Поликлиника  от старика Хоттабыча
 Екатерина ГАРБУЗОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Если хорошо поискать, в таком старом здании – 1768 года постройки – наверняка отыщется кувшин со стариком Хоттабычем внутри. Выпустишь его на свободу, и благодарный джинн на раз решит главную твою проблему: сделает разваливающуюся на глазах поликлинику новенькой, современной, удобной для врачей и пациентов. Но главный врач областного туберкулезного диспансера № 1 Вячеслав Карнаухов не с этого начал…

Рыться в подвалах и на чердаках в поисках волшебного  сосуда он не стал. А когда древний особняк на улице Мосина, 25, в результате высочайшего в этом году уровня грунтовых вод, что называется, поплыл, Карнаухов собрал оборудование, мебель и перевез поликлинику практически в новые стены – на 200 лет моложе прежних.

Выбор из одного
Только ленивый не бросал камни в сторону регионального минздрава по поводу перевода амбулаторно-поликлинического отделения областного туберкулезного диспансера из центра Тулы в поселок Петелино. У человека, не знакомого с местной географией, создалось впечатление, что оный поселок где-то в районе экватора. А до него ехать 20 минут, если без пробок.
Кто бы спорил: на Мосина добираться сподручней, да вот оставаться там было уже нельзя.
Хирургическое отделение диспансера, куда в начале февраля перевезли поликлинику, строилось, между прочим, именно для оказания амбулаторной помощи, со всеми вытекающими санитарными нормами и представлениями об удобстве 50-летней давности. Посему лишних телодвижений обустройство на новом месте не требовало, и об этом трудно промолчать. Переезд – это же почти пожар, и коллектив, можно сказать, совершил подвиг. В пятницу перевезли имущество, а в понедельник уже заработал врачебный прием как городских, так и областных пациентов, то есть по факту медицинская помощь больным не была прервана ни на один день.
Автопарк диспансера насчитывает 30 машин, но только пять из них могут перевозить грузы. Пришлось обратиться за помощью к транспортным предприятиям, и они не отказали. Электронные микроскопы и прочее сложное оборудование персонал носил на руках, запеленав в одеяла. А кушетки, столы обычным порядком перекидывали нанятые грузчики.
– Это был именно переезд, а никакая не эвакуация, я настаиваю, – говорит Карнаухов. – Ситуация со зданием на улице Мосина сложилась не за один день, решение о переезде было принято в результате длительного мониторинга несущих конструкций.
Региональные СМИ сообщили, что основной причиной выезда поликлиники из исторического и архитектурного памятника стало обрушение потолочных перекрытый в феврале. На самом деле никакого обрушения в феврале не было, что, однако, совсем не извиняет ситуацию.
Обрушения деревянных потолочных перекрытий случались в здании неоднократно с середины 70-х годов прошлого века. Примерно треть всех перекрытий уже заменены на металлические или бетонные. После последнего обрушения в конце апреля прошлого года была проведена экспертиза, чтоб выяснить, переживет ли здание тотальную замену всех отживших свое деревянных конструкций или нет. Специалисты пришли к выводу: фундамент выдержит даже бомбежку, а вот как поведут себя стены – большой вопрос, нужен целый комплекс наблюдений. По всему зданию были установлены «маячки», заведен мониторинговый журнал, куда несколько месяцев заносили соответствующие отметки.
Небывало теплая зима спутала все карты. Снег на крыше неоднократно превращался в озера, грунтовые воды стояли высоко, как в половодье. В первых числах февраля «маячки» начали лопаться – особняк собрался дрейфовать. Кувшин с Хоттабычем в таких условиях могли достать разве что водолазы. Так что выбор пал на переезд.

Работы –
от забора
до заката
Виктор К. из Щекина год назад был прооперирован в хирургическом отделении тубдиспансера, куда теперь приехал уже на поликлинический прием.
– После операции я несколько раз на Мосина ездил, туда, понятное дело, добираться удобней. В Петелино дольше, но разница не критична. Да и тут вроде как родные стены, я же здесь несколько месяцев после операции пролежал. Сейчас, правда, куда ни ткнешься – всюду ремонт. Но как без него-то? И если «по-чесноку», что там хорошего было, на Мосина? Такую старую развалюху, как этот дом, ни одним ремонтом не поправишь…
Виктору 27 лет, разнорабочий из так называемых неорганизованных групп населения. Проф­осмо­тры не проходил, как затяжной бронхит превратился в кавернозный туберкулез, не заметил.
Вообще же профосмотры, диспансеризация последних лет существенно повлияли на выявляемость туберкулезной инфекции. Если в 2014 году показатель заболеваемости туберкулезом был 52 на 10 тысяч населения, то в прошлом – 58 на те же 10 тысяч. А потому все службы диспансера – и поликлиническая, и хирургическая – должны работать в нормальных условиях.
– Но куда же, – спрашиваем главного врача, – делась хирургия диспансера, если здание отделения так решительно заняла поликлиника?
– Все койки мы убрали из хирургического корпуса на пустовавшие площади урологического отделения, – говорит Вячеслав Карнаухов. – Заболеваемость внелегочными формами туберкулеза значительно снизилась, и такого количества урологических коек просто не нужно. Оперблок и реанимация пока еще находятся в здании бывшего хирургического корпуса, поликлинике они совершенно не мешают, поскольку там аж четыре отдельных входа. В дальнейшем мы переведем операционные и реанимацию в помещение школы. В поликлинике будут размещены еще два рентгеновских аппарата, сейчас кабинеты под них готовятся. И тогда ее площадь займет 1200 квадратных метров, а в старом здании было 1300 «квадратов». Думаю, что к лету выйдем на свои обычные 500–600 посещений в смену.
Школа при туберкулезной больнице, где Карнаухов планирует разместить оперблок, поражает габаритами и пустынностью. Только в одной из классных комнат мы встречаем стайку ребят, гоняющих танчики по монитору компьютера. Детского туберкулеза, слава богу, теперь тоже немного, часть коек детского отделения даже пришлось перепрофилировать во взрослые, так что большущая школа, прямо скажем, не нужна. В соседних регионах школы при детских отделениях противотуберкулезных учреждений уже давно работают в игровых комнатах этих отделений. Теперь так будет и здесь.
Переезд поликлиники в хирургический корпус повлечет за собой еще несколько переездов, и работы руководству диспансера хватит. Хорошо, что вопрос с целевой денежной субсидией на уровне регионального министерства здравоохранения решен, сумма уточняется, но, по предварительным подсчетам, это потянет как минимум на 10 миллионов рублей.

Будем охранять
Вчера, во Всемирный день борьбы с туберкулезом, вопрос о судьбе здания на улице Мосина, 25, вновь поднимался. Если убрать эмоции, получится, что судьбе историко-архитектурного памятника пока мало кто позавидует. Эксплуатировать его нельзя, но и сбыть с рук не получится. Мин­здраву придется содержать культурный памятник. Но, если быть точным, это будем делать мы с вами, налогоплательщики…
– Будем охранять, – говорит Карнаухов. – Здание столько лет служило нам верой и правдой, поэтому мы его не бросим. Тем более что оно и так, в силу исторической ценности, охраняется государством.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему