Рекламный баннер.

Общество

21:52, 14 января 2014

Пороховая биография

Пороховая биография
Гостям украинского Краснограда, что в сотне километров от Харькова, обязательно показывают старинную крепость, где начинался город, – остатки мощного вала и рва, а также бастионов, на одном из которых установлен памятный знак. Это Белевская крепость, названная так по имени 71-го Белевского полка, составлявшего ее гарнизон.

Полк сформировали 250 лет назад, в 1763 году, из однодворцев – эта категория государственных крестьян предназначалась для участия в охране южных рубежей России и обязана была служить в течение 15 лет. Первым командиром стал бригадир князь Дмитрий Семенович Львов. Новому формированию в составе Ландмилицкого украинского корпуса отвели для дислокации центральную из 16 крепостей 285-километровой оборонительной линии от Днепра к Северскому Донцу, разделяющей земли Запорожской сечи и гетманской Украины. Управление линией было сосредоточено в Белевской крепости. В 1784 году крепость и слобода при ней были переименованы в Константиноград, в 1797-м они получили статус города, а в 1920-х годах – и новое имя: Красноград.
Первые годы существования полка были отмечены обычной рутиной пограничной службы: разъезды, дозоры, караул на крепостных стенах, порой – отражение набегов крымских татар, стычки с разбойничавшими казаками или ляхами. В 1790-х годах формирование перебросили в крымскую Евпаторию, а в начале 1800-х – на Кавказ. Находясь в составе различных соединений, полк построил укрепление Редут-Кале, взял несколько немирных сел, героически защищал башни Чхери и Мухури – в историю кавказских войн вошли имена подпоручика Шеншина и капрала Яковлева, командиров команд, державших эти оборонительные сооружения.
На Кавказе у Белевского полка появился «брат». В 1819 году рескриптом Александра I предписано было вывести в Россию кадры полков, названных по именам ее городов. Приказом главнокомандующего отдельного Грузинского корпуса генерала Ермолова часть личного состава Белевского полка перевели в прибывший на Кавказ Мингрельский пехотный полк, а остальные – один штаб-, четыре обер- и двенадцать унтер­офицеров, а также 96 рядовых – должны были отбыть на родину. «По укомплектованию обоих полков, после молебна, они торжественно обменялись знаменами, причем знамена бывшего Белевского были переданы в кадр, возвращавшийся в Россию, а новому Мингрельскому  даны знамена, принесенные на Кавказ старым Мингрельским», – отмечал на I Белевских чтениях в 2000 году военный историк А. Вершинин.
По возвращении Белевский полк влился в состав 12-й, а затем 18-й пехотной дивизии, с которой прошел и русско-турецкие, и Первую мировую войны. В 1854 году на Кавказском театре военных действий он участвовал в сражении при Кюрюк-Даре, где 57-тысячному Анатолийскому корпусу с 78 орудиями противостоял 18-тысячный отряд князя Бебутова, имеющий 74 пушки. Бой продолжался с четырех часов утра до полудня. Турки потеряли убитыми и ранеными 8 тысяч человек, еще более 2 тысяч с 26 знаменами и 15 орудиями были взяты в плен. Потери русского войска составили около 3 тысяч человек. Разбитый неприятель отступил к Карсу.
На Кавказе Белевский полк оставался до 1856 года, за боевую службу ему были пожалованы знаки на головные уборы с надписью «За отличие».
Новая встреча с турецкими войсками ждала его на Балканах, в войне 1877–1878 годов. Он доблестно сражался на Буджакском полуострове, сдерживал превосходящие силы противника в Добрудже, брал город Меджидие, освобождал болгарские Добрич (Толбухин), Варну и село Гебедже в двух десятках километров от нее – там белевцы и  квартировали после войны. По названию полка Гебедже было переименовано в Белослав. За подвиги в битвах с турками имя формирования занесено на мраморные плиты стен Георгиевского зала в Московском Кремле, отмечал на страницах «Белевской правды» в 1998 году краевед Н. Гожев.
В 1863 году полк отметил свое 100-летие. В ознаменование «круглой» даты его батальоны получили юбилейные знамена: крест белый, углы черно-белые, под орлом цифры «1763 – 1863». Были вручены полку и Александровские ленты. Одно из знамен стало впоследствии полковым.
И радости побед, и горечи неудач формирование с избытком хлебнуло на Первой мировой. В самом ее начале полк в составе 14-го корпуса прикрывал развертывание русских войск на 150-километровом фронте Люблин – Ковель, участвовал в Люблинской операции, завершившейся поражением 1-й австро-венгерской армии, а затем в Варшавско-Ивангородской операции, где отличился в сражении под Кельцами. Выполняя приказ о «глубоком вторжении в Германию», Белевский полк в составе 9-й армии сражался на левом берегу Вислы, сдерживал противника на Северо-Западном и Северном фронте, мерз в сырых окопах на Двине. В нем значительно прибавилось героев, среди которых был, например, наш земляк полный георгиевский кавалер Корней Иванович Алексеев (родился в 1886 году в селе Першино Алексинского уезда Тульской губернии).
После Февральской революции формирование вошло в число корниловских частей смерти, «своими резолюциями постановивших принять на себя ответственный, тяжкий, но почетный долг умереть за родину, не зная сомнений и колебаний в борьбе с жестоким врагом», как отмечалось в приказе Верховного Главнокомандующего от 15 июля 1917 года. Но все сильнее становились антивоенные настроения, нарастала революционная неразбериха в стране и армии. Объединенное заседание ротных, командных и полкового комитетов 1 декабря избрало командиром полка кадрового офицера, георгиевского кавалера Дмитрия Александровича Карпинского (1887 – 1923), служившего в 71-м Белевском с 1910 года. Он оказался последним командиром этого полка, расформированного в марте 1918-го вместе с другими частями старой русской армии. В дальнейшем Карпинский стал военспецом в рядах Красной Армии, воевал против Юденича и умер от тифа.
Так закончилась 155-летняя история 71-го Белевского пехотного полка – одного из тех, на которых держались слава и могущество государства Российского.
Валерий РУДЕНКО    
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему